WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |
Но еще до такого размышления в глубинах сознания, в подсознаниипроисходит столкновение двух тенденций и их примирение, выбор одной из них ипритом цивилизационный, как выше уже отмечалось: этот микроцивилизационныймеханизм предваряет выбор между импульсивным порывом и рациональнымрешением.

Итак, Фрейд обнаружил три составные частиподсознания, между которыми разыгрывается борьба противоположных решений, иначеговоря, три составные части личности, или три личности в одномчеловекеc. Добавим к этому делению культурно исторический эволюционныйкритерий восходящего развития человека как части природы и члена общества. Мыполучаем его первое состояниеci.

1. Влечение,желание (либидо, лат. libido), “это”, “оно” (id)

Необузданная,агрессивная, жаждущая, полная страсти личность. Непосредственные реакции наокружение.

Подсознание инесдержанное сознание

Состояние“естественно-го”, доцивилизационого человека

2. ”Сверх-Я”(Super-Ego). Центральная, интегрирующая часть личности.

Корректирую-щий,моральный (и вообще рациональный) цензор первого модуса сознания(совестьcii, долгciii)

Сознание (чувство)долга, нормы, чести, морали и т.д.

Культурное,цивилизованное, гражданское и правовое начало сознания, формирующееиндивидуальность

3. ”Я”(Ego)

Согласующее ипримиряющее (1) и (2) дисциплинирующее начало. Снятие внутреннегоконфликта.

Разум, интеллект,формирующие личность.

Политика,дисциплина совместной жизни людей, их общения и отношений вобществе

Решающую роль в столкновении сферыбессознательного, дологического, первичного уровня психологии с сознаниемпринадлежит в схеме Фрейда контролю этой сферы сознанием (“Сверх-Я”). Егорезультат – вытеснение изпервобытия чувственной, эмоциональной структуры человека животного,импульсивно-агрессивного влеченияciv. Вытеснение происходит,таким образом, в пользу цивилизационного начала. Фрейд продолжает тем самым изаново обосновывает исследование вечной проблемы социальной и политическойфилософии: разумности и рациональности цивилизованного сознания и поведения,естественности разумного начала развития личности в формирующемся гражданскомобществе и т.д. Многократно осмеянное просветительское объяснение человекаобретает в этом аспекте учения Фрейда нового союзника, быть может, вопрекидругим сторонам его же концепции памяти, компенсации фрустраций, сексуальнойдетерминации и природы влечений и т.п. Сам Фрейд дает основание для социальных,культурно-исторических, нравственных и политических экстраполяций отношениябессознательного и сознания своим анализом неврозов как обратных движений от ихвысших (социально детерминированных, жизненных испытаний и человеческихтрудностей) – к психике идалее – к нарушениямбиологических структур организма.

Атавизмы, врожденные биологическиеинстинкты и животные импульсы – страх, забота о самосохранении, спасении, погоня, гетерофобия(неприятие особо иного внешнего облика, иной породы) и ксенофобия (неприятиевообще всего чужого как чуждого и враждебного), хитрость,коварство – однако незаполняют бессознательное и не составляют его единственное содержание. Это невся “природа человека”. В ней заложены и предпосылки культуры, и социальность,как мы видели, зарождается в том же контакте подсознания и сознания,иррационального бессознательного с его позитивными началами и рационализмасознания. Логика совместной жизни людей, о которой уже шла речь, ориентирует изакрепляет этот процесс. Отсюда и два варианта развития этого процесса, окоторых хорошо знал сам Фрейд: иррационализации истории, политики, морали какотражения коллективного бессознательного (идея К.Юнга) и их рационализации вкультуре и цивилизации, которая означает понимание, познание, осмыслениеи т.д.cv.

Известно, что сам Фрейд связывалконтрольные функции “Сверх-Я” в конфликте (или взаимодействии) двух объективныхначал с объективным же историческим процессом – становлением общества, т.е.с социальной детерминацией сознания и с социальными процессами общественногоразвитияcvi. Конечно, Фрейд сознавал, что определенно и однозначно связыватьпобеду индивидуально-общественного контроля над природой естественных влеченийчеловека с прогрессом морали невозможно (скорее можно обосновать еедвойственность), однако социально-психологические предпосылки такого прогрессамеханизм подобного контроля несомненно им описан.

