WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 30 |

Видимо, впрочем, непосредственноеприложение в политической теории логико-методологических концепций иформализованных методов не всегда возможно. Его может облегчить философскоерассуждение, распознающее методы и средства истинные и ложные с точки зренияэффективности политики. Позволим себе заметить в этой связи, что философияполитики и выступает при анализе власти как своего рода такая связующаярегулятивная теория познания деятельности, составляющей функцию власти. Поэтомуона охватывает онтологию политического процесса, его эпистемологическиеаспекты, анализ таких категорий в политике, как целеполагание, цель,идеализация, истина, правильность, рациональность, такие проблемы, как критериии регулятивные факторы рационального действия, рациональной теории и практикии т.д.

Залогом антиутопической практики принятосчитать рациональность теории и деятельности. Прежде чем поближе рассмотретьсоотношение рационального и утопического, остановимся на критериях рациональнойполитики.

Рациональной политикой власти,осуществляющей политический проект (разработанный ею же или при ее участии, илипредписанной ей), можно считать выполнение программы, а) основанной нафундаментальной концепции общества и построенной, исходя из нее, теории данногопроцесса; б) адекватно отображающей действительность законы и тенденции ееизменения, реальное “пространство возможного”; в) исходящую из представления оданном политическом процессе как о системе, способной развиваться и активновзаимодействовать с другими системами (со средой), внутренне когерентной;г) преследующей соответствующую возможностям цель; д) обладающей средствамиполной реализации своих собственных возможностей; е) способной критическиоценивать результаты выполнения программы.

Понятие рационального в применении кполитическому процессу осуществления власти имеет и гносеологический аспект,поскольку речь идет о познании политической и иной действительности имоделировании не только ее настоящих, но и будущих ситуаций. Но рационализм вполитическом процессе не ограничивается теорией, это также и рациональнаяпрактика власти. Правда, в связи с особенностями самого процесса, когдарациональное знание обращено на такие объекты, как “возможность”,“вероятность”, “предпочтение”, ограничено анализом и упорядочиванием логикисамого процесса, ситуативной, по необходимости, оно в преобладающей меренаправлено на организацию политического процесса и в этой функции прежде всегообеспечивает его эффективность. За пределами этого рационализма остаетсядействительность (как политическая, так и иная), которая ему не подвластна.Вместе со значительной долей случайных, субъективных эмотивных, непознанных илиложно интерпретированных факторов политики отмеченная особенность ограничиваетвозможности рационализма в отправлении власти с целью осуществленияполитического проекта. Обозначенные ранее дисфункции политического процессаспособны частично или полностью превратить рациональный проект в субоптимальныйи более того – врациональную утопию.

Политический проект – это результат индуктивногорассуждения, которое делает вывод не гарантированным, но правдоподобным (присоблюдении определенных условий). Наиболее близкой к политическому проекту,видимо, будет семантическая концепция логической вероятности, согласно которойстепень вероятности события определяется подтверждением одного высказывания– другими, включаяподтверждение политической гипотезы доступными эмпирическимиданными.

Исчисление вероятности проектируемогособытия связано с идеализацией проекта. Интерьоризованная идеализация проектачерез доверие к нему, к самой причине идеализации, цели и средствам проектаведет к вере в его успех (появление события, обозначенного целью). Этообстоятельство – важныйсубъективный фактор политического проекта, что сказывается в интерпретациивероятности: субъективная (познавательная, практическая) деятельность какфактор повышения вероятности в условиях неопределенности проекта.

Проект может быть составлен как теориярешения экстремальной задачи в условиях вероятностной неопределенности, но приинформации об априорных вероятностях каждой из возможных ситуаций (например,моделей конфликтов и данных о возможной стратегии сторон).

Проект, составленный с применением теорииигр, должен выработать в самом начале целеполагания целесообразное поведениевласти для данного класса задач, определить ее стратегию и, если речь идет оконфликте (внутреннем или внешнем), оптимальные стратегии других участниковконфликта (или контрагентов при необходимости совместного решения какой-либопроблемы).

Существенно важен вопрос об интерпретацииданных, т.е. о наличии идеологии, мировоззрения и теории, позволяющихориентироваться в потоке информации, ее отборе и использовании. Это и естьидейно-теоретическая позиция создателей политического проекта. В рамках этойпозиции осуществляется первый – теоретический – этап проверки проекта, приближения идеальной модели политическойдействительности к этой действительности.

