WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 56 |

Потом, приобретя психиатрический опыт, язанимался практической психологией. Мне стало понятно, что в готовом видепрактической психологии не существует — о человеке можно думать иразмышлять, а не получать готовые знания. Это был важный для меня опыт,состоящий в том, чтобы осознать: нельзя вначале продиагностировать, а потомвоздействовать. Процессы диагностики и воздействия являются слитыми в каждомшаге работы. Поэтому тем ранним годам я обязан очень важной составляющей всвоей работе — опытуотчаяния, когда ты не знаешь, что именно делать, но что-то сделать нужно. Вкаком-то смысле, это опыт сельского врача, когда, может быть, ты делаешь работуне очень умело, но кроме тебя ее вообще никто не сделает. Я благодарен томувремени, когда брался за совершенно бесперспективные случаи, за которые нельзябыло бы браться. Будучи потом личностно проработанными, такие случаи оченьважны. С одной стороны — ощущение хирурга, который режет тело, а не человека, с другойстороны — трепетсобственных чувств: нельзя и хочется, отчаяние и надежда, риск ипрофессионализм. Это был совершенно новый набор ощущений. Важно просто непередозировать их, а удержать в состоянии равновесия, чтобы не впадать вэмоциональный накал и не уходить в хирургическую стерильность. Для меня оченьважен этот личностный прошлый ресурс — выживание на пустыре. У меняесть ощущение, что я могу к любому случаю придумать собственный прием, метод,свой изящный способ работы. Я знаю, что не нужно бояться рискнуть или крепковзяться. Не следует все время стараться быть ласковым, оставаясь на радостной исветлой стороне взаимоотношений. Мне кажется, более важно, чтобы чувстваменялись и мерцали. Горе может смениться радостью, отчаяние — надеждой, поэтому не нужнобояться иногда совершать ошибку. Иногда бывает достаточным недолгое, ноболезненное воздействие. Если в процессе терапии ты нажимаешь на болевую точку,это не значит, что ты ее вызвал. Скорее всего, она уже существовала, просто тына нее нажал. И, может быть, нажимая эту болевую точку, ты в конце концов даешьочень положительный эффект. При этом я считаю, что нужно избегать всех болевыхточек, но не надо их бояться, потому что бывает необходимо что-то выдавить,что-то иссечь. Очень важно допускать такое временное неприятное воздействие,надо идти в теневые зоны, часто резко, потому что иногда резкий ход гораздоменее болезнен, чем постепенный.

В том профессиональном отрочестве для меняочень интересным был опыт общения с несколькими московскими психотерапевтами, ккоторым я ходил на сеансы. Это Марк Лейнгольд и Давид Черняховский, которыеработали в психиатрических диспансерах. Они не знали ни про какие школы итехники, но сами работали очень ярко, спонтанно, сильно и неожиданно. Работаликак ветеринары: успокаивали, поглаживали, лечили, перевязывали, только втерапевтическом смысле. Опыт тех лет — неописанная и неоцененная вещь,издержки нашей тогда бесписьменной профессиональной культуры. Это тоже было дляменя важным — видеть,что такой уровень работы существует. Впечатления того времени подливалиромантики в огонь будущего профессионализма.

Вторую составляющую моего опыта образует тотпериод, когда мне пришлось заниматься организацией учебных семинаров самых“отборных” западных психотерапевтов и много ездить на международныеконференции. И вот тогда, на фоне своего “фельдшерского” профессиональногоопыта, я увидел огромную россыпь достижений профессионалов-психотерапевтов.Увидел совершенно замечательные подходы семейной терапии, гипноза,психодраматические, гештальтистские, психоаналитические. Увидел профессионалов,которые выросли в совершенно разных традициях. Некоторые повторяющиеся детали иуже готовые психотерапевтические изделия. То есть, если я до этого привыкработать с инструментами, которые сам для себя делал, по случаю находил илипокупал, то теперь вдруг получил возможность увидеть первоклассную лабораторию,супермаркет, где все разложено по полочкам и указано, что для чегопредназначено.

Я много смотрел, как работают другие люди. Ито, что видел, отсекало то лишнее, что делал я сам. Чем больше я видел, темлучше понимал, что делаю сам. Мне были особенно интересны терапевты, которыеотчетливо работают в парадоксальной манере. Карл Витакер мне понравилсясочетанием простоты, “отвязности” и одновременно мудрости. Он был похож настарого ветеринара, который помогает родам лошади. Крепко держит ее и в нужныймомент тянет, а в нужный момент поглаживает. И он нисколько не заинтересовантем, кто в этот момент рождается, потому что знает: всегда рождается одно и тоже. Но он заинтересован именно в этом локальном, никому другому не заметномдействии: где погладить, где надавить, где потянуть. И Витакер выполняет весьрабочий процесс, который, с одной стороны, автоматичен, а с другой стороны,совершенно нов. Для меня это было россыпью приемов, рождающихся здесь исейчас.

