WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

В теории общего блага эта простая мысль,однако, вызывает разногласия, такой известный французский философ, например,как Жюльен Фрейнд полагает, что идея общего блага упускает из вида проблемубезопасности и защитыcxlv. Но что верно, то этонередкое для теории разделение двух начал “общего блага”. Оно прослеживаетсякак в истории политической философии, так и в современных социально-философскихтеориях. Так все теории благоденствия индустриального, постиндустриальногообщества, любого “иного” будущего планетарного или национального обществаоснованы на презумпции мира, достигнутой безопасности. Даже теории кризиса икатастроф – это теориивнутреннего кризиса, иликризиса благополучия и согласия. Лишь концепции экологического кризиса включаютфактор нарушения всемирной экологической и экономической безопасности.По-видимому, общественной и политической теории трудно сочетать идею развития ипроцветания с идеей борьбы за внешнюю безопасность. И в самом деле, ни однаконцепция развития, в том числе и политического, и общего блага, разработаннаяв послевоенное время, не содержит гарантий внешней безопасности. Попыткувключить их в контекст общего блага делает, как уже отмечалось, лишь глобальнаяэкология. По-видимому, самой общей причиной этого разделения может быть тотфакт, что именно мир, не война, составляет сущностную основу благополучия иразвития. Не случайно, как отмечает Э.Вель, “все утопии, все моделисовершенного государства предполагают его изоляцию, расположение на некоемудаленном от всяких соседей острове... идеал предполагает, следовательно,решенной первую из всех проблем – проблему внешней политики”cxlvi.

Другой, более частной, но важной причинойтакого выбора может быть разделение позиций между общественно-политическойтеорией и военно-стратегической, для которой “общим благом” все послевоенныегоды была гарантия безопасности при агрессивной внешней политике и целогокомплекса теорий господства и навязанного либо направленного насилия.Существует также определенная связь между либеральной ориентацией концепцийвнутренних аспектов общего блага и право-консервативной – внешнего аспекта в терминахбезопасности. Во всяком случае, кризис теорий внутреннего блага, то есть икризис либерализма, оставил проблематику безопасности правым. Этообстоятельство целиком объясняется содержанием самой концепции безопасности,построенной как функция политики государства.

В более общей интерпретации идеябезопасности как первейшего общего блага, гарантирующего согласие иблагоденствие также хорошо известна политической философии. Ее придерживалисьМакиавелли, Лейбницcxlvii. В наше время решениепроблем мира, разоружения выдвигается как высшее общее благо, глобальное благочеловечества, условие внутреннего блага – развития и благоденствия (как можно было бы наименовать решениевнутренних проблем развития).

Понятие общего блага соединяет внутреннюю ивнешнюю политику государства.

Не приходится сомневаться, что внешняябезопасность, как и все прочие ее виды, – одна из важных политических функций государства, и онанепосредственно связана с экономикой страны. Государство – заказчик оборонным предприятиям.В отношениях с ними пределы необходимого, желаемого и допустимого могут несовпадать, если государство склоняется к милитаризации страны и ее экономики.Тогда государственная политика не может избежать искушения военно-политическогомогущества с его логикой гонки вооружения. Тогда государство развращаетсясознанием своего могущества, идет на расширение чисто затратных отраслейэкономики и нарушение ее основного закона – равновесия производства и потребления,которое возвращает производству его затраты. Безопасность как общее благопревращается в общее социальное зло. В этом зле есть и серьезный моральныйаспект: развращение оружейников, создающих все новые виды смертоносного оружия,эксплуатирующих государство и общество ради его производства и готовыхпоставлять свою продукцию любыми, –в том числе безответственным и просто преступным режимам. Поэтомуособая задача политики безопасности – ее рационализация и соблюдение меры.

Глава VIII. Политика и культура

Современная политика, политика эпохимассовых процессов - это тоже массовый процесс, порожденный ее демократизациейи новыми задачами управления, организации общества и государства. Это новоекачество политики сближает ее с культурой, которая всегда была и вечно будет посамой своей природе массовым процессом. Подлинный смысл такого пониманиякультуры нам и предстоит кратко обрисовать, чтобы выяснить отношения культуры иполитики, однако сразу же предупредим вполне возможный вопрос о роли такназываемой “массовой культуры” в этих отношениях. В самом деле, в зреломиндустриальном обществе массовых процессов возникла новая модальность культурысо стандартизацией форм и стиля жизни, поведения, труда, культурных запросов, снивелировкой культурных запросов и т.д., включая и стереотипы политическихинтересов, взглядов, предрассудков и благих побуждений. Весь этот процесс неможет не отразиться на возникновении пресловутой “политической культуры”(термин, предложенный Алмондом и Вербой в 1956 г.). Однако подлинного смыслакультуры и ее связей с политикой все эти инновации не объясняют. Попробуем ихпредставить в более полном и традиционном свете, не претендуя, разумеется,построить каноническую теорию культуры.