Применение формализованных средств,естественно, не заменяет фундаментальных концепций политического процесса,которые образуют “язык” политической теории и конкретного политическогопроцесса. Поэтому попытки восполнить отсутствующую теорию формализованнымисредствами анализа эмпирических данных, разработки методов, направленийпроектирования и т.п. с помощью таких средств чреваты утопическими иллюзиями.На этой почве возникает миф исчерпывающего описания данных, созданиябезупречного языка истинных предложений наблюдений и обобщения с целью ихформализованной обработки (средствами того или иного теоретическогоисчисления), затем –эффективного объяснения полученных данных теми же средствами, то есть поисканеобходимых для проекта гипотез и исчисления их вероятности (первоначальной,нулевой, альтернативной ей и т.д.). Мифом является, во всяком случае,возможность подобного рода рациональными средствами разрабатывать адекватныеидеи (гипотезы, как принято говорить) политической теории и соответствующегопроекта на базе формализованных методов, исчерпать ими теоретические ипрактические критерии политического действия. Суть мифического в этом случае непросто в попытке фетишизировать одно, достаточно сильное, но по сути своейвспомогательное техническое средство и вытеснить другое, определяющее, а и втом, что это последнее на деле остается, но в неявной, скрытой и превращеннойформе: либо за формализмом стоит нередко апологетическая идеологическаяустановка на оправдание неэксплицированной теории, либо отсутствует подлиннаятеория, но в обоих случаях – несомненна идеологическая подоплека всякого методологическоготехницизма –семантического, логического, математического и пр. Не замечать этого значитсоздавать утопическую ситуацию в методологии политического проектирования.Поэтому в проверке истинности, соответствия действительности и осуществимости сцелью демаркации реальности и утопии подлежит прежде всего теоретическая иидеологическая основа проекта, какой бы вспомогательной техникой она ниподкреплялась. Этот достаточно хорошо известный вывод, однако, не тривиален.Его актуальность не убывает: объективные и субъективные трудности теоретическойпроверки теории (а также проекта), специфика проверки практикой (непрерывностькорректирования проекта по мере его осуществления) вносят в исполнениенеизбежную дозу прагматизма, оставляют часть проекта не охваченной рациональнойоценкой, допускают, следовательно, участие веры в допустимость использованных,но на деле недопустимых элементов политического процесса, а следовательно, неисключают и появление утопических явлений.

Использование формализованных средствпринятия решений, поддающихся применению математических методов (линейногопрограммирования и др.), предназначено рационализировать целеполагание,принятие решений и проектирование, а также исполнение решений, – словом, весь политический процесс отпостановки цели до ее достижения. Стремление оснастить его научно-техническимисредствами оправдано и неизбежно уже по той причине, что выбор цели и принятиепроектного решения, выбор поведения – исторические категории и общее направление ихразвития – непрерывноеусложнение проектирования. По мере же умножения и усложнения объективных исубъективных факторов политики и власти, в зависимости от их масштабов,необходимо усложняются и целеполагание и политическая практика, политическийпроцесс превращается в динамическую систему возрастающей сложности, в которойизменяются и ее структура, и ее организация (число элементов, их функции иотношения между ними), отношения со средой (реактивное поведение системы), еецелевые характеристики (активное поведение), протекающих в ней процессовуправления. Значительный политический проект – это большая эволюционизирующая вовремени система сложного поведения с большим числом элементов и взаимосвязеймежду ними и другими признаками, делающими направление ее к цели весьма труднойзадачей. Разумеется, задача эта будет проще в относительно более простыхсистемах. Власть и политика руководителя производственным коллективом, малойсоциальной группой, естественно, не то же, что политическая власть городскойадминистрации, государственная власть и т.п. Речь идет здесь, как и в другихслучаях, о принципиальной схеме власти и политики, которая, по-видимому,является в своей основе единой для всех форм политической власти.

Власть функционирует как система с активнымповедением (что не исключает и ее реактивного поведения в ответ на воздействиесреды – ее политического ииного окружения, на этом также строятся их взаимосвязи). Активность властисогласно семантике системной теории означает преобразование среды радидостижения цели, определяющей такое преобразование. Происходящие в подобнойсистеме процессы управления (системы с активным поведением не могутфункционировать без него) обеспечивают поведение субъекта управления (самойвласти) и его объекта (общества или его части, включенной в данный процесс),определение и достижение цели и т.д.

