WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |

Не будет, возможно, ошибкой предположение отом, что информационные нагрузки настоящего времени сильно влияют напротяженность актуального функционального времени. Чем более нагруженонастоящее, тем короче становится память о прошлом. Иначе было бы слишком труднопереживать настоящее в особенно напряженные и быстро протекающие периодыжизни – войну, например,тяжелые неурядицы, кризисы и т.п. Интенсивное переживание непосредственнопротекающих событий оставляет меньше места в сознании переживания прошедшеговремени и памяти о нем.

Непродолжительность остающегося в сознаниипрошлого времени, короткая память о нем объясняет вечное повторение ошибок,постоянное воспроизводство одних и тех же техник политики и власти, повторениенежелательных событий, которых можно было бы избежать и т.д.

Краткость осознаваемого прошедшего времени,короткая память о нем не исключает его высоких функциональных нагрузок:накопления в нем индивидуального и коллективного опыта. Объем этих нагрузокопределяется накоплением готовых форм: готового знания, опредмеченного вготовом мире вещей, социальных норм – политических, правовых, идеологических и прочих, культурныхориентаций. Настоящее и ближайшее прошлое человека и общества посвящаетсяобучению пользованием этими запасами и их дальнейшему накоплению. Тем самымпрошлое и будущее в возрастающей мере сближаются с настоящим, а настоящеерастягивается, чтобы вместить накопления и овладеть будущим. Не случайно,по-видимому, в ряде интенсивно развивающихся культур возникли особые языковыеформы, отражающие подобные трансформации времени: ближайшее прошедшее и будущеевремя (passй и futurimmйdiat во французском,различение “сделаю” – “будуделать” в русском и др.); продолженные прошедшие, имперфекты, приближающиепрошлое, обозначающие также незаконченные, продолжающиеся действия (“делал” врусском, французские и немецкие имперфекты, Past continius в английском) итакое же продолженное будущее (future continious), подобное русскому “будуделать”, интенциональное, наполненное содержанием настоящеговремени.

Измерение пространства ивремени

Объективные мерыпространства и времениxxvi, их содержания и ихсубъективныеизмерения – индивидуальныеи общественные оценки и самооценки, иначе говоря, рефлексия их.

Субъективный аспект социальногопространства-времени включает человеческое измерение (индивидуальное и коллективное, общественное), т.е.создание, участие, осуществление событий и их сопутствующая или последующаяоценка, понимание, признание. Первая форма объединяет объективное исубъективное, так как субъективность деятельности становится ее объективнымфактором.

В истории, субъектом которой выступаютбольшие общественные группы и общества в целом либо выдающиеся личности,объективный смысл такого рода субъективности особенно очевиден.

Вторая – это оппозиция по отношению кобъективности, ее отражение сознанием.

Глава IV. Политическая динамика

Осуществление политики – это процесс, процесс политическогодействия. В зависимости от масштабов, пространства и времени политическимпроцессом может быть названа значительная эпоха развития стран, континентови т.п. (“европейский политический процесс между двумя мировыми войнами”),вплоть до функционирования политики как одного из ее свойств. Политическимпроцессом может быть и конкретное политическое действие на ограниченномпространстве и в ограниченное время. Такой процесс со всеми его фазаминеоднократно был описанxxvii, он нас и интересует, ноне в обычном, стандартном его протекании. Дело в том, что его нормальноеисследование имеет в виду позитивное протекание процесса, завершающеесядостижением желаемых результатов, иными словами безошибочную и эффективнуюполитику и безупречные отношения власти и общества. Иначе говоря, речь идет обидеальном процессе, каких в действительности не бывает или, скажем осторожнее,бывают далеко не все политические процессы. Естественно, политика рассчитана науспех, это ее функциональное свойство – решать задачи и получать результаты. Но политика – это вероятностный процесс. И этотпроцесс протекает во взаимодействии с другими вероятностнымипроцессами – экономическим,идеологическим, правовым, познавательным, культурным, моральным в вероятностномсоциальном окружении. Рациональные в принципе, все системы и процессы ихфункционирования действительно рациональны, иначе жизнь человека и обществабыла бы лишена смысла. Но эта рациональность не может исключить иррациональныеначала бытия, заложенные и в самой рациональности. Интерес к соединениюрационального и иррационального, к переходам одного из этих начал в другоеизвестен давно, как и обширная литература на эту темуxxviii.В послевоенные годы стал предметом активных изысканий один из видовиррациональности – утопия.В эти годы сложилась современная теория утопии, радикально отличающаяся оттрадиционных представлений о нейxxix. О некоторых новыхтрактовках утопии вскоре будет сказано.