Культура – одна из самых близких к политикеобщественных систем, не потому, однако, что существует феномен так называемой“политической культуры”, есть ведь и производственная культура, и культураумственного труда, философская, исследовательская культура и другие ее формы,т.е. культура той или иной деятельности, поведения, общения. Идя этим путемперечисления фактов, мы и пришли к уже известному нам представлению о культурекак об организационной и регулятивно-контрольной общественной системе, подобнойполитике. Но в отличие от нее и подобно морали культура сама по себе несубстанциональна, не материализуется самостоятельно и объективируетсяносителями культуры. Таким образом возникают формы культуры, объективированныев идеальных ценностях (достоинство, терпимость, общительность и т.п.), в чертаххарактера, поведении и особенно явные в произведениях искусства.

Эти запечатленные в материальных формахявления культурного сознания чрезвычайно близки к политике, более того, онимогут быть предельно политизированы и еще более того – служить средством существованияполитики. Таковы письменность, изобразительное искусство всех видов (живопись,скульптура, графика), музыкальное творчество – от романсов и песен до опер (целогожанра “политических” опер крупнейших композиторов, таких, как Доницетти, Верди,Мусоргский, Римский-Корсаков и мн.др.), драматического искусства и, конечно,литературы, известно также неполитическое отражение интеллектуальной культуры впредметах быта, туалета, архитектуры и т.п. (“материальная культура”археологов).

Нас, однако, интересует социальностькультуры как способа организации совместной жизни людей и управления ею.Культура не институционализируется как организационная система, в отличие отполитики, и не имеет центров власти, хотя ее объективированные в социальномматериале формы можно рассматривать как источники или даже локальные центрывлияния (библиотека, театр, музей, кинотеатр). При всех оговорках культурнаяорганизация интимнее и тоньше политики и при том не менее действенна, чем она,образуя специфическую культурную ткань, модальность самой политики. Поэтомупрежде чем ближе подойти к их связи, позволим себе остановиться наорганизационных функциях культуры несколько подробнее.

Репрессивные иосвобождающие
функциикультуры

Социальная организация означает выбор междусвободой и несвободой, она основана, иначе говоря, на той или иной формедобровольного или вынужденного принуждения. Культура помогает сделатьнеобходимый выбор и принуждает к нему. И так как такой выбор весьма не прост,культура сводит его, особенно на ранних этапах социальной организации, купрощенным коллективным формам, к коллективному выбору; ибо свобода выбирать,как и любая свобода, как известно, – это бремя самостоятельных решений. Культура – это умение их принимать, исполнять инести за них ответственность.

Подчинение – это бегство от борьбы, отсамовыражения, это –самоотгораживание, спасение от самостоятельности, требующей самовыражения,обнаружения собственной воли, уход от сравнения с другими.

Древняя, доисторическаятрадиция – это строгаярегламентация сознания и поведения культурной нормой, жизнь оформляется кактехника совместной жизни, совместного труда, войны и т.п. Символическая запись,код этой культуры тоже техничен – это строгая система обрядов, ритуалов, праздников, оформления вдвижении и такте отношений реальной жизни – рождения и смерти, труда и войны,актов власти и политики образным нормативным ритуалом соответствующего порядка,объединяющего людей для соответствующих действий и обязывающих их принять в нихучастие. Регламент этой культурной символики служит и регламентации самогореального действия. В него включается и политический регламент, также оченьстрогий: восшествие на престол, вступление в должность, обряд посвящения,приближения к властвующей особе и т.д. Алгоритм такой культуры означаетустранение свободы, предупреждение свободы мысли и действий. Человекосвобождается от выбора, он свободен только с готовностью приниматьнеобходимость.