Политика и власть какдеятельность
вполитическом процессе

Анализ власти политики в политическомпроцессе может быть проведен с этих позиций как исследование структурыдеятельности и ее элементов: смысла, цели, объективных условий, возможности,способа, средства, предмета и конечного продукта (“праксеологическая”структура). Власть как деятельность представляется в такого рода анализесистемой (системным объектом), образованной тремя группами необходимых идостаточных факторов: системообразующих – свойства (в данном случае это политическое содержаниедеятельности) и конструкция (процессуальная), системопорождающих – целевое состояние (преследованиеидеальной цели, выполнение политического проекта), противоречие – проблемная ситуация (средство и цель,преодоление несоответствий, ограничений, организация средств и т.п.) иупорядочивающие, организующие систему – отношения между ее элементами – (правящие силы, власть, управляемые:интересы, ценности, идеи, идеалы и т.д.).

Но и управляемый властью и направляемый еюк цели специальный объект системен. В зависимости от масштабов политическогопроцесса изменяется степень сложности его системы. Так или иначе, управляемаясоциально-политическая система (классовая, групповая, общественная в целом), ав ряде случаев и неполитическая (научно-исследовательская, производственнаяи др.) превосходит по числу элементов и сложности управляющую. Это такжесистема с активным и реактивным поведением, со своим управлением. Политическийпроцесс с этой точки зрения происходит как взаимодействие двухсистем – управляющей иуправляемой. Однако собственное управление управляемой системы, возникающее какупорядочивающие ее отношения, действующие в обществе и его подсистемах(классах, общественных группах, ассоциациях, малых группах, профессиональныхколлективах, национальных единствах и мн.др.), созданные самой властью,самостоятельные стихийные механизмы ее культурной, социальной, профессиональнойорганизации находятся, как известно, в неоднозначных, порой противоречивыхотношениях с управляющей системой власти.

Способность управляющей системывоздействовать на управляемую обеспечивается различием их системных свойств. Ноуправляющая система по своей информационной емкости должна соответствоватьмногообразию возможных состояний управляемой системы, в которых последняя можетоказаться в процессе своего внутреннего развития или в результате воздействияна нее внешних факторов. Разнообразие состояний управляемой системы требуетопределенного разнообразия и организации управляющей системы. Если этосоответствие нарушено, управление невозможно или малоэффективно. Если состояниесистемы измышлено, то управление на основе такого неадекватного представления оней ведет не к уменьшению энтропии, а к ее увеличению, а это процесс,означающий нарастающий недостаток информации и уменьшение меры организациисистемы, и проявляется как появление и рост ее утопических свойств.

В плане информационной емкости управляющаясистема всегда беднее управляемой, но она не должна быть ниже определенногопредела (предела необходимого разнообразия, по Эшби)liii. СогласноЭшби, разнообразие (неопределенность) в поведении управляемого объекта можетбыть уменьшено за счет соответствующего увеличения разнообразия, которымрасполагает субъект управления. Поэтому к свойствам управляющей системыпредъявляется ряд требований – более высокая степень упорядоченности и организации,специфическая структура, созданная для выполнения целевых функций системы(включающая механизмы прямой и обратной связи с окружением, обмена информациейсо средой, регулирования и т.д. и т.п.), относительно развитое целеполагание,более высокий уровень идеализации и т.д. Если управляемая система по всем этимили некоторым характеристикам превосходит управляющую, возникновениеутопических ситуаций неизбежно: управляющие действия власти не окажутрегулирующего влияния на управляемую систему, она будет эволюционировать поправилам собственного самоуправления. Политические цели власти могут при этомоказаться неосуществимыми. Непонимание этого и всякие попытки реализоватьпроект несомненно приведут к утопическим решениям. Если же несоответствиесистем своевременно обнаружено, их взаимодействие может быть реорганизовано:устраняются утопические тенденции политического проекта, дефекты власти,повышается ее качество либо изменяется сам проект. Возможна и инаяреорганизация, когда производятся изменения не управляющей системы, ауправляемой с целью понизить уровень ее упорядоченности и управления. Этоучасть репрессивных режимов, последний крупный пример – гитлеризм, применивший именно такойметод (наряду, впрочем, с повышением уровня организации власти, но при этомрепрессивной по своей сути): разгром рабочего движения оппозиционных партий,частично и церкви, моральная деградация человека и другие хорошо известныеприемы подавления. Утопическая ситуация таким способом адаптации не изживаласьи не преодолевалась –отметим это здесь же, пользуясь характерным примером.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.