WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 30 |

Государственное регулирование создало новыеформы разрешения противоречия между производством и потреблением путемизменения структуры потребления, а не сокращения его объема (в меньшейстепени). Это последнее обстоятельство немаловажно, с точки зренияисследованного Марксом единства производства и потребления. Регулируяпроизводство, но не направляя соответствующим образом процессы потребления,государственный регулятивный механизм социально-экономического управления несмог бы осуществлять процесс воспроизводства. Отсюда политика доходов,регулирование спроса – лишьпервая, значительная по масштабам, но уже ставшая традиционной формаэкономической деятельности государства. К числу других непосредственносвязанных с обеспечением функционирования общественного производства средствамигосударственного управления (и с использованием финансов государства) относятсягосударственные меры, принимаемые для управления трудовыми ресурсами общества,для формирования рабочей силы, деятельности в сферах образования,здравоохранения, обслуживания, в области владения и управления, расширениянаемного трудаcxxxix.

Относительно новой функцией регулированияпроизводства государством является долгосрочное программирование ипланирование. Государственное планирование развития отражает объективныепотребности интенсивного обобществления в рамках отдельных обществ и за ихпределами –интернационализированного производства. Экономическое планирование ипрограммирование – попыткараспространить в масштабе государства, группы государств и планеты опытуправления корпорацией (через масштаб многонациональной монополии) и на основеновых методов сбора данных и их анализа. Новое знание об обществе и природестимулируют попытку охватить организацией и рационализировать их отношения.Отсюда новые экологические функции государства.

Социальное равновесие призвано обеспечить иэкономическое равновесие (идея неоклассической экономики) или, во всякомслучае, управляемость экономики, если используются динамические механизмы ееразвития (идея неокейнсианства, кембриджской школы экономикии др.).

Характерная для этой концепции развитиямодель соотношения политики и экономики появилась на основе теории социальногообмена Дж.Хоманса, которая уподобляет рыночные механизмы обмена некоторымэлементам политических отношений: цены рассматриваются как нормы, рыночнаярегуляция цен, спроса и предложения – как формы социального контроля, распределениеприбыли – как распределениевласти. Тогда, например, инфляцию можно считать нарушением нормыи т.п.

Сталкиваясь со всеми этими проблемами,политическая философия обращается к центральной проблеме исконнойсоциально-политической философской традиции – к проблеме общего блага, решениекоторой признано основной задачей государственной власти. Идеология общегоблага как цели государственной политики всегда была двойственной. Она неизменнопитала аргументами любое политическое сознание, от искренних помысловторжественных политических деклараций времен Французской революции иАмериканской войны за независимость, официальную политическую фразеологию всехвремен и явную демагогию, вплоть до ее самых чудовищных извращений фашистскогои нацистского типа. В прокламировании целей достижения общего блага состоит“идеологическая политика”, которая давно дискредитирована, в связи с чем (вчисле других причин) в послевоенные годы в западной политической философиивозникло движение против идеологии в политике и вообще против “идеологии”.Однако критическое отношение к идеологии общего блага не исключает этой идеи изконцептуального аппарата политической философииcxl, ибо реализация такогоблага всегда может рассматриваться как идеальная цель политики, котораязакономерно достигается лишь частично и столь же закономерно остается основнойи общепризнанной целью политической власти, какой бы скепсис не вызывалидекларации этой цели в конкретных проявлениях и в деятельности реальнойвласти.

Еще два обстоятельства прочно удерживаютидею общего блага в политическом языке и в политической философии. Преждевсего, ни один практический политик или теоретик политики не решитсяпровозгласить целью политики нанесение вреда обществу, хотя реально именнотаков подлинный результат весьма многих политических процессов. Еще важнеефактическая необходимость решения политической властью многих общезначимыхзадач: организации жизнедеятельности, совместной жизни различных общественныхклассов и групп, общественных отношений, внешнеполитических связей, устройствогосударственной территории, инфраструктур, общественных служб, администрации,защиты от внешних врагов и т.п. Если соответствующая деятельность власти наделе служит интересам лишь части общества, разного рода классов и групп, вплотьдо отдельных лиц, действия политической власти тем не менее могут бытьпредставлены как общий интерес. Не случайно в легитимации власти мотив общегоблага всегда играет важную роль, вплоть до оправдания по существуантиобщественных, классовых политических целей – милитаризма, внешней агрессии,нарушения гражданских свобод и прав и т.п.

