WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 30 |

Разделение властей не обходится безпроблем. В сословном и классовом обществе оно ранее имело одну особую функцию:представлять в разных властях разные сословия (отсюда и разделение английскогопарламента на две палаты –одну дворянскую, другую народную или народно-буржуазную).

Монтескье в “Духе законов” в главе обанглийской конституции писал: “Все было бы потеряно, если бы одна-единственнаяособа, или один какой-либо корпус сановников, знати либо народа осуществлялиэти три власти: создавать законы, исполнять общественные решения, наказывать запреступления и разрешать споры между частными лицами”.

В Средние века и пришло это решениепроблемы – разделитьзаконодательное собрание. Кроме того, парламент уравновешивали король, светскаяи духовная знать и народ. Отсюда в английской политической мысли появилась идеясмешанного правления, которую воспроизвел Монтескье. Оно состоит во взаимномсвязывании законодательной и исполнительной властей. Уравновешенные такимобразом системы препятствуют появлению абсолютной власти. Однако юридическоеравновесие не заменяет равновесия социального.

Стабильность конституции и властей в СШАобъясняется не только достоинствами конституции, но и социальной стабильностьюстраны.

В современном демократическом обществеимеют значение не столько социальные различия властей, сколько функциональные иполитико-идеологические, партийные.

Что угрожает обществу, демократии иразделению властей Узурпация власти, ее концентрация и тирания одной из трехвластей: парламента либо правительства, либо главы государства, или большинствав парламенте; если процедурные правила и расстановка сил в парламенте таковы,что он зависит от оппозиции, то возможна тирания оппозиции или, иначе, тиранияменьшинства.

В “Метафизике нравов” (1797) Кант указывал,что “законодательные, исполнительные и судебные функции являются необходимымиусловиями образования государства” (“политические достоинства”). Все три властидолжны быть независимы друг от друга и возглавлены разными лицами, нокоординированы друг с другом во взаимной субординации, “так что одна не можетузурпировать функции другой”.

На деле практическое осуществление этогопринципа оказалось нереальным, как показал опыт применения французскихконституций 1791, 1795, 1848 гг., т.е. при нереспубликанских и/илинедемократических режимах. В Европе независимости властей мешает сочетаниеминистерских и парламентских постов. Она полнее осуществлена вАмерике.

Однако основные условия разделения не втехнике, а в функциональных особенностях властей.

Наиболее ранним и устойчивым оказалосьотделение судебной власти, хотя она и производна от законодательной, а можетбыть, и поэтому. Однако это отделение прежде всего было основано на выделениисудебных функций, исполнении закона. В этом смысле судебная власть – исполнительная. Следующим шагом сталанезависимость суда, чему способствовало его подчинение закону. И только теперьи только отчасти суд стал над другими властями.

В этой связи возникает вопрос о различиизакона и декрета. Закон есть, по Канту, общее решение для всех,декрет – особый акт вособых обстоятельствах. Указ –специфическая самодержавная форма, соединяющая закон (“указ Президента”) идекрет (“декрет Президента”). Различие между ними сегодня нередко стирается,что означает смешение законодательства и политики, законотворчества иуправления, администрирования и правления. Современный парламент нередкостремится стать органом управления. Юридические начала разделения властейуступают место единству политического процесса, который начинается с выборов изавершается действиями управления. В этом состоит переход от правления трехинстанций: монарха, знати и народа к правлению большинства. Если парламентскоебольшинство формирует правительство и тем более к тому же большинствупринадлежит глава государства, то правление и весь его процесс оказываются водних руках и все его функции объединяются. Тогда и возникает возможностьавторитаризма или диктатуры (партии или личности либо тирании большинства).Почему, однако, в одних условиях она не возникает, а в других – да! Единство политического процессаможет превратиться в единовластие, а разделение властей в фикцию(тоталитарную), зависит все это от содержания политики и идеологии правящих сили большинства – социальнойбазы, от сохранения или отсутствия процедурной демократии, норм смены власти иперестройки политики, процедурной дисциплины.

