WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 30 |

В математике решение этой проблемы состоитв переходе от абстрактного, идеального к конкретному, материальному: числапредставляются материальными точками, из которых состоят линии и сочетаниялиний, плоские, а затем (в процессе еще большей материализации) – объемные фигуры (переход отпланиметрии – кстереометрии). Отсюда, кстати, происходит и символика чисел и их содержательныйсмысл – октава в музыке,числа три, семь и т.п., “средние числа” как снятие противоположностей ипротиворечий (“умеренность”), усреднение противоречий, согласительнаяпроцедура.

Как сочетаются числа и фигуры вполитическом пространстве Еще Аристотель (“Метафизика”) различал понятиемножества (политическаямера большинства, массы) и величины (фигуры и формы в политике).

Множество имеетсвойство счетности(большинство – меньшинство,фракции, партии, группы, избирательные голоса, сотрудники, друзья – враги и т.п.).

Величина – свойствоизмеримости (функции,прерогативы, обязанности и т.п.).

Помимо того существует процесс отношениймножества и величин, т.е. вопрос, когда число, количество переходит вкачественные и в то же время размерные величины (фигуры, т.е. функции,учреждения); далее – вопрособ отношении элемента кмножеству (человека к коллективу, масса) и части к целому (иерархии функций,учреждений, функционеров, правящих лиц и подчиненных).

В арифметических множествах политическихпроцессов переход к фигурным геометрическим величинам происходит постоянно, вэтом смысл и механизм институционализации политики и власти, возникновения руководства, управления иотношений командования –подчинения. В массовых самоуправляющихся политических процессах постоянновозникают центры активности, очаги самоуправления (микровласти).

Однако существуют чисто арифметическиеявления и перенести структуру и закономерности арифметики на геометриюполностью невозможно. Существуют, например, и принципиальные различия междумассовыми (демократическими) процессами и институциональными, т.е. междусамоуправлением имикровластью, массовыми опорными движениями (поддержки, участия, требований) иуправлением, отношениймакровласти, командования и подчинения.

Объединяющим их началом служат процедурныеправила и общая им идеология наряду с воздействием социальногоокружения.

Проблема наполнения социальным(политическим) смыслом политического (как и любого другого) пространства та же,что и в математике: преодоление противоположности между дискретным (числовым рядом рациональныхчисел) и непрерывным(линиями и фигурами), т.е. демократией дискретных масс и властью структур ифигур.

Уже Евклид предложил понятие геометрическойфигуры как символачисла, намного опередивсовременные представления о политическойформе. Роль такого фигурного смысла играетдемократически сформированное в виде фигур власти представительство массовыхчисел – общественных группи общества в целом.

Поскольку любой отрезок может быть делим добесконечности и может представлять любые числовые значения, фигуры власти, ееструктуры, формы могут изменяться в размерах и степени сложности, представляялюбые числовые значения, не теряя принципиального содержания и на уровнемикрополитических отношений микровласти, и на среднем и макроуровне вплоть довысших учреждений государства. Таким образом и образуется единая системаполитического пространства общества. Это функциональное общественноепространство служит конституирующим фактором политической системы.

Политические фигуры, фигуры политическихинститутов, лидеров политического класса, его структур возникают из аккумуляцииколичества и качества, из формирования формализованных учреждений власти и ихполитических функций.

В соответствии с уровнями политики и властии их функциями (микро-, мезо- и макрополитикой) определяется размещение этихфигур в пространстве и их сочетания, отношения центра и периферии,управление –самоуправление, лидерство и т.д.

В эту геометрию фигурных сочетанийпереходит арифметика чисел приватного и публичного пространств, изсамоорганизации и самоуправления – в организацию и управление, от управляемых – к управляющим.

В зависимости от наличия центров активностив публичной зоне и в функциональных пространствах и от коммуникаций между нимиизменяются состояния всей социальной геометрии и формируется и функционируетприватное пространство либо отдельные его участки. Активность в нем выше врайонах институциональной активности и по направлениям их коммуникативныхсвязейxxiii.

В любом пространстве образуютсягоризонтальные и вертикальные отношения со своими характеристиками – арифметическими и геометрическими(т.е. в виде их планиметрии и стереометрии).