Концепция общего блага видоизменяется и еесодержание весьма многообразно. От “свободы, равенства и братства” онаэволюционировала до разного рода конкретных форм, и каждый раз трактуетсяисследователями исходя из конкретной исторической ситуации и господствующейидеологии. За последние несколько десятилетий идея общего блага претерпела рядсущественных изменений. Она была предельно развита либеральнойсоциально-политической философской теорией, пережила в ее рамках несомненныйкризис и из контекста либерально-реформистской идеологии перешла внеоконсервативные разработки. Любая политическая теория считает своим правомопределять, что именно в жизни общества является для него благом.

Наиболее существенные утвержденияотносительно общего блага как цели и содержания политики можно кратко изложитьследующим образом.

Концепция общего блага исторична. Онаразвивается во времени, и ее формирование определяется уровнем развития самогообщества, с чем нельзя не согласиться. Однако критерии зрелости политическогосознания, способного осознать идею общего блага, нередко модернизируются в духестадиальной схематики, разработанной У.Ростоу и вслед за ним – теоретиками индустриального ипостиндустриального обществ. Так считается, что общества, не прошедшиедоиндустриальную стадию модернизации, решают лишь задачу избавления от частныхи локальных интересов и целей, формируют вместе с созданием политическойобщности и общие понятия политического блага. Только тогда, считает Р.Бенжамен,возникает вопрос о всеобщем социальном благоденствии и он занимает ведущееположение как задача централизованной политической властиcxli.

Несмотря на очевидную неточность этогомнения, поскольку идея общего блага существует на любой стадии так или иначесформированного общества. Она действительно изменяется во времени, хотя зависитне от автоматизмов перехода общего от одного типа к другому, а от множестваполитических, социальных, экономических и культурных факторов.

Наиболее созвучна концепции общего благаидея политического счастья и утилитаристской концепции полезности, которая вконце концов переросла в социально-философскую концепцию благоденствия изавершилась комплексной политической и социально-экономической теорией обществавсеобщего благоденствия. В рамках этой общей теории были разработаны теориичастных и коллективных благ, причем эти последние признаются материальнымэффектом, который производит правительство для обществаcxlii.

Политическая концепция общего блага далажизнь целой линии социально-философских и политико-экономических исследований иконцепций – маргиналистскихтеорий экономической полезности, различных теорий экономической политикинеокейнсианского направления. Они далеко выходят за пределы политики, хотя всеоснованы на ее принципиальной установке: создать общество, в котором были быосуществлены экономические интересы его граждан.

Экономические интерпретации концепцииобщего блага также выходят за пределы политической философииcxliii. Важна,однако, идейная связь философской политической мысли с новыми, порожденными еюотраслями знания и концепциями. К ним принадлежат также и выделившиеся изфилософии теории равенства, справедливости, свободы и других социальных иполитических ценностей, которые включены в понимание блага человека и общества.К концепции общего блага примыкает идея оценить в определенных понятиях жизньчеловека как ее образ, уровень, качество и т.п. Эволюция этой идеи известна: отколичественных материальных оценок к качественным, в которых преобладаютсоциальные, культурные, духовные критерииcxliv.

Государство, таким образом, не тольковынуждено ходом общественного процесса брать на себя ранее несвойственные емуфункции. Оно оказывается политическим центром, к которому обращены растущиепритязания общества. В этой ситуации и формируются цели, средстваинституциональной власти, осуществляются ее функции. Она определяет отношениягосударственной макровласти с ее аппаратами, а также пресловутый кризис власти,которым так много занимается современная западная философия.