Из двух концепций разделениявластей – Монтескье и Канта- возникает его новая теория. Она связана с именем Б. Констана. Это идея общейволи, потребности ограждать права и свободы человека. Это означает свободуиндивида от власти и свободу – право участвовать в управлении государством в интересах той жеохраны прав и свобод. Т.е. участие в управлении в интересах управляемых.Следовательно, речь идет о политическом процессе формирования государства иметодов управления, которые не позволяют государству посягать на независимостьиндивида, что ведет к пересмотру концепции суверенитета. В представительнойсистеме реализуется на деле суверенитет народа, осуществляемого через егопредставителей. Суверенитет теперь означает не то, что король или народ могутчто-то делать, а что “ни один индивид, ни одна группировка, ни одна ассоциацияне может присвоить себе суверенность, если она ей не делегирована. Но из этогоне следует, что совокупность граждан или тех, кто наделен суверенитетом, могутсуверенно располагать существованием индивидов”cviii.

Таким образом, в истории ограничения иразделения суверенитетов –вначале народа, затем –монарха в их отношениях друг к другу, возникло ограничение по отношению к индивиду (онораспространяется и на суверенитет коллектива). Одновременно сформировалось ипонятие суверенитета личности.

Предупреждение диктата одной из властейдостигается функцией “нейтральной власти” главы государства. Егозадача – предупреждать иразрешать противоречия и конфликты властей, не вмешиваясь в ихфункции.

К этому механизму добавляется разделениевласти между центром и местным самоуправлением в соответствии с принципомреспубликанского федерализма.

Основой этих суверенных отношений служитполитическая свобода, происходящая из религиозной свободы и свободы печати(слова). Выражение этой свободы через представительство в парламенте служитформированию воли государства.

Дискуссии о правовомгосударстве

В немецко-прусском варианте просвещениямонархии сувереном является не монарх и не народ, а государство, которое ихсинтезирует и превосходит. Его суверенитет не ограничен, все, начиная с монархаи кончая мелким людом – егослужители и граждане - не могут противопоставить ему свои права.

Кодификация Фридриха II устанавливаетдостоверность закона. Поскольку государство руководствуется таким законом, поформе и в границах права, это само по себе гарантирует гражданам правильностьзакона и юридическую свободу, дарованную государством. Впрочем, государствоможет вмешиваться в дела индивида, но только если это оправдано законом.Государство также должно строго соблюдать разделение функций исполнительной изаконодательной власти. Первая издает декреты в полном соответствии с “общимзаконом”. Тем самым возникает потребность в контроле исполнительной власти иадминистрации, чтобы они не нарушали общие законы, изданные законодательнойвластью. Такой контроль может быть административным и юридическим. При этомвозникает вопрос: что предпочесть – юридические или политические критерии и соображения Контрольдолжен быть компетентным и независимымcix. При этом возникаетпроблема сочетания юридических и административных функций.

Теория правового государства в немецкойверсии не содержит требования правового ограничения администрирования июридического вмешательства самого государства. Права человека в немецкой версиицеликом предоставляются ему государствомcx. Если правовое государствоодно вправе применять силу (ср. Вебера), право не образует подлинного идейственного предела этой силе. Само право превращается в силу, которая неможет осуществлять традиционную конституционную функцию регулирования отношениймежду властью и индивидом. В английской и французской культуре не только и нестолько voluntas, но ratio играют основную роль.

В немецкой версии правовое государство нетолько образовано правом, но и служит его источником, само его интерпретирует иего дарует, но не ограничено им. Это развитие политического и правовогоабсолютизма. В английской концепции правовое государство – коррелят гражданского общества,продукт власти и общества, политики и социальности.

Совершенно иной опыт получил английскийконституционализм: правление закона и права. Эта концепция сформулирована вXVI в., но ее истоки идут из средневековья, когда утверждалось равенствограждан перед законом и велась борьба против произвола власти. В то время какнемецкая и вообще континентальная культура была ориентирована на унификациюгосударства и права, Англия не занималась государством, в ее традициисуществовало понятие “правления” с его тремя классическими функциями, покрайней мере исполнительной и законодательной. Кроме того, всегда утверждаласьнезависимость права и его положение на одном уровне или над правлением иподчинение власти праву.

Такая трактовка права и правления сталавозможной не столько благодаря независимости судей, сколько особенностианглийского прецедентного обычного права, хранителями и пользователями которого был судейскийкорпус. Судьи же выступают и толкователями парламентских законов, ограничиваятем самым всесилие парламента.

Крупнейший интерпретатор этойситуации – A.V.Dicey (TheLaw of the Constitution, 1885). Равенство граждан и власти перед законом инезависимость суда в его трактовке исключает произвол администрирования всудопроизводстве и вообще в юридической системе (в отличие от французской).Dicey указал, чтоотсутствие писанной конституции в Англии означает следование реальным жизненнымнормам, устоявшимся в обществе, а не предписанным законодателями.

