WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 30 |

Прогнозирование, как известно, исходит изнеизбежной, в принципе неустранимой неполноты информации, используемой примоделировании, относительности знания об объекте (который рассматривается какнеполно познанная система) и о большой системе, в которую он входит,составляющей его окружение и фактор его изменения, не говоря об очевиднойограниченности представлений о будущих состояниях этого объекта. Неполным,относительным будет также знание и систем отсчета при анализе развивающихсясистем, разрешающей способности анализа различий между ихэлементамиlxiii и т.д. Прогностика достаточно обоснованно считается свероятностным характером всех рассматриваемых прогнозом параметров процесса.Это особенно относится к ненаблюдаемому событию в будущем, котороерасценивается как пространственно-временная область неопределенности (с точкизрения ее познания и вероятности событий), где осуществляется ожидаемое событиеи объект приходит в предполагаемое состояние. Это и область применения воли,реализации целеполагания, проявления тех именно факторов, которые характеризуютполитику. Поэтому прогнозирование включает в таких случаях (для соответствующихобъектов) предикацию желаемых состояний объекта, то есть цели эволюции сложнойсистемы в результате целенаправленной деятельности ее активнойчасти – в интересующем насслучае – политики ивласти.

Как в политическом, так и в прогностическомпроекте важную роль играет учет возможного и вероятного в оценке событий.В таких проектах с точки зрения возможности приходится рассматривать все ихэлементы и фазы: время события и этапов процесса, пространство, в котором оносуществляется; состояние объекта, траекторию его изменения, цель проекта, егорасчетный или непроизвольный результат.

Вероятность, которая характеризуетвозможность изменения этих параметров, в прогностике оценивается с точки зрениянарастания неопределенности по мере удаления от исходного состояния.В неуправляемых процессах такой динамике противопоставить нечегоlxiv. Цельполитики, напротив, противодействие как раз такому развитию возможностей иповышение их вероятности. Однако на деле и политике, как прогностике,приходится признавать неразрешимость тех или иных проблем или их разрешимостьлишь на основе некоторого компромисса (так называемое оптимальное илисубоптимальное решение).

Использование прогностических методовнесомненно способствует повышению эффективности политического проектирования.Не случайно социально-политическое прогнозирование приняло столь значительныемасштабы в последние десятилетияlxv. Такой, в частности, метод,как теория игр, не исключает (а даже предписывает в случае применения такназываемых смешанных стратегий) принятие субъективных решений (введениеслучайного выбора решения в закономерный с точки зрения целесообразнойстратегии процесс)lxvi. Далее, первоначальноизбранная стратегия при полной информации к началу политического проекта (т.н.игра в нормальной форме), –это скорее фикция, условность. На деле информация о поведении системы и еевзаимоотношениях со средой поступает непрерывно. Тогда процесс достижения целив соответствии с заранее избранной стратегией направляется как непрерывный(или, во всяком случае, дискретный) процесс принятия решений на каждом этапедвижения к конечной цели (это соответствует отмеченной выше закономерностиперехода от одной конкретной частной цели к другой по мере реализации общейцели). Правда, и такой ход политического процесса учитывается формализованнымиметодами (т.н. динамические игры), но как бы ни были отражены возможные вподобной ситуации проблемы (частная или полная утрата информации, ограничениеинформационной памяти, искажения, запаздывание информации и т.п.), очевидно,все вероятные ошибки с этой стороны не могут быть ни предупреждены, нисвоевременно исправлены.

Аспект информации о действительности и одействиях по осуществлению проекта, равно как и о других данных, начиная сдействительных интересов и замыслов создателей проекта, особенно уязвим с точкизрения утопических представлений. Их может порождать сама идея обладанияисчерпывающими данными –хорошо известен технократический “миф о данных”, утопия эмпиризма, согласнокоторой достаточно получить “все” необходимые сведения, чтобы построитьнеуязвимую теорию какого-либо политического или общественного явления,организовать всеобъемлющий учет, “оптимальное” планирование, создатьнепогрешимую модель развития и т.п.

Достаточно напомнить в этой связи, что“данными” для политического проекта будут не только объективные сведения одействительности, но и широкая гамма субъективных восприятий, ощущений,интуиций, настроений, актов воли и т.п. В абсолютный учет информации дляпроектирования они укладываются плохо.

