WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |

Так, различные способы строить свою позу как закрытую (скрещенные на груди руки, сплетенные в замок пальцы, фик­сирующие колено сидящего "нога на ногу"; упертые в колени локти и т.д.) соответствуют и внутренней закрытости в контак­те. Тот же смысл может иметь разворот в полупрофиль или боком, когда самой близкой к партнеру точкой становится локоть или плечо. "Сворачиваясь в клубок", человек оставля­ет обращенными к окружающим наиболее жесткие, неуязви­мые части тела – те, которыми можно обороняться и нападать, хотя ни о какой физической агрессии со стороны партнера и речи быть не может.

Если чувство комфорта и доверие возрастают, "еж" начинает разворачиваться: вот появилась од­на жестикулирующая рука, хотя локоть еще жест­ко "смотрит в сторону"; вот немного обозначилась передняя поверхность шеи, голова перестала втяги­ваться в плечи; вторая рука еще держит неподвиж­ное колено, но хватка как будто стала помягче... Вот человек вдохнул и выдохнул чуть глубже – это было невозможно, пока он был "завязан узлом", – немного распрямился; отпустил напряженные мышцы брюшного пресса; нога переместилась на полу на несколько сантиметров и уже не выглядит поджатой под себя...

Рисунок и последовательность "наложения замков" и их снятия очень индивидуальны. Не у всех и не всегда внутренний уход от общения "помечен крестами" так явно, как в нашем примере. Все движения закрытия, отгораживания могут быть (и чаще всего бывают) совершены не в полном объеме: немного съежились плечи, закрылась ладонь; небольшой поворот кор­пуса от собеседника; лицо остается вполне внимательным, "слушающим" – этого достаточно. Бывает, что отстранение и частичный уход от контакта происходит иначе, сообщение пе­редается другими средствами и по-другому окрашено.

Корпус сидящего распрямляется, плечи разво­рачиваются, как если бы он, не сходя с места, уве­личил дистанцию; для верхней половины его тела она и в самом деле увеличивается. Голова еле за­метно поворачивается и откидывается назад, при этом взгляд получает новое направление; как бы сверху и чуть сбоку, независимо от соотношений высоты (роста) говорящих. Руки могут не сплетать­ся, а напротив, слегка застыть в каком-то нейтраль­ном жесте – кисть напряжена и отогнута, положе­ние ладони соответствует "реплике в сторону", то есть жест направлен как бы немного неточно, мимо партнера. Вся поза безупречна с точки зрения фор­мального соответствия роли внимательного слуша­теля: она открыта, есть и визуальный контакт, мо­гут быть и короткие, вежливые кивки – скорее, с акцентом не на наклоне, а при выпрямлении шеи, "кивки вверх". Эта лояльность мало кого может обмануть.

В описанных вариантах общее только то, что оба служат уменьшению интенсивности контакта; "сообщения" для парт­нера сходны по эмоциональному знаку, но существенно отли­чаются по окраске. Еще один распространенный способ дистанцирования включает как ни странно, максимальное мышечное расслабление: обычно принято считать, что негативное отно­шение к чему-то или кому-то непременно напрягает, но ока­залось, что расслабление тоже может неплохо выражать неу­довольствие и служить защитой в ситуации не совсем приятного общения. Оно позволяет уменьшить количество собствен­ных коммуникативных реакций, что само по себе дает и ощу­щение безопасности, и негативное подкрепление действиям партнера. Этот способ минимизации контакта напоминает умение некоторых животных притворяться мертвыми.

Видимо, три рассмотренных варианта реализации "закры­той" установки в общении будут соответствовать принципи­ально разным способам решения тремя непохожими людьми проблемы партнера по общению как "нежеланного гостя": пер­вый его терпит и мучается, второй не пускает дальше порога, а третий, как бы засыпающий в его присутствии, объявляет тем самым, что "хозяина нет дома". Сами по себе все эти (и многие другие) способы не хороши и не плохи, каждый из них может быть на свой лад эффективен – вопрос лишь в гибкости и ситуативной адекватности, отсутствии закрепления только такой реакции на все случаи жизни.

