WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |

"...Попробуем спокойно, мягко подвигать жи­вотом... сделать по несколько движений отдельно правой и левой сторонами... Представьте себе, что животом что-то отталкивается, не сильно, но от­четливо... попытаемся отдельно подвигать вер­хом... серединой... нижней частью живота и так же отдельно их почувствовать... сделаем мягкий, рых­лый живот... напряженный, защищенный... втяну­тый... пульсирующий, по которому проходит волна движения... положим на живот чуткую спокойную ладонь, чтобы она к нему прислушалась... а теперь попробуем сделать так, чтобы не ладонь прикаса­лась к животу, а живот – к ладони, чтобы он ей "задавал вопросы", диктовал условия и вообще был активнее... несколько раз изменим позу с единст­венной целью – найти самое удобное положение для живота... усмехнемся животом, просто глубоко вздохнем несколько раз, почувствовав животом этот вздох..." и т.д.12

Вторым примером обращения к "забытым" частям тела мо­жет служить одна из пауз в ходе занятия:

"Попробуем сесть удобно, как можно непри­нужденнее и спокойнее, закрыть глаза и изнутри проверить это состояние в разных, заранее не фик­сированных, областях и точках своего тела, обра­щаясь к ним в той последовательности, в которой захочется..."

Раз от раза (такие паузы предлагаются в ходе занятия не­однократно) происходит спонтанное замедление этого внут­реннего "оглядывания", оно становится все более полным и подробным, в то время как первоначально опускались целые области, где как бы "не за что зацепиться" и от которых не было дифференцированных ощущений. Прежде всего это те части тела, которые никак не отмечаются для внешнего наблюдателя и потому не выделяются. Подобные паузы помогают сосредо­точению участников группы на ощущениях, "оживших" в предшествующей проработке пластических деталей.

Остановимся еще на одном важном типе упражнений. Им также обычно предпослана некоторая разминка; осваиваются они в первый раз на пальцах правой руки, легко совершающих тонкие, точные движения. Итак:

"...Наметим произвольно любую точку на кон­чике расслабленного указательного пальца. Вра­щая им, опишем этой точкой – медленно, равно­мерно – круг, центром которого будет ее первона­чальное положение. Сделаем примерно то же в дру­гой плоскости вращения... в третьей... Проследим, чтобы круги не были предельно большими по ради­усу, и тем самым наметим разные перемещения точки в объеме некоторого шара... Продолжаем вращение точки вокруг среднего положения... из­меним радиус – например, уменьшим его... не за­бываем менять плоскости вращения... изменим степень замедления..." и т.д.

Очевидно, что в отличие от привычных прямолинейных и более резких движений, прочие точки пальца, сейчас не отме­чаемые специально, движутся по иным, чем всегда, орбитам: более округлым, плавным, слегка меняя взаимные положения и жесткость соотнесения друг с другом. Затем движение, орга­низованное таким же образом, может предлагаться для другой области:

"Выберем точку на плече – например, край­нюю – и представим, что мы не знакомы с привыч­ным маршрутом ее перемещения, как не знаком с ним маленький ребенок. Представим себе, что мож­но двигать этой точкой как угодно, без ограничений анатомической связанностью. Попробуем повра­щать ею, как раньше вращали точкой на пальце, в разных плоскостях: от себя... к себе... вперед... назад... под разными углами..."

Тем самым в данной области создается "шар возможно­стей", в пределах которого размыты и пульсируют возможные траектории как основной, выбранной нами, так и связанных с нею точек. Важно напоминать время от времени, что остальные части тела не должны напрягаться, что иногда случается при непривычном сосредоточении на движении в ограничен­ной области.

Лучший способ оживить для себя чтение подобных скучно­ватых фрагментов, неизбежных при знакомстве с "кухней", – попытаться делать упражнения. Конечно, вне естественного и полного контекста занятия это тоже "не то", но все же инте­реснее, чем просто читать про точку. Кстати, приводимые на­ми упражнения на движение точек по замкнутым траекториям могут использоваться как психотехнические: они хорошо уравновешивают и "очищают" внутренние состояния и в этом плане могут рассматриваться как разновидность двигательной медитации.

Так может браться ряд точек, более или менее подвижных, совсем не обязательно крайних или "основных" для данной части тела. При стремлении к кругу он может не отвечать требованиям геометрической правильности – важнее медлен­ность движения, его равномерность и замкнутость контура. В дальнейшем выбираются все менее заметные точки, возмож­но, с совсем малым запасом собственной подвижности; они могут браться на поверхности или внутри тела. Масштаб дви­жения может варьироваться в широких пределах; например, предлагается вращение всего корпуса в различных плоскостях вокруг воображаемой центральной точки, которая может пе­ремещаться – возникают переходящие друг в друга циклы движения.