К общей теории функциональныхпространств.
Ихполитический смысл

Неотвратимый переход от пространственнойарифметики различных множеств к геометрии структур и фигур (т.е.институциональный процесс) объясняется не абстрактным процессом переходаколичества в качество, а более императивными и конкретными причинами. Сам посебе такой переход имеет место, но в рамках все той же арифметикимножеств – это переход отмалой группы (малого числа) к большой, от ячейки инициаторов – к общественному движениюи т.п.xxiv Но не он порождает институциональную геометрию. Она возникаетоттого, что политическая арифметика функциональна и числа, которые еесоставляют, не равны не только количественно (4 > 2), но и по содержанию, и числовые значения не равнозначнысмысловым и функциональным и тогда арифметические значения уступают местогеометрическим, возникают геометрические фигуры и структуры (планиметрические истереометрические конфигурации).

Так возникают упоминавшиеся вышехарактерные для функциональных явлений превращения. Пространства функциональныхмножеств могут сжиматься и расширяться и становиться несопоставимыми позначению (а не только по содержанию, например, пространства разных партий). Онимогут перемещаться и противостоять друг другу. При этом возникает первичнаянеобходимость организации таких множеств, т.е. образования из нихсамоуправляемых или управляемых структур, что и приводит к институционализациисоответствующих процессов.

Главная же причина переходов отарифметических измерений политики к ее геометрическим параметрам – это неизбежные, имманентные инеобходимые процессы самоорганизации, происходящие в арифметическихмножествах – функциональнойи смысловой. Асимметрия единиц, представленных простыми числами, ихсодержательное неравенство (различия интересов, воли, активности и т.д.)порождают центры притяжения, тяготения, самоуправления, которые неизбежностановятся центрами управления.

Таков органический процессинституционализации. История политических процессов, в частности процессовдемократического самоуправления, хорошо иллюстрирует страны, которые не прошлипо тем или иным историческим причинам путь органического развития демократииили вообще отвергают его и заменяют органику искусственными построениями(диктатура, партийная олигархия, бюрократические корпорации и т.п.), непреодолевают законов политической арифметики, ибо строят геометрию власти,фигуры ее лидеров и институтов из тех же чисел, но при условии, что все онинесравненно более значимы, чем арифметические множества, и что функциями этихмножеств можно пренебречь. Более того, при этом неизбежно возникает стремлениеидти обратным путем, от геометрии к арифметике – к распространению власти институтов наобщество, к доминированию, к созданию “геометрии господства”.

Исторический выбор, таким образом,ограничен: или от множеств к фигурам власти, либо от них – к арифметике масс.

Создание институциональной системы силами исредствами самих институтов, в рамках политической геометрии неизбежно приводитк ее столкновению с массовыми множествами политической арифметики. Это то, чтоименуется противоречиями власти и человека, государства и общества, правящихсил и народа. Отсюда и представление о политике как выражении господства иборьбы (в том числе классовой), о власти как силе и насилии и т.д.

Суть и причина этих противоречий в тех жепроцессах массовой самоорганизации и консолидации политических множеств(“народа”). В полностью отрешенных от политики множествах, недифференцированныхпо многим историческим и социальным причинам (народ в восточных деспотиях вРоссии – крепостноекрестьянство и податные сословия, в значительной мере сословие мещан и дажевысших сословий). Такие множества не участвуют в переходе к геометрииполитических институтов и их формировании. Их отношение к институтам выражаетсялибо в их бессловесной поддержке, либо в разрушении возвышающихся над нимифигур власти (форма самоорганизации).

Если подобных множеств нет и столь крайниеотношения между ними и геометрией институтов тем самым исключены, неизбежноформируется гражданское общество, т.е. общество, способное к политическомуучастию. Его образование –объективный процесс, не изобретение философов (даже таких великих, как Гоббс,создавший концепцию такого общества), не порождение просвещенной власти, аисторическая необходимость: образованию такого обширного и дифференцированногомножества, которое может активно самоуправляться и самоорганизовываться иформировать геометрические структуры политических институтов, а также ивзаимодействовать с геометрическими построениями, которые создают самиинституты.

Таким образом образуется и обнаруживаетсяособая качественная характеристика арифметического количества и составляющихего единиц и чисел. И в прошлом, и сейчас, и, по-видимому, в будущем, как ужеотмечалось, гражданское общество – это не все множество, составляющее совокупное население или то,что именуется народом. Это, как уже отмечалось выше, его лучшая часть, наиболееразвитая, способная и стремящаяся участвовать в жизни государства и вформировании политики. Участие в управлении для такого общества превращается вформу самоуправления, общество и государство объединяются, процесс перехода отарифметического множества к геометрии власти становится органичным, объективными необходимым, неальтернативным.