Обратимся вновь к наблюдениям T.Schoop: "Управляться с противоречивыми чувствами и их выражением нелегко. Мно­гие из нас не пользуются всем спектром своей выразительности

– как если бы мы однажды выбрали какой-то основной способ переживания, какую-то главную эмоциональную окраску по­ведения. В свое время она, видимо, служила важной цели или помогала удовлетворять сильную внутреннюю потребность, теперь же запечатывает выход другим реакциям и оттенкам поведения, как будто они портят целостность невольно избран­ного образа. Эта "выпрямленная" роль может быть угадана в любой момент, но особенно видим такой упростивший сам себя человек на публике. В любом месте, где собрались знакомые между собой люди, Душа Общества появляется пружинистым шагом; он производит массу шума, приветствует всех подряд

– склоняется к рукам пожилых дам, кого-то хлопает по спине, кого-то хватает в охапку, энергично встряхивает чьи-то руки

– в общем втягивает всех в водоворот этакого добродушного насилия. Еще бывает Мученик: дверь медленно открывается и впускает человека, а на нем написано, что его грудь следует пронзить кинжалом, протянутую руку вырвать с мясом; спина его создана для побоев, лицо – для оплеух, и весь он полон такого тихого экстаза самоуничтожения и страдания. Ну и, конечно, там будет Нескладеха, Ломовая Лошадь, Милашка, Сноб, Гремучая Змея, Ходячий Анекдот и все, кого еще не хватает для парада однобоких ролей".

За подобной – чрезмерной – характерностью двигатель­ной экспрессии стоит недостаточное разнообразие и способов поведения в ситуациях общения, поскольку само "отлившее­ся" в однозначный пластический рисунок тело является "про­дуктом" повторения однотипных реакций, постепенно оформ­ляющих даже анатомическую фактуру. Один из наиболее пло­дотворных путей интерпретации телесно-пластических осо­бенностей – та же "функциональная физиогномика", о кото­рой речь уже шла. (Проблемы и трудности, связанные с непов­торимостью индивидуального опыта, будут такими же и даже более выраженными, поскольку тело осознается и читается менее дифференцирование), чем лицо).

Примером такого перевода устойчивых психологических особенностей на "язык тела"7

может служить запись учебного занятия С.М.Эйзенштейна со студентами ГИКа:

« – Конкретно – какие две решающие черты будут сопут­ствовать характерности челюсти вашего тупого упрямца

С мест: – Уши. Глаза. Губы. Скулы.

– Губы больше всего.

– Нос.

– Если подходить к вопросу, как вы подходите, – проще взять анатомический атлас и подряд читать все признаки. Авось нарвешься на правильное! Не надо так подходить. Опять и опять надо себе представить упрямца. Больше того – надо на мгновение стать упрямцем. Стать упрямцем. "Стать" – в первичном смысле этого термина: "занять положение", "сто­ять" так, как стал бы стоять предельно упрямый человек. При­нять его стойку. Упереть челюсть в грудь – и куда направить всю энергию стойки В слегка наклоненный...

С места: – Лоб.

– "Упершись лбом". Но что "давит" на этот лоб Что при­дает ему бодливый упор Конечно, стойка в целом, начиная с упора ног, но решающей мускульной передачей напора и амор­тизатором встречного лобового удара будет что

С места: – Шея!

Рассмотрим некоторые аспекты осанки и походки человека, про которого можно было бы сказать вслед за A.Lowen, что он "крепко стоит на ногах" – не так, правда, крепко, как "упря­мец" Эйзенштейна.

Первое, что бросается в глаза, – заметный и ничем не оправданный наклон вперед. И – тя­жесть, особенно заметная из-за этого наклона: тя­жело повисшие несколько вперед руки, тяжелые плечи, крестец; скругленная как бы под грузом спи­на. Это отдаленно напоминает боксерскую стойку, но без ее "пружинок" и поворотливости, – так сказать, "стойку на века". Тело тяжело стремится в наступление, как бы таранит верхней половиной какую-то цель – которая, впрочем, может быть давно потеряна, забыта. Ноги вынуждены догонять вечно опережающий их верх, шаг широкий и тоже тяжелый. Если выбирать сравнения в мире экзоти­ческой фауны, то такая тяжесть имеет отношение не к бегемоту, а к носорогу: шаг энергичный, нога с силой выбрасывается от бедра и плотно, с очень короткой, но заметной "точкой" ставится на зем­лю, впечатываясь в нее. (Кстати, в реальном почер­ке – ручкой по бумаге – у такого человека часто обнаруживаются нажим, монотонность, стремле­ние подчеркивать и выделять знаками препинания; в особенности жирны и отчетливы будут как раз точки.) Из-за этих "точек" походка неплавная, со­стоит из отчетливых тактов-шагов.

Изменить сходу направление движения "носо­рогу" трудно, это всегда происходит с некоторым опозданием – ноги по инерции проносят по преж­ней траектории. Такая инертность в сочетании с напряженностью, нажимом может восприниматься как решительность; в действительности он часто проявляет настойчивость, надежность или "воле­вые качества", не разобравшись в ситуации, то есть тоже как бы по инерции, на основании устаревшей информации.

