WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 30 |

Две проблемы: требования человека кгосударству (“права-свободы”) и требования всеобщности к индивиду, чтобыобеспечить справедливость и соблюдение прав гражданина(“права-доверие”cxv). Первая потребностьоткрыта либерализмом, начиная с Локка, вторая – современным государством. Первыйзапрос ограничивает права государства, второй – вызывает их расширение. “Поиск ихсинтеза представляется, тем самым, ключевой проблемой политическойфилософии”cxvi.

Речь идет также об античном принципепервенства полиса, общности и его столкновении с концепцией субъективностиНового времени и ее свободного проявления. Для Б.Буртуа трудность такогосинтеза состоит “в трудности рационального применения субъективной свободы исубстанциальной тотальности”.

Что касается Гегелевской политическойфилософии, вызывает подозрение, в самом ли деле право служит для нас гарантиейсвободы, тем более, что гегелевская концепция государства по мнению многихоткрывает путь к тоталитаризмуcxvii. Правда, другие считаютименно гегелевскую концепцию права и государства тем самым синтезом, которыйинтегрирует права индивидаcxviii. Для Хабермасасуществует этическая тотальность по модели субъективной этики и потомувозникает и “сверхиндивидуальная субъективность государства, которая берет верхнад субъективной свободой индивидов”cxix. Хабермас обращаетвнимание на возможность развить эту мысль идеей, обнаруженной в сочиненияхмолодого Гегеля и затем оставленной им, о коммуникативной рациональности,порывающей с монологической философией субъекта. С той точки зрения правогосударства может и вытеснить либерализм.

Рациональная суть гегелевского анализа:соотношение свободы и необходимости. Необходимость (а не логика Гегеля) можетпревратить свободу в иллюзию. От кого или от чего исходит эта необходимостьДругой вопрос: может ли сама свобода стать необходимостью и как этогодобиться

Сама проблема соотношения субъективной(индивидуальной) свободы и субстанциальности государства, видимо, неверна.Субъектом свободы являетсялюбой член общества –индивид, власть, государство в целом и т.д. Все они субстанциальны, но ихполитический вес и функциональные роли в обществе различны и действительнонуждаются в согласовании, но на доступной сопоставлению основе: характересубъекта, его субстанциональности и т.п.

Новым в Новое время стала смена концепциииндивидуальной свободы гражданина в государстве, а не свободы государства, т.е.свобода субъекта, которая не согласуется со свободой тотальности – государства, что предполагал ужеЛокк.

Политическая философия Гегеля – это синтез античного принципавсеобщности и современного принципа свободы субъекта.

Соответственно “право насопротивление”cxx.

Индивид, государство иправо

Гегелевское политическое право претендуетна синтез античного полисного начала, в котором полис представляется некоейцелостностью, и принципа свободы субъекта Нового времени, речь идет опримирении двух начал –коллективного единства и индивидуализмаcxxi. Иначе говоря, этосопоставление Платона, который во главу угла ставит “подавление единичного, какисходного начала”cxxii, с одной стороны ссовременным миром.

Отсюда и вопрос: следует ли пониматьсвободу как индивидуальное явление, которое приобретает коллективную форму илирастворяется в государстве, либо восходит к новому качеству, котороедвоится – переходит вгарантию индивидуальной свободы (демократия) или поглощает ее (тоталитаризм),т.е. мира, который исходит из принципа первенства индивида, исходит из егоединичной воли (под влиянием, в частности, Руссо), поможет поддержать ее либоподавить.

Нет сомнения, что Гегель стремилсяподтвердить античную концепцию целостности, реабилитировать ее в противовесатомизму и контракционизму “юснатурализма” Нового времени. Высшее право длянего – не абстрактноеестественное право Нового времени. Государство обладает таким правом, потомучто оно само находится под воздействием высшего права мировогодуха.

Либерализму (с его принципами атомизма иконтрактуализма, субъектного начала) в концепции Локка противостояли различныепопытки подчинить его власти как более сильному общественному началу. Для консерватизма этобыла церковь (у Ж.Де Местра), у О-Конта – знание, у Гегеля – государство. Иначе говоря, либерализм всегда сталкивался стотальностью разного рода, противоположностью субъекту. Идею можно продолжитьза счет партий, режимов, большинства разного рода и т.п.

Для либерализма индивид может находитьсявне государства, поэтому он и имеет право на эмиграцию т.е. возможность уйти отнего (Локка Два трактата о правлении и Послание о веротерпимости)cxxiii. Отсюдаже вытекает необходимость договорности, т.е. урегулированных юридическихотношений индивида и государства (не только и не просто общества и государства) – условия пресловутогосинтеза.