Юридические объяснения правовогогосударства мало говорят о главном: демократическом процессе, который в Англиишел быстрее и привел к идее главенства закона, его суверенности; во Франции оноставил следы абсолютизма в виде государственного главенства над правом, а вГермании, вплоть до конца 2-ой мировой войны, в силу ее феодальнойотсталости – к полномудоминированию государства и в политике, и в праве.

Сводить основной принцип конституционализмак разделению властей неверно и архаично, поскольку сам он возник в эпохуаристократического, т.е. феодального правления и еще сильного монархизма. Нынеэтой основы больше нет, однако остается проблема деспотизма большинства илиодной из властей. Формирование политического курса государства нынеопределяется не согласием и сотрудничеством различных институциональных органоввласти, которые представляют классовые интересы (прежняя система), аполитическим запросом, который реализуется партиями, классовые интересы приэтом не исчезают, только их различия становятся менее четкими.

Однако большинство и его партия, если онидоминируют в разделенных органах, могут отказаться гарантировать права иинтересы меньшинства и граждан в целом. Иначе говоря, разделение властей вдемократическом обществе может оказаться недемократическим.

Кроме того, исключительная сложностьсовременного общества требует незамедлительных и эффективных решений, которымможет помешать чрезмерная сложность структуры власти. Иначе говоря, это та жепроблема власти и закона, но власти части общества – большинства (что дает власть партиибольшинства) над другой частью – меньшинством. Это проблема, которая переносит отношениеобщество – государство,народ – власть в другуюсферу: одна часть общества – другая его часть и человек в отдельности. Средством, которое приэтом используется, остается, как и при классовых отношениях, государство.Большинство и его партия становятся аналогом правящего класса. Тем самымостается проблема ограничения такой, демократической по типу, власти исоответствующего средства. Это закон (прежде всего, но также и процедурныемеханизмы).

Актуальность этой проблемы сейчас:большинство и его партии обычно консервативны.

Древние обращались к этой проблеме в ихтрактовках демократии и деление режимов правления на правильные и вырожденные,испорченные. Платон (законы) в полемике против испорченных форм демократии,писал: “Народ, согласно древним законам, не властелин законов, но ихдобровольный служитель”. Аристотель (“Политика”) писал о демократиях, в которыхгосподствует закон, и о таких, где господствует масса: “Это случается, когдавысшая власть принадлежит прениям в народных собраниях, а не законам. Этопроисходит благодаря демагогам. В демократиях, где царит закон, нет демагогов,а самые высокие посты занимают лучшие граждане; там же, где законы не правят,появляются демагоги. Подобный народ, подобно монарху, пытается правитьсамостоятельно, не подчиняясь закону, и становится деспотичным; такаядемократия становится тем, чем среди монархий является тирания”.

Таким образом, для греков конституционенрежим – монархия,аристократия, демократия, –который не делает саму власть абсолютным законом, а ограничивает ее законом.Тем самым древние связывали закон, режим правления и общество (“народ”) в однусистему. Расшифровка их отношений позволяет дать ответ на вопрос: каким образомсделать ее неконфликтной Связать власти процедурными механизмами – недостаточно, хотя тем самымсвязываются классы, которые представлены соответствующими властями: остаютсяпроблемы общества в целом и отдельного человека. Кроме того, такая связь ужеесть закон. Когда общество делится на большинство и меньшинство, власти, как быони ни были разделены и связаны между собой, вынуждены следовать большинству.Тогда остается и обществу все его части подчинить закону. Но кто и как этосделает Добровольное самоограничение народа возможно только, если общество кнему готово. Таково гражданское общество. Другой путь – подчинение власти государства (Макиавелли-Гоббс) и егоразвитию – правовомугосударству в немецком варианте.

“Всякое конституционноеправление – этоограниченное правление”cxi. “Стоит подчеркнуть, чтотот факт, что самый устойчивый и самый неизменный признак подлинногоконституционализма остается тем, чем он был изначально: ограничением властипосредством права”cxii. “Каждое конституционноеправление по определению есть правление ограниченное”cxiii. То же:“Антитеза правящего человека и рациональностью закона образует на деле одну изфундаментальных реальностей, одну из основ, на которых базируется американскаядоктрина разделения властей и соответственно вся американская системаконституционального права”cxiv.

Право, политика игосударство

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.