Культура, политика и сама свобода подобногорода продиктованы необходимостью, которая в свою очередь обусловлена скуднымивозможностями, существованием без возможности выбора, необходимостьюсплачиваться ради выживания. Всякое превышение конкретной нормы, путь кизобилию, хотя бы относительному, означали движение к выбору, к альтернативам,к свободе от нормативных ограничений, к разнообразию, к культуре как богатствувозможностей и к подлинной политике, столкновению мнений и выбору решений. Этопереход от очень низкого организационного уровня к более высокому, отстатики – к динамикеобщественного и политического процесса и от природной коллективности кколлективности нового типа, включающей многообразие, основанной на этойдинамике.

Если примитивная коллективность исключаетпротивостояние человека –человеку, человека – массеи власти, то культура развитой коллективности как раз состоит в выбореотношений между сторонами, из которых и формируется политика. Близкая кприродным началам человека массовидная коллективность апеллирует к внешней,надчеловеческой, внесоциальной аргументации своего существования, и этатенденция устойчиво сохраняется в более развитых культурах. В политике онастабильно выражается во враждебности к политическому, международному окружениювместе с культурной, этнической ксенофобией. Тяготение к изоляции, автаркии вполитике сочетается с сознанием собственного культурного своеобразия, особойкультурной исключительности, естественно, и с национальной и т.п. Природность,особенность такого рода особенно легко легитимируется космосом, богом,историей, предопределенностью и предназначенностью общей судьбы. Общество,уходящее от примитивного коллективизма, отходит и от подобных детерминаций.Вместе с тем ее распад освобождает индивидуальную природность, все видыоппозиций в обществе и вражду между людьми, группами, сословиями, классами,народом и властью. Отпадает двойное подавление свободы – свыше и самой коллективностью.Состояние разрушенной природной цивилизации предшествует возникновению новойцивилизации, новой коллективности, организованной государством, и новойкультуры, формирующейся в движении человека из массы к его превращению виндивида и личность. Проблемой культуры становится теперь отношение культурыколлектива и культуры индивида, возникновение гражданского общества многихкультур. В политике этому процессу отвечает появление государства Новоговремени, новой политики, вытесняющей родовые отношения, привязанности,предрассудки –обезличенными отношениями людей, профессионально занятых политикой. Возникаетпоэтому и проблема культуры политического труда, проблема новой политическойкультуры. Ее формирование прошло в Европе через эпоху культурной и политическойборьбы, острых конфликтов промежуточной цивилизации новых форм подавления игосподства с его двоякой организацией – не через коллектив только, но и непосредственно направленного начеловека, выходящего из коллективности. Вместе с тем она порождает новуюколлективность, коллективность относительно свободы выбора, организованной нановых политических и культурных началах. Одновременно преодолевается и особенножестокий деспотизм переходной цивилизации, дисциплинирующей крайнеполяризованное общество. Тем самым преодолеваются, по крайней мере частично,прежние, и примитивные, и более развитые репрессивные функции культуры, ееорганизующие, нормативные и контрольные функции реализуются новыми средствамидинамической политической и культурной стабилизации общества, принимающегосвободу выбора индивидом его приобщения к коллективной культуре, как и кизбранному им направлению политики. Процесс такого рода совершается не безкризисов и культуры, и политики. Его культурная перспектива, как полагалМаркс, – воспроизводствопервого типа целостной цивилизации, но преображенной, в которой в полной меререализуется культура как сложная система посредующих связей между людьми.Неразличимость человека в коллективе как средство самозащиты сменяется такойновой политической организацией общества, при которой оно освобождаеткультурную организацию коллективности от защиты индивида и берет ее насебя.

Такие моральные элементы культуры, каксовесть, порядочность, способность общаться, взаимодействовать, сознавать вину,искуплять ее, диктуются не только и не столько коллективом, общей культурой,политикой и властью, но и самим индивидом как его способность к самопознанию,самооценке, самокритике и самосовершенствованию.

Самоорганизующаяся, всепроникающаясоциальность культуры обнаруживает сильные сдерживающие, репрессивные функции,нормативные, регламентирующие.

Политика может глубоко влиять на культуру,разрушать, создавать ее, формировать, изменять ее формы, прививать определенныекультурные традиции и т.п. Но культура неотвратимо контролирует политику. Этоодно из определяющих начал политической деятельности как и всякойдругой.

В этой связи напомним общие функциикультуры – передачакультурного наследства в пространстве и во времени; сплачивающие общество,определяющие господствующий тип человека и коллектива; восстановительные,сохраняющие общество в эпохи кризисов и потрясений; ресурс развития человека иобщества; механизм передачи духовных ценностей во времени (культурногонаследства), другим общностям; культурные заимствования (ее интернациональныефункции).

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.