Этот тип упражнений вызывает целый комплекс "ощуще­ний движения", необходимых для дальнейшей работы: чувство своих пластических навыков как возможных, но не единствен­ных; вычленение в пределах одного действия множества мик­росоставляющих и обертонов; наконец, внимание к "движе­нию для себя", не направленного на достижение внешнего результата.

Вернемся к описанию "дозеркальной" проработки отдель­ных частей тела13, придерживаясь логики построения конкрет­ного занятия. При переходе к областям с менее дифференцированными движениями (шея, плечи) подробность предлагае­мых упражнений сохраняется:

"Попробуйте мысленно разделить шею на две части – ближе к голове и ближе к плечам – и пошевелить ими по отдельности, как если бы они могли двигаться независимо... теперь поделаем вя­лую, слабую шею, для которой собственная голова слишком тяжела... изогнутая, плавно кивающая лебяжья шея... вытягивающаяся, как у жирафа – в ней множество позвонков, она тянется и тянет­ся... укорачивающаяся, уходящая в плечи шея, сжимающаяся, как гармошка... опять вытягиваю­щаяся, но на этот раз спокойно, только в верхней части и не до предела... красивая, показывающая себя со всех сторон... делающая много бестолковых движений... все позвонки срослись, повернуть го­лову невозможно, шея как палка... несколько лю­бых медленных плавных движений... теперь выбе­рем на шее точку – так, как мы сегодня делали с точкой на пальце – и повращаем вокруг нее... из­меним плоскость вращения... еще раз... возьмем другую точку... Нижняя часть шеи: представим се­бе, что мы можем передвигать шею к плечу, как бы переставляя ее... и к другому... за счет только ниж­ней части отодвинем шею назад... выдвинем впе­ред... уроним голову вперед... назад... в стороны... почувствуем какой-нибудь позвонок и его напря­жения при разных движениях... несколькими раз­ными способами напряжем и расслабим шею... по­кажем открытое, незащищенное горло... надутый лоб... пружинисто изогнем шею, как лошадь... по­чувствуем то место, где шея переходит в затылок, и подвигаемся так, чтобы все время его ощущать... спокойно и плавно пошевелим шеей то в одном сег­менте, то в другом – по-разному, как захочется..."

При таких игровых попытках выполнить всякие "нереаль­ные операции" незаметно размываются границы двигательно­го стереотипа – он как бы раскачивается изнутри. Кроме того, упражнениями с "невозможной задачей" исподволь вводится мысль об относительности, условности словесной инструкции в двигательной сфере (задание – не более чем подсказка).

5. Пойти туда не знаю куда...

Переходя к "зеркалу" пластических проявлений, сделаем несколько вводных замечаний. Принцип зеркального уподоб­ления к тому занятию, которое послужило для нас источником примеров, обычно бывает вполне освоен на более простых дви­жениях, поэтому предложение "как можно более точно повто­рить движение каждого участника" уже не требует дополни­тельной настройки, пояснений, а, скорее, воспринимается, как напоминание чего-то знакомого14. Второе соображение состоит в том, что за время достаточно длительной, молчаливой и сосредоточенной работы с телом, не предназначенной для на­блюдения, у группы возникает и накапливается желание об­щаться, говорить. Ведущий не позволяет этой потребности в общении разрядиться в форме комментариев "в сторону", шу­ток, просьб о перерыве – в тот момент, когда работа с собст­венными пластическими проявлениями уже требует какой-то паузы, перемены, он предлагает сделать "зеркало". Накопив­шаяся потребность в общении, не найдя привычного выхода, разряжается внутрь круга, в само задание, создавая как бы дополнительное освещение всему, что происходит перед "зер­калом" и в нем самом. При опоре на только что проработанные (как бы заново "обжитые") возможности той или иной части тела движения, совершаемые перед "зеркалом", оказываются разнообразнее и часто неожиданнее для самого человека, чем при действиях автоматизированных, типичных.