Новая теория утопии отвела ее трактовку встиле одного знаменитого чеховского персонажа “этого не может быть, потому чтоэтого не может быть никогда”xxx. Ее авторы позволилиподойти к анализу частных (конкретных) видов утопии в различных областяхдеятельности и жизни, ибо объяснили общую основу утопического сознания иособенности утопической практики. Поэтому мы начнем с некоторых основ общейтеории утопии и затем перейдем к одной из ее конкретных форм – политической утопииxxxi. Естьоснование разработать аналогичные представления о других конкретныхутопиях – свободы,равенства и других идеальных ценностей и тем более утопий, связанных с большимисистемами – экономикой,правом, идеологией, моралью, наукой, культурой, религией. Но это задача другихпоисков и других авторов.

К новой теории утопии в жизничеловека
и вполитике

Речь здесь пойдет не о реабилитации утопии,а о формировании критического самосознания, которое способно распознать ее и ееконструктивные начала, обнаруживать иррациональное, которое мимикрирует вобразе рационализма, –словом, знать лучше себя и мир, мир политики в нашем случае. Человек слишкомдолго покорялся безотчетному иррационализму бездумной веры и мифа, чтобы неотдать себе в конце концов отчет о подлинном соотношении рационального ииррационального в его сознании и действияхxxxii.

XX век, как только что отмечалось, создалновую теорию утопии. Одними из создателей ее философских основ стали философыпрошлого века.

Напомним, что проблема утопии – это не только проблемарациональности/иррациональности, действия, предвидения его результатов и ихпроектирования. Это проблема времени: функционального – исторического, социального и политического, утопия – это борьба с временем, ускользающим,состоящим из убегающих в прошлое мгновений, из ожидания следующих мгновений,вероятностного времени, назревающего и несущего нечтожелательное и предполагаемое. В этом времени актуально лишь мгновениеисчезающего настоящего, как время звучания струны, звука инструмента у Г.Гейне(“Гейне о музыке”).

Философом же, который создал основы новойтеории, стал известный автор многочисленных трудов о теории культуры, философиии ее истории Эрнст Блох. Однако у него был предшественник.

Еще в 1913 г. О.Нейрат написал работу“Заблуждающийся Декарт и сопутствующие мотивы”, которая была издана в1919 г.xxxiii. В ней он обратился к третьей рекомендации Декарта (“Рассуждениео методе”): если действие предпринимается без уверенности в успехе, приниматьрешение, которое кажется наиболее вероятным, хотя и подверженным сомнению. Такпоступает человек, заблудившийся в лесу, выбирая нужное направление, т.е. речьшла о принятии решения в соответствии с ситуацией в условиях неопределенности.Возможно, замечания Нейрата оказались первым сигналом к построению новой теорииутопии. Может быть, неслучайно.

Блох не стремится реабилитировать утопию,как могло бы показаться. Сделать это многократно и на протяжении несколькихстолетий стремились социальные утописты. Блох делает нечто большее. Оннастаивает на ее имманентности действительности, бытию и сознанию человека, чтоисключает и сам вопрос о возможности или нежелательности утопии в жизничеловека и общества и о ее устранении либо апологии. Вопреки сциентистскойдискредитации утопического сознания Блох попытался утвердить значимостьобщественных, бытийных и познавательных функций утопии. Он обнаруживаетприсутствие утопии в самой неподвластной человеку действительности мира,предпринимает попытку онтологизировать утопию, изменить ее смысл: от утопии какдобровольно принятой идеи перейти к ее имманентному присутствию в жизни и темсамым быть готовым к ее присутствию.