Значительные проблемы вызывает, конечно,количество различных явлений (большая размерность задачи), возникающих в ходеосуществления политического проекта, которые можно отнести к так называемымстратегиям различных сил –участников проекта или его антагонистов. Соответственно значительно возрастаетколичество и сложность задач, шагов и процедур расчета проекта, а такжеальтернатив решения этих задач (наборов средств достижения цели) и,следовательно, оценок (и правил оценок) всего этого, очень упрощенного здесь(на деле же значительно более сложного) пути проектирования различных целей,применимого (и применяющегося) и в политикеlxvii. Сложным оказывается иреальный процесс идеализации. Он включает не только определение идеальной целии теоретических моделей проекта, но и выяснение их ограничений, объяснениеданных, поиск гипотез, начиная с исходной (нулевой), ориентированной на общуюцель, и ее альтернатив и т.д.lxviii. Над всей этой (крайнекратко обрисованной) теоретической, а затем и практической деятельностью, ванализ которой можно было бы углубляться сколь угодно далекоlxix,доминирует социальная ситуация: необходимость получить определенный результатпри данном состоянии проекта; невозможность ждать, когда будут преодоленывсевозможные ограничения объективного и субъективного плана, ограничивающиепроцедуры проектирования, а затем и выполнения плана и проблемная, не менеесложная ситуация. Она резюмируется в выводе о том, что ни один самыйсовершенный объективный метод не снимает проблемы адекватности этого методапреобразуемой им действительности, начиная с правильности исходных оценок.Наконец, решающий фактор политики: за всеми моделями, методами, расчетамиостается реальное общество с его политикой, властью, его политическимтворчеством и деятельностью, культурой, моралью, правосознанием, умонастроениеми присущими ему идеологическими установками. Они и вносят в политический проекти действия власти существенные коррективы, нередко сводящие на нет научныерасчеты.

Рациональность ииррациональность
технологии политического процесса

Ранее нами была рассмотреналогико-категориальная схема создания и исполнения политического проекта инамечены возможные утопические следствия его дисфункций. Если обратиться теперь(на основании некоторых только что изложенных соображений) к реальномуполитическому процессу, можно наметить еще один ряд возможных коллизийосуществления политики и власти, чреватых неадекватными реакциямисознания:

– незавершенность(формальная и содержательная) проектирования;

– неполнотаинформации на разных (возможно, на всех) этапах создания и осуществленияпроекта;

– взаимныеизменения проекта и реализуемой на его основе действительности (в результатевариативности плана и процесса его осуществления). В процессе аккумуляции этихизменений между началом и концом воплощения и сам проект способен значительноизмениться;

– результат еговыполнения также может не совпадать с проектным; особенно заметными могут бытьотклонения от проектного времени достижения цели; возможны его смещения впространстве (“политическом пространстве”)lxx. Это, социальное в своейоснове, явление имеет и известное онтологическое объяснение. Действительность,как отмечается исследователями общественного развития, асимметрична во временив отношении бытия событий в прошлом, настоящем и будущем, а также и ихсоотношения и описания. Поэтому предопределение событий будущего невозможно,ибо однозначность их протекания не присуща самой объективной реальности. Наэтой почве и возникают утопии относительно происходящего изменения, его целей,методов и, конечно, результата.

От осознанияприсутствия – кпостроению
теории

Теперь, когда условия и место возникновенияактуальной утопии в какой-то мере определены, наступила очередь ответить, помере возможности, на поставленные в начале главы вопросы: что же представляетсобой политическая утопия Как к ней относится теория, в чем состоит научная,социальная и идеологическая критика утопии Какова ее судьба Нам сразу жепридется констатировать, что в обширной литературе, посвященной утопии,практически не рассматривается или почти не рассматривается актуальная утопия.Понятие “утопия” употребляется – и нередко –скорее то как упрек, то как метафора каких-либо заблуждений, но теориисобственно политической утопии нет. Внимание исследователей привлекаетсоциальная утопия (или дистопия) традиционного или нового, постклассическоготипа. Те из них, кто полагают, что анализируют политическую утопию, такие, какБарбара Гудвин и Кейт Тейлор, в действительности просто не делают различиймежду нею и социальной утопией. В макромасштабном варианте утопии это различие,если политический проект имеет социальные цели, в самом деле исчезает. Но, какмы видели, политический проект и действия власти имеют любые масштабы, видыполитической власти также различны, она не обязательно совпадает сгосударственной властью. Кроме того, политическая власть может иметьнеполитические, в строгом смысле слова, цели, решая задачи управлениямногочисленными сферами социальной, материальной и духовной жизни общества. Инаконец, мы уже известным образом определили актуальную политическую утопию какпотенциальную, обладающую способностью актуализоваться, отмечали возможностьэволюции политического сознания, теории и конкретного политического действия.Этим она принципиально отличается от привычной социальной утопии, отнесенной вбудущее: к ней не ведет конкретный путь общественного развития.