Затем Фрэнк Фарелли, который тоже работает впровокативной манере. Он представляет собой сочетание карточного шулера, ковбояи оперного певца. И несмотря на такие комиксные представления, он беретчеловека и вводит его в сильную зону риска, неожиданности и провокативности,при которой человек, оставаясь в неких сильных объятиях, рамках, начинаетвибрировать и вдруг находит в себе неожиданную территорию, открываетнеожиданный взгляд на самого себя. Такое сочетание циничности, цепкости иодновременно легкости, воздушности мне показалось тоже очень любопытным, потомучто это в каком-то смысле терапия бессмысленностью, когда берется любой смысл,утрируется, карикатурируется, и тогда все прочие смыслы становятся условными,ставятся в некие кавычки. От этих потерь, от изменения этих смыслов кореннымобразом меняются как физические, так и другие идентификации человека. Этотерапия встряхиванием.

Я очень обязан своему учителю психодрамыЙорану Хёгбергу. Он показал мне, как можно очень плавно, бережно и терпеливообщаться с клиентом, извлекая из него, как из музыкального инструмента, любыечувства, давая возможность звучать любым струнам. Для меня это, пожалуй, образтакого хорошего танцора, который не столько делает красивые па, сколько оченьспокойно и плавно двигается, легко танцуя с любым партнером. При этом танец какбудто бы лишен энергетики и сексуальности, но в нем каким-то неожиданнымобразом партнеру помогают правильно ставить руки и ноги. Человек теряетнеловкость и начинает вдруг ощущать свое тело и легко двигаться. В психодраме яощущал себя как упрямящегося ребенка, которому трудно двигаться и которыйпостепенно, незаметно для себя начинает входить в этот ритм воздействия.Хёгберг показал мне эффектную и спокойную манеру работы с самыми разнымипроблемами. Я имею в виду не окончательное решение проблемы, а самопсихотерапевтическое движение, когда имеется возможность остановки в любойточке, движение с продолжением ровно до тех пор, пока этого хочется клиенту.Это пример движения от клиента и для клиента, танец для клиента и отклиента.

У Джеффри Зейга я увидел, что можно бытьхорошим профессионалом и без стеснения сочетать в себе выраженныеорганизационно-деловые качества.

Из “эриксоновских” людей мне понравилсяСтивен Гиллиген, один из первых гипнотерапевтов, которых я посмотрел. Мне онзапомнился некоторой художественностью, импрессионизмом работы и одновременнотем, что все доводится до конца. Стивен Гиллиген берется за случай, применяетодну технику, другую, третью, и при этом он не в плену у собственныхвозможностей, не в плену у собственной мастерской. В этом есть определеннаяцелостность.

Из последних встреч мне очень запомнилсяОтто Кернберг, нынешний президент Международной психоаналитической ассоциации.Мне он понравился ясностью и лаконичностью всех вы­сказываний, скрупулезностью инетрадиционностью анализа. Я наблюдал его сеанс супервизорской работы, накотором он стежок за стежком, вопрос за вопросом показывал некую изнанкутерапии, изнанку того, что человек думает, чего боится, из чего состоит. Оченьсильное зрелище. За один час, у всех на глазах, супервизия становитсяфактически клиентской работой и разворачивается такой полифонический экран, накоторый проецируются два случая сразу: и клиента, и терапевта.

Третья составляющая профессиональногомастерства — этоклиентская часть моего психотерапевтического опыта. Я посещал довольно многотренингов по семейной терапии, по групп-анализу, по гипнозу, но это было оченьразрозненное обучение. Позже я прошел две длительные сертифицированныетерапевтические программы, шестилетнее обучение психодраме ичетырехлетнее —гештальт-терапии. На фоне уже имеющегося опыта работы и большой лабораториидругих методов такое обучение дало мне толчок личностной проработки. Это былодлительное обучение в одной группе, с одними тренерами. Менялась группа,менялся и я. Все происходящее было не столько обучением, сколько личностнойработой.

Психодрама решила для меня терапевтическуюпроблему относи­тельности любого возраста. После обучения психодраме я оченьлег­ко вхожу в любойвозраст своих клиентов, легко теряю и приоб­ретаю свой собственный.Относительность возраста надо не знать, а пережить. Очень важно иметь чувствожизни в любом возрасте — ощущать себя как молодого, пожилого, юного, зрелого.

Гештальтистская техника мне кажется болееповерхностной и эклектичной, чем психодраматическая. Психодрама более цельная,в ней имеется отточенная процедура, широкий технический аппарат, при этом онабережней по своей сути.