Приведем пример серии подготовительных упражнений, переходящих в "зеркальное" взаимодействие:

"Попробуем, не спеша, по-разному пошевелить плечами... внимательно ощупать свои плечи, лопатки, ключицы... пошевелиться, как бы демонст­рируя "погон", который на плече сверху... отдель­но подвигать той частью плеча, которая ближе к груди... к шее... представить себе, что плечи стали на двадцать сантиметров шире, массивно ими по­двигать... оглядеть свои широкие плечи и подви­гаться, как бы показывая свою мощь. Попробуем "поерзать" вертлявыми, развинченными плеча­ми... напрячь их, как бы ожидая чего-то неприят­ного сзади... медленно расправить, потянуться, представить себе, что есть крылья, растущие от ло­паток – подвигаем сильными крыльями большого размаха... узкими, мягко рассекающими воздух... маленькими крылышками, на которых хорошо не парить, а порхать – воробьиными... Поникшие плечи, как у тряпичной куклы... суетливые, чего-то опасаются... капризные плечи...

Давайте теперь попробуем по очереди, по кругу поделать разные капризные плечи, а все остальные будут отражать эти движения, как в зеркале, ста­раясь быть как можно точнее..."

Итак, каждому участнику группы предлагается по очереди "покапризничать" одними плечами15. Поскольку "Зеркало" действует практически синхронно, возникает задача предвиде­ния следующего движения, которое еще не наступило, но вы­текает из предыдущего. Невольно, без называния – оно вряд ли возможно на этом этапе – начинается проникновение в закономерности индивидуального пластического почерка, взятого в изолированном фрагменте двигательного поведения – скажем, в движении плеч. Важно, чтобы происходящее но­сило развернутый характер, то есть, чтобы движение каждого было не "жестом", а некоторой последовательностью, застав­ляющей искать непривычных способов выражения.

Что касается предложения именно "покапризничать", то оно может быть и иным – например, плечами "постесняться" или "поупрямиться". В предлагаемом действии, во-первых, важна его новизна, (скажем, предложение "выразить плечами недоумение" не годится, так как существует достаточно обще­принятый и культурно означенный жест), а во-вторых, суще­ственно, чтобы для выполнения время от времени предлага­лось нечто, не предназначенное для рассмотрения и выраже­ния – то, чего как бы и нет. В силу запретности, неуместности как раз такие проявления часто приобретают скрытый, изо­щренный и разлитый характер, окрашивая исподволь многие другие. Взятые в отдельности, рассмотренные "при свете дня", они придают зеркальному взаимодействию дополнительный смысловой оттенок: мы не решаем, кто "капризен", а кто – нет; каждый "капризничает" как хочет, как умеет, а "зерка­ло" только схватывает, своим многократным (умноженном на число участников) повторением проявляет, сравнивает осо­бенности "капризных плеч" одного, второго, третьего участ­ника группы...

Мелкие, в том числе и негативные проявления перестают быть запретными, получают право на существование и тем самым "приручаются". На следующих кругах можно предло­жить сделать и увидеть через "зеркало", скажем7'"угрожаю-щие, агрессивные плечи... тупые... вкрадчивые, от чего-то ускользающие... ленивые... раздраженные плечи... нудные, монотонные... любующиеся собой..." и т.д. Во всех подобных упражнениях не так уж важно, соответствует ли действие не­которому пластическому эталону "вкрадчивости" или "раз­дражения": никому не известно, каковы должны быть "раздра­женные плечи". Важно другое – то, что будучи лишенным почти всего привычного "запаса", человек легко находит до­полнительные выразительные возможности. Одновременно он и получает представление о том, как выглядят его попытки со стороны, и сам "примеряет" десяток вариантов, принадлежа­щих другим участникам. В хорошо "размятой" группе легко получаются, более того, оказываются интересными совершен­но невероятные варианты: "сонный палец", "кокетливая пояс­ница", "смешливые ноги" и т.п. (Разумеется, непривычность словосочетаний при этом не самоцель).

Поскольку до начала зеркального взаимодействия были проработаны более грубые, утрированные, крайние позиции (как бы была обозначена "зона возможностей" плеча), а затем происходила их разработка вглубь и детализация, все последу­ющее общение через "зеркало" опирается на эти недавние, еще не стершиеся ощущения. В "дозеркальной" разминке ста­новится очевидным: есть способы движения, отличные от при­вычного; эти возможности доступны в любой момент и не ис­пользуются лишь в силу автоматизма, а вовсе не из-за каких-то физических ограничений; они могут быть найдены практи­чески в любой точке человеческого тела; они не умозрительны, а легко ощутимы. Еще раз подчеркнем, что применяемые нами техники не направлены на отказ от привычного способа дви­жения (который сам по себе, может быть, и хорош), а только размывают его жесткие границы, дают возможность лучше почувствовать "капилляры" его внутреннего устройства.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.