WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 56 |

Терапевт:Во-первых, отношения с клиенткой постепенно очеловечиваются. Она сразу не такотвечает на вопросы, задумывается. Затем легче реагирует на мое желаниепривести ее к какой-то фактурности, к каким-то конкретным ответам. Даже в еепредставлении, сколько у нее будет внуков. В-третьих, я в каждой ситуациизаставляю клиентку идентифицироваться с разными частями самой себя, с разнымиродственниками. Динамика заключается в том, что легче включается тело, легчевозникают ассоциации, появляется большая вдумчивость. Но главное, чтопроисходит в динамике, — я становлюсь для нее достаточно интересным и не совсемразгаданным человеком, на которого возникает свой перенос.

Вопрос участника группы: Что это за перенос

Терапевт: Кто ятакой для нее — непонимаю. Но качество этого переноса заключается в том, что с него не так легкосорваться. Потому что ее обычный перенос состоит в том, что человек ее слегказаинтересовывает и скоро перестает интересовать. Ее не устраиваютвсе — ни папа, нимама. Нет ни одной ситуации, которая бы ее устраивала. Она может общатьсятолько с сестрой, и то говорит, что сестра ее тоже не устраивает. Наличие вданном случае некоего переноса — знак того, что в реальности имеется некая фигура, которая можетбыть ей интересна, существует возможность ее длительной концентрации накаком-то объекте и испытывание каких-то чувств к нему, не важно каких. Ястановлюсь на это короткое время достаточно заряженной фигурой, и она простопринимает мое существование, в то время как все остальное для нее призрачно.Клиентка в этом переносе получает возможность вольно обращаться сомной — ставить меняна пьедестал и свергать с него. Тем самым легче принимать те ситуации, когда еетоже кто-то отвергает или боготворит. Я не беру на себя всех ее проблем, необещаю ей чудес, но и не ухожу от предъявляемых состояний.

Вопрос участника группы: Каким образом вы делаете это

Терапевт: Онавсе время говорит о том, что у нее все всерьез, все по большому счету, всеглубоко, все очень важно. На самом деле у нее все может быть заменено на чтоугодно. От меня требуется принять ее всерьез, несмотря на то, что клиенткапросит принять ее, как живое существо со своей болью.

Вопрос участника группы: Каковы были ваши чувства при работе с Оксаной

Терапевт: Онавсе время произносит какие-то слова, какие-то абстракции... Очень трудно ее начем-нибудь конкретном остановить. Она пугает. В ней чувствуется напряжение,возможность в любой момент соскочить куда-то. Фактически, это напряжение,которое бывает у человека с очень глубокими нарушениями. Она пугает, но я небоялся. От меня требовались два качества — очень бережно и твердо держатьее в руках, бережно следовать рядом. Я не воспринимал всерьез ни один из ееобразов, ни одно из ее четких пожеланий. И каждый раз вступал в оппозицию,снимая ее четкий посыл. Тем самым я расширял ее запрос и конкретизировал его.Каждому ее запросу давал возможную детализацию. Всякий раз, когда клиентканагнетала напряжение, я улыбался, сидел в удобной позе и старался снять еенапряжение. Она каждый раз напрягалась и пускала заряд, как тетива лука. А якаждый раз расслаблялся и старался расслабить и ее. Она как бы завязывалаузелок, а я его развязывал. Такая гибкость направлена на то, чтобы невовлекаться в напряжение.

Мое состояние с ней менялось. Ко временипроведения последних трансов я чувствовал, что ей все более комфортно, и мнетоже. Я знал про нее уже больше, мне легче давались образы, которые были награни ее напряжения и разных мягких, плавных, чисто физических переживанийкомфорта и благополучия. Мне было с ней все легче и легче. Я чувствовал, что унас возникает зона общего комфорта.

Технические приемы

интегративной гипнотерапии

В плетении транса-ковра есть своитехнические приемы, которые могут быть не заметны при чтениитекста.

На этапе предваряющего транс диалога, вкотором развинчиваются привычные шаблоны поведения, я начинаю с того, что задаювопросы, на которые клиент будет отвечать положительно. Такие вопросы создают“да-пространство”, дают возможность принять предлагаемое терапевтомдвижение.