Аналитическая работа в длительных программахдала мне ощущение принципиальной незавершенности терапевта. Я не верю, чтокакой-то терапевт может быть окончательно проработан. У меня есть ощущениезрелости, потому что я проработан в определенной мере, и это мне позволяетчерпать из своего прошлого отчаяние и надежду, бесстрашие при встрече снеизвестным. Но бесстрашие должно сочетаться с осознаванием своих границ, надознать, что переступаешь и куда возвращаться. Это все равно что иметь свой дом ибыть в нем уверенным: уходить из него и в него возвращаться. Пониманиесобственных границ очень важно для терапевта, потому что всегда существуетмасса вещей, которые совершенно не проанализированы, не отреагированы, неотрефлексированы. Но этим процессом нужно владеть, и в каждом конкретномслучае, в каждом эпизоде работы с клиентом необходимо оглядываться на самогосебя, вести поиск слепых пятен. Личностная проработка терапевта не являетсяпрерогативой психоанализа. Для меня именно психодраматическая группа сталаопытом личностной проработки, моей терапевтической колыбелью.

Иногда чувствуешь себя смотрителем древнеголеса, который, с одной стороны, хорошо экипирован, а с другой стороны, знает,что лес очень большой и таит в себе неожиданности. И в каждый моментпроисходящего возможны и радость, и опасность. Личностная проработка даетощущение покоя во время каскадерского движения вместе с клиентом.

Настоящая книга — опыт последних трех лет моейпрактики. В это время я не имел возможности заниматься психотерапией столько,сколько мне хотелось, и для меня была особенно важна психотерапевтическаяпрактика в процессе тренингов. Поэтому каждый случай я воспринимаю как вполнесерьезную психотерапевтическую работу, независимо от ее дидактических целей. Ив каждом их этих случаев я вижу терапевтический эффект. Мне кажется, что приквалифицированной работе его просто не может не быть.

Книга про трансы отчасти сама обладаеттрансовым воздействием. При ее чтении у Вас могут возникать необычныесостояния —рассеянность внимания, отвлечение на собственные мысли, переживания ивоспоминания...

1. ДОМ, В КОТОРОМ МНОГО КОМНАТ

Дом — это сокровенная мечта, дома мыодновременно защищены и свободны. В каком-то смысле, настоящий дом — это мы и есть. Дом может бытьзаґмком с лестницами и колоннами, с арками и башенками, или просто наспехсколоченной избушкой. Он меняется, превращаясь в свое отражение, благодарясолнцу, подсматривающему сквозь тучи, стремительному ливню, серебряной луне. Мыможем любоваться фасадами, столь различными в разную погоду, но главное все жевнутри. Светлые комнаты и темные закоулки, огромные залы и крохотныечуланчики — все этоможет удивить вас своим разнообразием. Но все вместе — это дом, который нужен еще и длятого, чтобы однажды выйти за порог, начав большое путешествие.

Большой дом

Клиента зовут Степан. По роду своих занятийон не имеет никакого отношения к психотерапии.

Степан: Я хочу,но не могу внутренне успокоиться. А успокоиться я не могу потому, что менябеспокоит иногда сердце, иногда другие внутренние органы. Я всегда неважно себячувствую, когда немножко понервничаю.

Терапевт: Хорошо.Вы хотите что-нибудь сказать про свои внутренние органы

Степан: Да, ямогу. У меня ишемическая болезнь сердца, мерцательная аритмия, колит и еще тамчто-то подозревают, не знаю даже что.

Терапевт: Хорошо,вы можете описать свое состояние более подробно Мне кажется, вы умеете оченьхорошо описывать, если хотите... Что с вами происходит, когда начинаетсямерцательная аритмия, что вы чувствуете Как чувствуют себя руки, ноги, какиевозникают перед глазами картинки, как вы дышите Как будто бы вы сейчасвсматриваетесь в это более подробно, чем обычно.

Степан: Ну, сразуначинает беспокоить встреча с неизвестным. То есть были такие моменты, когдапонимаешь и чувствуешь, что жизнь может уйти от тебя в любой момент. Такоеинтересное чувство. Не поддается описанию... Не хватает воздуха, ты выброшен,как рыба на лед, с открытым ртом: дышишь-дышишь, а вдохнуть не можешь. Сердцевыпрыгивает из груди.

Терапевт: А каквы обычно снимаете напряжение Вот вы приходите с работы. Что вы обычноделаете, чтобы как-то отойти от обычного ритма

Степан: Раньшеводкой.

Терапевт: Помогает

Степан: Помогало,а чего ж нет. Стресс снимало.

Терапевт: А чтосейчас мешает так делать

Степан: Сердце.Нельзя уже. Врач пить запретил. Говорит: сто грамм — не больше. А ста граммами развеснимешь (Смеется.)

Терапевт: Хорошо.Тогда вы, может быть, что-то про свое детство нам расскажете Картинки,воспоминания...

Степан: ДетствоДетство нормальное было. Родился я на берегу Муровца. С такого возраста(показывает рукой невысоко от пола) помню, что я все с водой. Сам я Рак, сами понимаете,водоплавающее. Очень воду люблю. Море люблю. Лето люблю. Вообще все временагода, но лето особенно. В каждом времени года есть что-то свое.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.