В пределах государства индивидупредоставляются широкие сферы деятельности, связанные с ограничением властигосударства. Это сферы собственности, производства, политической практики, атакже религиозной (см. Дж.Локк. Трактаты и Послание о веротерпимости). С этимивидами активности связаны проявления индивидуальной свободы воли ииндивидуального произвола и возникает вопрос о соответствии, воплощении вгосударстве сущности индивида у Гегеля, в какой мере они отвечают концепциигражданского общества и государства.

Либерализм защищает индивида от государствапутем ограничения исполнительной власти властью законодательнойcxxiv иразделением властейcxxv и против безжалостнойтиранической власти, обманывающей народ – правом на сопротивлениеcxxvi.

По Гегелю, современный принцип свободысубъекта только при отказе от односторонностей индивидуализма, которые емуприсущи в теориях современного юснатурализма. В частности, не может идти речи,как это свойственно абстрактным концепциям, об индивиде как о цели государства,ни как об этом его принципе и точки отправления. Речь идет и о том, чтобы несводить государство, божество на земле, к средству, как того желаетутилитаристская политическая философия. Иначе говоря, речь идет о поискахсобственных источников рациональности и субстанциальности, а также произвольномсоответствии ему индивидов, которые посредством маневров с договором формируютполитическое сообщество. Вместе с критикой утилитаристской концепциигосударства, индивидуализма и контрактуализма Гегель предлагает новую идеюиндивида и его органических отношений с государством, а также его включения вгосударство.

Итак, Гегель о государстве: индивид какчастное лицо не есть конечная цель государства. “Его (государства)субстанциальная сущность не состоит в защите и безопасности, жизни и имуществаиндивидов”cxxvii. Согласно гегелевскойкритике думать иначе значит смешивать гражданское общество с субстанциональнымгосударством, так как государство, политическое общество не совпадают сгражданским обществом и вообще возникает вопрос охватывает ли, включает лигосударство общество; ибо нельзя смешивать общество буржуа с членамигосударства, а договорность – с подлинной этикой “величия” государства. Отсюда традиционнаяидея государственников: “государственность” вопреки обществу – чувствительная проблема ихсоотношения. Инструментальное же, т.е. либеральное (замеч. авт.), отношение кгосударству лишает его этического начала. “...Этический элемент оказываетсяполностью за пределами государства”cxxviii. Такоегосударство –“...Государство потребностей и соглашений”cxxix. Это государство истиннотолько на уровне гражданского общества конкретных личностей, которые являютсяих собственной цельюcxxx, ищут удовлетворения ихсобственных потребностей и запросов совокупности, которую они с необходимостьюобразуютcxxxi.

Право, политика и закон

Закон, как мы знаем, объективированноеправо, формализованная и материализованная формы существования права и власти,способ их проявления. Право – абстракция, такая же, как политика. Власть – тоже абстракция. Закон – одна из форм, в которой ониконкретизируются. Закон –отвлеченная норма, обобщенная в правилах общественная практика.

В отождествлении права и государства ипонимании государства как юридического образования (“Юридическое государство”)обычно включается понимание права как средства принуждения, легитимации илегализации власти как силы и ее законного права на принуждение и насилие.Таким образом, право толкуется в двух функциях: легализации власти(государства) и насилия (его карательных функций). Оставались долгое времянепризнанными его организационные и регулятивные функции, а также социальные иморальные, взаимодействующие с такими же функциями политики и власти(государства), хотя уже Гоббс указывал, что суверен, определяющий право,решает, наши действия справедливы или нет, честны и бесчестны, хороши и дурны(“О гражданине”, VI, 9). Но и для него “гражданские законы” – это законы государства. “Гражданскоеправление” Локка основано на первенстве законодательной власти. Учредительные,организующие власть (государство) законы и функции права и есть “позитивноеправо”. Легислатура, учреждение законов, т.е. того же государства и естьпризнак “политического общества” – Учреждение общества имеет не одну цель – создание власти (государства), но две:власти и закона, для чего и необходима высшая законодательная власть. В этомсостоит выход из природного состояния и спасение от произвола (т.е. вольноготолкования закона) и беззакония. (Второй трактат, § 134 и 136).