В диалоге я принимаю любые реакцииклиента, но не считаю их достаточными и исчерпывающими. Поэтому мои вопросычасто носят уточняющий характер и предполагают очень конкретные, точные ответы:атомарные картинки, звуки и телесные ощущения. Таким образом я перевожуразговор на язык деталей, где чувства, переживания и рефлексия сосуществуюточень близко друг к другу. Конкретная деталь в терапии — как клубок, из которого торчитниточка памяти, ниточка непосредственного переживания, ниточка образа, ниточкавербализации. И тогда эта техника может рассматриваться как возвращение кнепосредственности. Человек выводится в пространство, где его жизнь оказываетсясостоящей из множества петелек, отдельных фрагментов, каждый из которых имеетсвой смысл, свою ценность и не является лучше или хуже остальных. На этом фонеотдельные переживания, которые осознаются как очень плохие или очень хорошие,теряют свою избыточную ценность и эмоциональную нагруженность.

Техничным является и сосредоточение вдиалоге не на содержании разговора, а на том, как мы говорим. Перевод вниманияот “что” к “как” —это техника перехода от фигуры к фону происходящего, снимающая фиксацию напроблеме как таковой. Клиенту становится интересно. У него возникает доверие ктому, что мы сейчас делаем, даже если происходящее ему совсем непонятно. Каждыйотдельный вопрос нарушает логику ожиданий, но в целом ситуация такова, что уклиента сохраняется ощущение комфорта при возрастании степени неопределенности.В состоянии невротичности, тревоги люди очень тяжело переносятнеопределенность. Поэтому очень важно, что создающееся вопросами пространствосовмещает в себе и неопределенность, и удобство. Такое пространство позволяетчеловеку оставить готовые ответы и начать искать новые решения внутрисебя.

Я показываю, что думаю над каждым своимвопросом, у меня нет готовых вопросов и ответов. Правильных ответов и вопросоввообще не может быть. Показываю, что смысл содержится не только в сказанном,проявленном, но и в том, что еще готовится быть, что обдумывается. Тем самым ипаузы, и молчание становятся значимыми, насыщается смыслом пространство нашегобытия.

Мои вопросы сопровождаются особымневербальным поведением. У меня в единицу времени бывает больше невербальныхреакций, чем принято. При этом они имеют менее четкие социальные знаки, я неделаю светских, ожидаемых жестов, а веду себя довольно спонтанно. Таким образомзадается боґльшая спонтанность в диалоге.

Важной техникой является отзеркаливаниеклиента. В процессе работы я на секунду принимаю различные фрагменты его позы,принимаю и сбрасываю, не задерживаясь надолго. Я нахожусь в зеркальномвзаимодействии с клиентом, считывая сотни его микроповеденческих деталейсвоим телом, часто без всякой рефлексии. Я не знаю, какие из них в дальнейшеммне понадобятся, и накапливаю отзеркаленные фрагменты, закладываю их надлительное хранение, не приписывая им какого-либо знака. Я называю такоеотзеркаливание техникой переменного тока, когда я как бы намагничиваюсьсхваченными и удержанными телесными и зрительными образами. В какой-то моментвремени каждый из них может стать главным, породив притягивающие и важные дляпонимания клиента ассоциации, которые суммируются в образах наведения. Сидящийпередо мной человек неожиданно становится кристаллом, в гранях которого я могуувидеть какие-то значимые картинки его прошлой жизни.

В наведении транса тоже существуют своитехнические приемы. Измененное состояние сознания достигается средствами,которые невозможно услышать в тексте, — это манера произношения иинтонирования фраз. Я интонирую не там, где человек ожидает: я делаю разрывы всловах, произношу их частично, “съедаю” окончания. Концы фраз я произношу сэффектом падающей капли, когда интонация падает вниз и затем следует пауза. Темсамым я разрываю речевые шаблоны. Помимо этого в наведении существуют чисторитмические правила, повторами интонаций я как бы убаюкиваючеловека.

В наведении нарушается и частотаупотребления слов, когда в одной части транса я использую многосуществительных, в другой — прилагательных, а в третьей — глаголов. Такие сгущения создаютлингвистическую центрифугу, многократно энергетизируют передаваемыйобраз.

Часто я использую такую технику: какое-товремя говорю о звуках, а потом перехожу к цветам или от цветов — к оттенкам, потом резко меняюмодальность описания. Таким образом, помимо смыслового содержания, в наведениивсегда существует какая-то игра с модальностями, шаблонами, которые создаются,удерживаются или разрушаются.

В выборе образов тоже есть своишаблоны — частоповторяющиеся стеклышки выстаиваемого витража. В отзеркаливании я сужаю полевозможных состояний клиента до четырех-пяти наиболее типичных и важных и создаюиндивидуальную грамматику их взаимопереходов.