Плотность и объем (высота), третье измерение приватного пространствазависят от индивидуальных и групповых различий: культурных (город – деревня), гражданских качеств,отношений собственности, деловой, экономической, политической, творческойактивности и т.п.

Геометрия трехмерного публичногопространства, его насыщенность и объем определяются числом участников икачеством ассоциаций, их активностью и эффективностью (активной может быть инеэффективная и контрпродуктивная организация, пользующаяся влиянием наобщество и государство).

Публичное пространство во многом определяетхарактер участия ипредставительства, характерпредставительной власти и ее поведение (это роль партий, общественных движений,социального контроля, средств информации).

Интенсивность варьируется в зависимости отвсех этих переменных и от облика приватного пространства.

Публичная зона связывает микро- имакропроцессы и уровни власти. В ней начинается институционализация политики и власти.Она относительна в силу факультативности участия и неслужебного характера этогоучастия, периферийного положения публичной зоны в политической системеобщества.

Политические фигуры, фигуры политическихинститутов, лидеров, структуры политического класса, сочетания и распределениегеометрических фигур определяются их уровнями и функциями(управление – исполнение,центр – периферия,управление – самоуправлениеи т.д.). Арифметика чисел переходит из приватного и публичного пространств вгеометрические фигуры мезо- и макрополитического пространств, изсамоорганизации и самоуправления в организацию и управление, из отношенийбольшинства в отношения меньшинств, от управляемых – к управляющим.

Соотношение приватного и других пространствопределяется расположением институциональных фигур, структуры связей междуними. В центрах политической активности и на коммуникациях между нимиповышается и активность приватной зоны, точнее, отдельных ее участков. Этикоммуникации и сами ориентируются от одного такого участка к другому.Нивелируются все эти пространства средствами массовой и специализированной(партийной, ассоциативной, государственной) информации.

Приватное и публичное пространства вмещаютвсе функциональные пространства и времена.

Оба пространства трехмерны. Плотность,объем приватного пространства, его третье измерение, его высота определяютсяиндивидуальными и групповыми различиями особенностей составляющих его индивидови групп – культурных(город – деревня),гражданских, отношений собственности, деловой, творческой, экономической иполитической активности и т.п.

Очертания трехмерного публичного пространства, егонасыщенность и объем определяются числом участников и качеством ассоциаций, ихактивностью и эффективностью и смыслом, продуктивностью этой активности,влиянием группировок на общество и государство.

Публичное пространство во многом определяетхарактер политического участия и представительства, характер представительнойвласти и ее поведение (роль партий, общественных движений, социальногоконтроля, действие средств информации). Сама же интенсивность, роль публичнойсферы зависят и от облика приватного пространства, его состояния.

Отметим еще раз, что публичная зонасвязывает микропроцессы и микровласть приватного пространства смакропроцессами. В ней начинается институционализация политики ивласти.

Время природы и времяполитики

Хронологическое время бесконечно, нодискретно, это организованная последовательность отрезков, элементовньютоновского абсолютного времени. Функциональное время само представляет собойотрезок хронологического времени, который делится на две части – прошлое и настоящее, но в отличие от времениприроды включает и отрезок будущего времени, к которому и устремлено все функциональное время. Такимобразом устанавливается топология времени, местоположение его отрезков в бесконечной временнойпротяженности и их взаимное положение (раньше – позже, сейчас – потом).

Функции и содержание этих трех отрезковедины, поскольку они образуют способ бытия политики (как и других общественныхсистем), их бытия во времени истории, жизни общества и человека. Однако и самоэто функциональное единство дифференцировано вместе со специфическими функциямикаждого временного отрезка.

Прошлое – это время подготовки будущего, времянакопления позитивного и негативного опыта и ресурсов развития. Таким будущимдля прошлого оказывается не только настоящее, но и будущее по отношению к настоящему, т.е.третий временной отрезок функционального времени.

Если первый отрезок начинается внеопределенном прошлом, то последний отрезок завершается в неопределенномбудущем, протяженность которого определяется содержанием функциональногопроцесса, но не полностью, оставляя место независимым и случайнымсобытиям.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.