Итак, развитой теории собственнополитической утопии еще нет. Как бывает в таких случаях, более разработаннойоказывается методология исследования других областей, где возникают сходныеявления, хотя они в них не рассматриваются как утопические. Мы видели это,когда привлекали для анализа политической утопии схемы целеполагания, системныхи прогностических исследований. Видимо, такого рода междисциплинарный подходможет оказаться полезным для прояснения природы политической утопии и втеоретических, и в практических целяхlxxi. Особый интереспредставляют исследования научного познания. Как и логика и методология науки,философская теория науки открыла целый мир проблем, образов, явлений, которыепрямо относятся к проблеме утопического: проблемы истины, объективного знания,процедур его получения и т.п. Основательное изучение обширной литературы повсем этим вопросам для использования в исследованиях власти и политики могло быоказаться весьма плодотворным. Отметим здесь лишь некоторые общие чертыэволюции утопического сознания и его воплощений, связанные с характеристикойполитической утопии.

Как бы ни оценивалась утопия еесторонниками и противниками, в целом утопическое сознание перестраивается и,отступая в явных проявлениях, теряя свои позиции и в социальных, и вестественных науках, одновременно глубже уходит в усложняющуюся ткань познанияи практики, становясь неявной, утонченной, скрытой в формально рациональныхформах. В естественных науках, откуда явная утопия была, казалось бы, изгнанаеще раньше, чем из общественных, вместе с алхимией, магией, за ней осталасьобширная гамма непознанного, неопределенного, вероятного, что и по сей день неисключает и утопического прожектерства в форме всевозможных научно-техническихпрогнозов и проектов. Перестраивается, таким образом, весь модус бытия утопии.Из добровольно принятой, прокламируемой она становится невольной, неосознанной,непроизвольной (за вычетом направленной утопической мистификации).

Отсюда и необходимость отнестись кутопическому в сознании и практике как к более сложному и противоречивомуявлению, чем простое игнорирование законов истории, общества, познания и т.п.(как обычно принято квалифицировать утопию), то есть осознанное, преднамеренноенежелание считаться с известными законами, продиктованное социальными,классовыми, идеологическими мотивами. Такой вид утопии действительно существуети встречается в политике (особенно в реакционном и апологетическом варианте).В этом случае, действительно, можно говорить об извращенном сознании. Однакозаконы того или иного явления могут быть неизвестны агентам политическойдеятельности и тогда говорить о намеренном игнорировании их нет оснований, темболее, что соответствующие законы могут быть и не открыты. В подобном случаеречь может идти о заблуждении, а это существенно изменяет и оценку утопии взависимости от мотивов, объективных причин, порождающих иллюзорное сознание.Знание законов – важный, ноне абсолютный антиутопический фактор, ибо есть желания, конкретные цели,идеальные установки, конъюнктурные расчеты и т.п.; закон может не реализоватьсяи т.д. Такая реалистическая позиция по отношению к утопии имеет первостепенноезначение для анализа ее политической разновидности и оценки ее соотношения сдействительностью.

В свете только что сказанного простым иполным определением политической утопии представляется неосуществимостьпроекта. Как видно, есть, однако, основание различать: 1) проект, временнонеосуществимый при данных условиях, которые могут/будут изменяться, то естьпотенциально осуществимый (например, возможность политическими средствамиразрешить глобальную проблему международного неравенства); 2) осуществимый лишьв идеальной перспективе, но при теоретически возможных условиях (проведениеглобальной политики экологически целесообразного природопользования всемигосударствами мира); 3) неосуществимый ни при каких условиях (абсолютнаяутопия – скажем, всеобщее,в масштабах планеты, равное и единовременное участие населения в решении любыхполитических проблем).

По признаку возможности илиневозможностиlxxii может быть построенатипология актуальной утопииlxxiii. Диалектика вероятностивозможного, соотносительность возможности с условиями реализации, позволяющимипереход невозможного при данных условиях в возможное и реальное придругих – это аргумент впользу дифференцированного подхода к актуальной (политической) утопии. Онподкрепляется еще и тем соображением, что чаще всего речь идет, как мыстремились показать, о проекте, который имеет все признаки рациональногоцелеполагания, в принципе отличного от привычных черт произвольногоконструирования, характерного для социальной утопии.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.