Таким образом реально решается проблемаприсутствия господства или, точнее, политики и власти в экономике врациональных границах их взаимодействия. Решение это пришло во второй половинеXX столетия вместе с новой промышленной революцией, революцией производительныхсил, науки и техники, которые более не вмещались в структуры частного,коллективного, корпоративного обладания материальными и тем болеенематериальными ценностями знания, которые не могли к тому же обеспечитьрасширенное воспроизводство этих ценностей, создать новые экономическиеотношения, отвечающие новой реальности. Поэтому сразу же после второй мировойвойны развернулась конкуренция между суперсобственником – властью, государством – гиперпредпринимателем и частным (всеболее коллективизированным) капиталом. Соперничество это протекает с переменнымуспехом то в пользу государства, то против него под лозунгами борьбы противэтатизма (“меньше государства!”), но определяется не идейными соображениями, аэффективностью производства в государственных секторах (в том численационализированных после войны) и частных (акционерных).

Впрочем, идеология политико-экономическихотношений определилась в полной мере в этот период и привела к смене всех ееважнейших направлений: формированию неолиберализма – идеологии общественного развития игосударственного вмешательства и неоконсерватизма – идеологии этатизма и одновременноприватизации, ограничения государственного патернализма и сокращения социальныхрасходов. Произошел курьезный обмен политическими знаменами: неолиберализмотказался от исконных трактовок безгосударственной экономической свободы изаимствовал у классического консерватизма идею властной аристократическойгосударственности. Консерватизм, в свою очередь, перенял у классическоголиберализма апологию частного предпринимательства. Обе идеологии оказались витоге различимыми лишь в синусоиде их социальных предпочтений.

Между тем именно в социальной проблематикеразыгрывались самые существенные события политико-экономической коллизии века:отношения с обществом, борьба за условия труда и эксплуатации. Соперничающиестороны не враждовали, вместе наступали и пятились, но действовали в разныхнаправлениях.

Частные и корпоративные предпринимателистремились наладить отношения со средними классами при поддержкесоциал-демократических, социалистических и других умеренных левых партий.Появились известные теории “народного капитализма”, распространения(“распыления”) собственности и пр. Борьба за гражданские права 60-ых гг. в США,студенческое и молодежное движения, волнения 1968 г. в Европе послужилисоциальным фоном попыток наладить партнерство труда и капитала на Западе. Ногораздо существеннее стимулировали эти попытки реальные преобразования вэкономике, охваченные теориями общественного развития, социального изменения ипостиндустриального общества: новое качество жизни, изменение структуры самойэкономики (развитие ее “третичных” и “четвертичных” отраслей, т.е. сервиснойэкономики), экономики высоких технологий, требующих высокопрофессиональноготруда ученых и рабочих –“нового класса” профессионалов во всех областях деятельности.

Государству же в этой новой ситуациипредстояло решить извечный вопрос о его отношениях с обществом: сумеет ли ипожелает ли оно умерить их взаимное отчуждение, создаст ли с ним подлиннодемократические партнерские отношения или попытается доминировать. Последнийпуть, который привел к тоталитаризму, отпадал. 11 января 1944 г. президентФ.Д.Рузвельт обратился к конгрессу с политической декларацией, своего рода“Биллем о правах”, в котором сформулировал новую стратегию государства:экономическую свободу человека от бедности и гарантию его социальных прав. Этобыл сигнал к созданию через несколько десятилетий так называемого “социальногогосударства”. Странное название – любое государство в принципе социально. Но то была и в самом делеего новая социальность, политическая и экономическая прежде всего гарантиямисоциальных прав человека, пусть даже минимальных.

Такой результат социального развитиявключал и решение проблем этатизма: никакого полного огосударствленияэкономики, а следовательно, гиперполитизации и идеологизации общества, нонепременное участие государства в экономической жизни страны.

Порядок и безопасность

Охрана порядка, внутреннего и внешнегомира, будучи одной из важнейших функций государства, органично входит и впредставление об общем благе. Это едва ли не основные его ценности.Безопасность к тому же –гарантия или, вернее, залог воплощения и сохранения общего блага. Гарантыбезопасности в свою очередь – государство, режим и политика страны и само общество.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.