При всем том к своим ногам есть довольно теп­лое, можно сказать – любовное отношение: владе­лец любит их ощущать, помногу ходить, имеет поч­ти что "пунктик" на удобной, долговечной и каче­ственной обуви. (Может одновременно иметь не­сколько пар кроссовок, а если это женщина, то ее "обувной идеал" – устойчивость каблука, совер­шенный изгиб колодки и прочный, добротный верх). При случае с наслаждением ходит босиком, поступая со своими ногами примерно так, как хоро­ший хозяин – с лошадью: надо же им и попастись на воле, не все же пахать. Вообще в отношении к телу есть оттенок владения какой-то не очень слож­ной машиной, и ноги пользуются уважением имен­но как ее нужная и понятная "ходовая часть". Кста­ти, при физических заболеваниях предпочитает простые, физические же, методы лечения: расте­реть, попарить, размять и т.д. При психическом напряжении тоже успешно лечатся физической ак­тивностью. Идея же одушевленного тела вызывает недоверие – что, мол, за глупости

Тип связи ступни с полом или почвой (характер их соприкосновения) очень важен: он во многом задает и прочие характеристики перемещения в пространстве.

Один человек как будто вцепляется в землю пальцами ног, пытаясь удержаться этими "когтя­ми", другой шмыгает ногами, почти не давая себе труда их отрывать; третий, вынося ногу вперед, ведет ее над землей совсем низко, будто прощупы­вая почву в поисках места, куда можно наступить – в детских спектаклях так изображают походку крадущегося злодея. Четвертый отталкивается от земли, как бы не желая с ней надолго связываться; пятый, с легкой походкой индейца или кошки, про­катывает мягкую ступню по земле так, что каждая точка недолго, но участвует в этом контакте...

Именно этот вариант расценивается профессионалами как наиболее функциональный. Вот что пишет К.С. Станиславский: "Когда я иду домой или в театр и пальцы ног исполняют свою работу в полной мере и до самого конца, я при одинаковой скорости походки прихожу к конечной цели моей ходьбы на пять, семь минут быстрее, чем когда я иду без должного уча­стия в работе ножных пальцев и ступней, прокатывающих через себя движение. Важно, чтобы пальцы, так сказать, "до­хаживали" шаг до самого конца". По нашим наблюдениям, такое естественно присущее чьей-либо походке "дохаживание до самого конца" соответствует целому спектру явлений дру­гих рядов: отсутствию скомканности в любых ритмических функциях (например, в дыхании – полный выдох), артикули­рованной речи без заглатывания окончаний и вообще тенден­ции к оформленному, завершенному действию; упорядочен­ному восприятию видимого мира (глаз не "выхватывает клоч­ки", а ровно "впитывает") и даже некоторому плавному, взве­шенному течению мыслей. В связи с замеченными соответст­виями простое упражнение на "дохаживание", применяемое для обычной, несценической жизни, может использоваться как психотехническое.

Но бывает иногда и так, что то же самое желательное свой­ство походки несколько утрировано – нога как бы задержива­ется на пальцах, прежде чем оттолкнуться и передать "полно­мочия" связи с опорой другой ноге. Ноги словно слегка манер­ничают (привставание на цыпочки вне функциональной необ­ходимости – вообще телесное действие того же набора, что, скажем, отставленный пальчик на руке или картинно залом­ленная бровь). В других сферах в этом случае можно ожидать некоторой искусственности, чрезмерной произвольности во всем: такой человек бывает слишком выправлен, "сделан"; его жесты, голос и все остальное, что называется, "строят из себя", то есть оформляются слишком намеренно в соответствии с какими-то импонирующими эстетическими или стилистиче­скими нормами. Высказывания могут быть чуть слишком аф­фектированными – и несколько банальными; взгляд направ­лен "куда нужно" и соответственно пропускает множество деталей второго-третьего планов; такой человек часто кажется глупее, чем мог бы быть по своим данным – его мышление лишено живости, "зашорено".

Попытайтесь описать манеру двигаться, в част­ности походку, нескольких своих знакомых. Чем больше глаголов, тем лучше, а "литературность" в данном случае неважна. Напротив, просторечие и сленг могут выразить суть коряво, но ярко. "Че­шет", "пилит", "ломит", "трюхает" или "чапает" ваш знакомый В глаголах "пилить" и "ломить", употребляемых для обозначения ходьбы, есть от­тенки работы, преодоления какого-то сопротивле­ния или препятствий. В отличие от них глагол "ча-пать" (звукоподражательный, "чап-чап-чап") пе­редает такое качество походки, когда развинчен­ная, ненапряженная ступня небрежно шлепается на землю. Разумеется, у одного и того же человека может быть несколько походок в зависимости от его состояния, настроения. Но "ломить" и "чапать" одновременно нельзя!

Обратите внимание на звук шагов, не ограничи­ваясь констатацией "легкости" или "тяжести" ша­га. Вспомните, как чаще всего ноги подводят вашего знакомого, если такое с ним бывает. Он падает впе­ред на коленки Поскальзывается, но умудряется удержаться Оступается на ровном месте

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.