Доказательность его анализа подтверждаетсяисследованием социальных, политических и психологических основ (при участиипоследователей Фрейда –Э.Фромма и др.) политического сознания и поведения, особенно некоторых ихархаических форм и их моральных характеристик. Таков, например,вождизм – тип единоличнойвласти, основанной на структурных отношениях, идущих от животного прошлогочеловека – стада, стаи,затем первобытной орды, позже – племенных, общинных предгосударственных образований. Их главанаследует функции биологически доминирующего вожака, старейшего в роде,наиболее властной и агрессивной особи. Впоследствии, в зарождающемся обществеэти качества сублимируются, вожак превращается в вождя, титулованного главусообщества, наделенного реальными и примысленными, нередко сверхъестественнымисвойствами (мудрейшего, всемогущего, связанного с надприроднымисилами – богами и космосомлибо, в наше время, –гениального, всезнающего, связанного с идеей и идеологиейвсемирно-исторического значения и т.п.). Мифология вождизма непременносочетается с архетипом (первообразом) сознания, в котором доминируюттрадиционные, обрядовые способы мировидения, запреты, табу, жесткиеидентификации с племенем, расой, нацией, устойчивые предрассудки(идеологические, политические, моральные, национальные), ксенофобия, деление насвоих, преданных, верных (правоверных тоже) и чужих, т.е. врагов (изменников,предателей, агентов неприятеля), представление о собственной исключительности,эквивалентной исключительности вождя, о единственно правильном выборе идейных,моральных, политических и иных ориентаций, а следовательно, – о враждебности окружения и т.д. Неслучайно наиболее частое (хотя и необязательное) сочетаниевождизма – правлениетоталитарным государством со всеми его отличительными свойствами:централизацией и концентрацией власти феодального, абсолютистского типа,репрессивным режимом, преследованием инакомыслия, статичным политическимпорядком, прогрессирующим отставанием от более динамичного политического,социального и экономического окружения, самоизоляцией от него и т.п., весьмадалекими от позитивной моральности характеристиками. Добавим к этому ситуациюобщества, обращенного в “массу”, и человека, низведенного до элемента этоймассы, растворенного в ее массовидной коллективности и всем присущим ейтрадиционным стереотипам, без гарантии прав и свобод, подавленного и т.д.Прямой аналогии такой социальной и политической организации с первобытнойордой, племенными или ранними общинными структурами, конечно, нет, тем болееотдаленна ее аналогия со стадом или стаей, но есть между ними нечто общее, чтоих тем не менее роднит: воспроизводство древнего архетипа – кровнородственных связей, безграничнойвласти и безоговорочного повиновения как проявления личной преданности иколлективной зависимости от вождя. Удаление от предков (животных и первобытных)делает этот вариант политической организации аморальным именно потому, чтогрубая физическая сила вожака трансформируется в силу закона, организованноенасилие власти, бесхитростные примитивные инстинкты – в идеологические учения и политическиетеории, личное коварство вождя, беспринципность правления и т.д. Таким образом,личная нравственность политика и его этические установки могут быть идентичныкачествам целого общества, его политического строя и государства. Масштабыотношений морали и политики тем самым могут быть минимальными, ограничиватьсяполитической личностью и максимальными, вплоть до общества игосударства.

Выход из конфликтов политики и моралисостоит в согласовании политического и нравственного сознания, оно не можетвозникнуть из взаимодействия рационального конструирования бытия, т.е. политикии работы контролирующего сознания “Сверх-Я”, проникающего понимания человеком иколлективом себя и своего опыта, действия в политике того, что называетсясовестью.

Нравственныйреванш.
Разгадкамакиавеллизма

Стремление отвергнуть мораль вполитике – отнюдь неабсолютное правило. Это скорее признак скудости политической мысли или признакнеблагополучия либо, наконец, сигнал опасности (например, угроза миру). Скорее,напротив, проявляется стремление политических сил опереться на моральныйаргумент своей политики –мораль – одно из самыхсильных легитимирующих оснований мысли и действия в политике.