Можно условно выделить следующие типичныесостояния: (1) состояние, в котором человек себя принимает и хотел бы бытьпредставленным другим; (2) состояние, которое кажется ему противоположным икоторое он скрывает от всех; (3) дополнительное состояние, нейтральное, менеерефлексированное; (4) волшебное, ресурсное состояние. Я часто подбираю длячеловека сказку, разные персонажи которой — как наиболее положительные, таки самые отрицательные — были бы репрезентациями его противоречий. Одна из моих любимыхсказок — “Золушка”. Вней есть женщина —принцесса, которая действительно имеет право на бал, ограниченное время, ноимеет. Есть мачеха —ведьма, которая хорошо знает, как надо делать, но делает все наоборот,разрывает нормальный ход ситуации. Есть сестрицы, они правильные, нормальные,может, и красивые, но не принцессы, потому что боятся рискнуть и статьЗолушкой, боятся всерьез мечтать о бале, не умеют уменьшаться и увеличиваться.Есть фея, которая способна помогать другим, способна быть святой, делатьчудеса. И сама Золушка, которая занимается черной работой, чистит в подвалечечевицу, перемазана пеплом. Девушка, которую не узнают после бала. Она являетсобой состояние депрессивности, подавленности, собственной неполноценности,которое избывает своей смиренностью.

Есть другой типаж, который я описываючерез четыре эмоциональные состояния. Одно из них — отстраненность от реальности,человек видит себя и окружающих как бы со стороны, наблюдает за своей жизнью,как за шахматной партией. В таком состоянии он включен интеллектуально, но егочувства совсем не задействованы. Второе состояние, наоборот, оченьчувственное —воспоминание, перебирание бывшего, что было совсем давно, вчера, полчаса назад.Это состояние похоже на чувственное перебирание, смакованиебусинок — образов,картинок, звуков; такое прустовское время в очень наполненном, чувственномпространстве. Человек перебирает эти четки переживаний и происходит встречаобразов и чувств, одевание этих маленьких чувств в интеллектуальные понятия. Нов этом состоянии совершенно отсутствует воля, человек детально чувствуетпрошедшее время, но бессилен оценить то, что происходит сейчас. Человекнедвижим, заторможен, неэнергетичен. Третье состояние характеризуется довольновысокой двигательной энергетикой, когда человек прыгает как мячик, у негоподвижные суставы, он принимает любые роли, выполняет любые функции. Хорошоадаптирован, социабелен, но в некотором роде бездушен. Четвертоесостояние — ощущениеспущенного мяча: все не так, то ли руки длинные, то ли ноги короткие. Вялое,капризное, подростковое состояние. Для этого типажа у меня существует схема еговремени, схема его тела, схема его отношений с окружающим, и эти схемы образуютнекую целостность, в которой они замкнуты воедино. Эти типажи — части моей личной библиотекиобразов.

Клад волшебных колец

На клиентский стул садится, положив рукина колени, Фаина.

Фаина: У меня вмарте умерла мама. Раньше я не сталкивалась со всем, что касается погребения.Оказалось, что это серьезный ритуал. Это стало для меня открытием, и я спросиласебя: “А как будут хоронить меня”. Поскольку я мусульманка, то меня будутхоронить в соответствии с мусульманскими обычаями. Меня это устраивает. Но моидети имеют русскую фамилию, и я растерялась: как будут хоронить их Меня-то небудет... (Фаина глубоко вздыхает, кладет ногу наногу, как и терапевт.) Эти размышления вызываютнапряжение у меня. Ощущение зажатости в спине, оно проявляется сильнее,напряжение нарастает. (Отводит плечи назад и касаетсяих руками.) На мужа смерть моей мамы тоже произвелавпечатление. Он не ожидал, что она так быстро умрет, думал жить с тещей долго,хотя сначала у него с ней были сложные отношения, но потом они друг другаприняли. Когда умерла мама, я поняла, что мои дети должны быть похоронены пообычаям христиан. Когда мой муж заговорил об этом, я внутренне уже приняларешение. Когда он предложил и мне похороны по христианскому обычаю, яотказалась. Моему сыну 10 лет, а дочери 15. Сын относится к этому не таксерьезно, только хочет носить цепочку и крестик. Дочь — то же самое, ее привлекаюттолько внешние атрибуты. Они не против принять крещение. Я готова с нимисогласиться и даже попробую летом это сделать. Но внутри меня нарастаетпротест.

Терапевт: Противтого, чтобы они приняли крещение

Фаина: Угу. Этовроде бы логически правильное решение, но все равно оно вызываетпротест.

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.