Для Руссо эта “общая воля” может бытьвыражена только в общих нормах, которыми и являются законы. Эти общиенормы – законы - определяюти “политическое тело”, т.е. государство, его устройство, и благодаря такомуобщественному (общему) договору (закону) оно и получает право именоватьсяреспубликой. Тем самым выражается и суверенитет народа – единственно легитимный. Общая воляпроизводит и законы, и это главная гарантия от деспотизма (“Общественныйдоговор” II, 6 и др.).

Кант, следуяРуссо, считал гражданское общество результатом исходного и даже идеальногообщественного договора власти и суверенного народа. При этом “Единственнаянеизменная конституция, это та, при которой только закон суверенен и не зависитни от какой особой личности” (Метафизика нравов. Общее учение о праве,§ 52). Под “законом” онпонимает такую абстрактную норму, которая обосновывает общие интересы (иследовательно, равенство), абстрактность права и закона выступает как ихвсеобщность и потому как залог равноправия; но это “точная всеобщность”,которая может быть конкретизирована в частных конкретных случаях – иначе закон не будетприменим.

У Гегеля, в его раннем творчестве вплоть до“Философии права”, закон как выражение общей воли, провозглашенной,обнародованной и общественно признанной, есть высшее выражение рациональностигосударства, то есть точно факта, что государство выражает всеобщий интерес,самосознание организованного народа (общесоциальная концепция государства всочетании с юридической). Государство, воля которого не выражена в формезакона, – несвершившеесягосударство, не достигшее состояния самовыражения, т.е. современногопредставительного и бюрократического государства, теоретиком и идеологомкоторого был Гегель.

Наиболее полная и последовательная теорияидентификации права и специфической формы закона, характерной для современногогосударства, представлена веберовской типологией легитимной власти: различныхформ традициональной власти (патриархальных и патримониальных государств илисостояний), в которых право по преимуществу традиционно или “по здравомусмыслу”, т.е. принадлежит долегальной власти, и в ней право все более принимаетхарактер фиксированной нормы, т.е. переход от предсовременного кпредставительному и административному государству Нового времени. Легальнаявласть, по Веберу, образуется и осуществляется в соответствии с предзаданнымизаконами. Она, следовательно, предназначена создавать учреждения, производящиеи изменяющие законы, т.е. законодательные органы, которые дифференцируются попринципу разделения труда в судебной и административной власти. Разделение навласти создающие законы и исполняющие их приводит к преобладанию права в формезаконов над всеми другими формами права. Первая предпосылка легальной власти втом, что “любое право может быть установлено рационально относительно ценностицели или отношения к ней (или того и другого) посредством соглашения либонавязывания”. Вторая состоит в том, что “всякое право по его природе естькосмос абстрактных правил и норм, установленных намеренно”cxxxii.

Представление о юридической природегосударства и о порождении нормативного права этим государством приводит кконцепции государства и права как некоего целостного политико-юридическогообразования: правового государства. Правовое государство на протяжении столетия было именно в этомтолковании достоянием юристов от французской Реставрации до немецкого Веймара вкачестве образа современного государства. Это государство явилось, такимобразом, результатом длительного процесса этатизации права и юридизациигосударства Нового времени. Имманентный процесс, не обусловленный ни социально,ни политически, ни морально, как полагали Локк, Руссо, Кант и даже Гегель. Этойконцепции можно дать две интерпретации – теоретическую и идеологическую. Для Кельсена юридизациягосударства, его юридическое объяснение как юридического образования позволяетизбежать идеологизации теории и самого государства. В идеологическойинтерпретации правовое государство – идеал современного государства, ограниченного правом.

Идеология нашего современного государстване осуществится без закона, созданного государством (им же и обществомосуществленным), т.е. властью, точнее политикой. Так образуется связь:политика –идеология –право – власть – закон.

Бурная история взаимоотношений политики иправа не имеет конца. Они слишком тесно связаны и активно взаимодействуют.Однако демократическое общество имеет возможность гармонизировать и, главное,рационализировать правовую и политическую организацию общества в единомпроцессе общественного развития.

Глава VII. Политика и экономика

В сознании, в общественной теории ифилософии и, естественно, в общественной практике политика и власть, средствоее осуществления, неизменно доминировали над экономикой.

Власть и по сей день ассоциируетсяобладанием, политика – сраспоряжением владением, какими бы ни были его формы. Достаточно вспомнитьрабовладельческое общество, в котором экономика существовала преимущественноблагодаря власти над подневольной человеческой силой, которая и создавалабогатство свободного общества, а власть и политика имели целью организациювнеэкономического принуждения рабов к труду, пополнение рабочей силы войнами изахватами и управление рабовладельческой экономикой.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.