Однако если мораль и удается выставить задвери, она неизбежно возвращается в окно, и это окно открыто общественномуокружению политики. Нередко его удается закрыть, и надолго. Но рано или позднооно распахивается. Тогда возникает оценочное моральное суждение о политике.Моральное суждение общества может быть отделено от факта времени и тогда онопревращается в “суд истории” и уже ничего не может изменить в совершившейсяполитике, но зато образует исторический опыт общества. В этом случае обществу(или, реальнее, какой-то его части) остается меньше оснований судить о минувшейконкретной ситуации (что хорошо и что плохо и затевать бесконечные споры поэтому поводу), но его инструментами становятся бесспорные абсолютные критериидобра и зла, блага и справедливости.

Два плана моральной оценки: ситуационная иболее общая, приближающаяся к универсальным критериям.

Моральные оценки в этих двух пунктах могутоказаться прямо противоположными, но мораль возвращается на свое место вполитике.

В проверке политики временем участвует и ееморальный анализ. Моральная переоценка политики может обнаружить еепервоначальные моральные изъяны. Тогда становится ясно, что политика изначальнобыла обречена на провал (ср. террор). При этом выявляется противоречиеконкретных ситуаций и общеисторических норм и в политике, и в морали. Уязвимы вморальном смысле все фазы политического процесса – замысел, средства, методы, цели иобщественная цена их достижения, все те его фазы, которые подверженыутопическим аберрациям, те именно, в которых совершается больше всего ошибок.Крупнейшие из них – ошибкиморального порядка.

Временная дистанция, отделяющаяполитический факт от его оценки, зависит от открытости общества и политики ивозможностей ее социального контроля: они либо совпадают во времени, когдаобщество активно, политически грамотно, обладает критическим сознанием игражданскими чувствами, либо значительно отстает и тогда речь, естественноможет идти не о текущей политике и ее коррекции, а о ее оценке sub specieaeternitatis (с точки зрения вечности, т.е. важнейших путей истории). Инымисловами, речь идет о переоценке больших эпох, событий, историческихпроектах.

Процесс моральных оценок можно свести кнекоторой упрощенной схеме:


Ситуация

Отношения

Политика/эти-ка/мораль

Моральная

Во время события

Изнутри, от власти – положительная/нейтральная

Извне – положительная/отрицатель-ная/нейтральная (безразличная)

Вне ситуации –положительная/отри-цательная/нейтраль-ная (безразличная)

оценка

После события

После ситуацииположительная/отрица-тельная

Оценочные суждения общества или какой-либоего части о политике могут изменить ее, если они своевременны. Чаще всего онимогут быть не услышаны, как и другие сигналы социальной критики, еще чаще онизапаздывают, но при всех условиях так или иначе моральная оценка политики илиее переоценка рано или поздно наступает, в образах ли настоящего или прошлого.В этой форме мораль в конечном счете не разделяется с политикой. Если же такаяоценка не наступает ни во время события, ни после него, то это свидетельствуето моральном состоянии самого общества, которое не может не сказаться наморальности политики. Так что суждение о ее отношении к морали неизбежнодополняется вопросом: а какова мораль общества

Таким образом восстанавливаются отношенияполитики и морали и поддерживается моральная организация общества. Если иликогда она разрушается (в том числе силами политики), то это означает моральныйкризис какой-либо общественной силы, группы, класса, лидера или общества вцелом. Такой кризис подобен всем иным общественным кризисам – политическим, экономическим и прочим,если не по структуре, то по значению. В отличие от них кризис моральногосознания бывает особенно болезненным и глубоким, он труднее преодолевается, неподдается каким-либо организационным усилиям. Такой кризис – это целая эпоха, пусть даженепродолжительная. Не все его проявления легко диагностируются. Они бываютскрыты масками всевозможных предрассудков, национализма, шовинизма,политической пассивности, коррупции, преступности, индивидуальных пороков,коллективного безволия, сервильности, коррелятом которой становитсядеспотическая политика.

Причины такого кризиса обычно кроются вдисфункциях других систем –вспомним об их имманентной связи. Проще всего предложить для исправленияморального кризиса восстановить функции других систем. Это будет верно, ноименно моральный кризис более всего и мешает их восстановлению. Задачаоказывается системной и охватывает всю жизнедеятельность общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.