Перенесение утопии в действительность какбы освобождает исследователя от специального обоснования конструктивных функцийутопии, которым приходится заниматься современным теоретикам, о чем речь ещепойдет ниже: функций критики, целеполагания, проектирования, идеальногомасштаба сравнения и т.п. Обнаруживая утопическое начало бытийнойдействительности человеческой жизни, Блох устраняет ряд проблем и трудностей, скоторыми сталкивается утопическое сознание, – отпадает, в частности, антиутопическаякритика социального, политического, культурного и любого другогоконструктивного проекта, проблематика его верификации, преодоление егоабстрактности, определение характера и степени его утопичности или реализма(индикативного или спекулятивного, атеоретического или символического и .д.).Вспомним в этой связи некоторые крупные социально политическиепроекты – гражданскогообщества, правового государства, относительно которых возникали в прошлом,возникают и теперь все эти проблемы, а также историческую судьбу таких,например, ценностей, как справедливость, равенство, свобода, права человекаи мн.др. Перестает быть проблемой и нормативность утопии, отношение к ней как кварианту неутопического замысла и т.д. Философия утопии Блоха и была призванапоэтому превратить утопическое сознание в особое – критическое исозидательное –мировоззрение, а утопию из абстрактного проектирования идеальных общественныхформ (идеальной политической теории и практики, добавим мы) и особоголитературного жанра преобразовать в конструктивный фактор общественнойпрактики.

Блох предназначал философию утопии длянового оснащения марксизма. Для Блоха марксизм – это конкретная утопия, включающаяанализ, знание тенденций настоящего, критику действительности и проектбудущего, т.е. утопия, по Блоху - “знание цели”, которое позволяет “анализунастоящего” быть практическим.

Блох, как известно, считал себя марксистоми наряду с разработкой традиционных философских сюжетов немецкой классическойфилософии (диалектики субъекта и объекта, философии истории и др.),исследованиями истории философии (гегелевской, в частности) он неоднократнообращался к марксистской проблематике общества и его истории. Пресловутая“конкретная утопия” встретила сочувственный прием в парамарксистской и у болеепоздних теоретиков утопии (Ж.Ролэ, Р.Футер и др.xxxiv), хотя и они признали невсе ее положения.

Обратимся, однако, к аргументам ирассуждению Блоха. Блох представляет действительность как процесс вечнонеставшего бытия, где все относительно и преходяще, включая и знание о самойэтой действительности. Действительность представляется таким образом каквечное, безостановочное движение, никогда не завершающийся процесс перехода изодного непознанного (в силу этой незавершенности) состояния в другое, котороееще предстоит познать и которое потому также не познано. И так как процесс этотдискретен, Блох выделяет его “простые моменты” – Мгновение, “Теперь” и ведет анализутопического начала бытия на уровне этих моментов. Опыт действительностискладывается из переживания мгновения. Мгновение темно до опыта. Не-опыт этоне-пережитое (пусть даже и прожитое) мгновение. Мгновение это событие, котороеподдается переживанию и тем самым познанию. Мы переживаем его вдруг, указываетБлох, его нет и оно уже пережито. Этот прерыв постепенности взрывает течение“равнодушного времени”. Прерыв вечен как само время: это то “всегда снова”,которое служит постоянным началом того, чего еще нет. Взрывпостепенности – это,однако, не просто событие, которое обозначается понятием “теперь”, а движение кбудущему: мгновение темно (это темнота непознанного, темнота взрыва), но ононачинает будущее, новое движение, оставляет надежду, что “все другоевозможно”xxxv. В момент переживания мгновения наше существование, как считаетБлох, еще не осуществляется, ибо это “еще – небытие”, недостаток бытия инедостаточность знания о нем, его “темнота”. “Темнота” мгновения переходит в“темноту мира”. Темнота, недостаточность толкают к их преодолению. Мир, поБлоху, это процесс преодоления, ибо и бытие мира есть “еще-не-бытие”, т.е.процесс, история. “Еще –не-бытие” – это возможность(мира, движения, следующего мгновения), а эта возможность – условие “еще – не-бытия”, иначе говоря, становленияновой действительности. Человеческая практика открывает, как считает Блох, ееморальную перспективу: интуицию мира как процесса еще не реализованныхвозможностей в ходе такого становления, т.е. как утопии, нового, становящегося,проходящего темные моменты сменяющих друг друга мгновений, еще не познанногонового бытия, которое открывается нашему постижению. Ожидание, надежда,интуиция и интенция некой возможности, которая еще не исполнилась, это нетолько фундаментальная черта человеческого сознания, как полагает Блох, но,взятая и объясненная конкретно, фундаментальная внутренняя детерминацияобъективной действительности. Отсюда и интенциональность бытия. “Конкретнаяутопия” – это заложенная внем возможность осуществления всего, “поддающегося реализации”. В концепции“утопического материализма”, как иначе именует философию утопии Э.Блох, все вэтом мире циркулирует в постоянном становлении, не обретая характера факта, “вгигантском сочетании становления с не-ставшим”xxxvi. Поэтому бытие, по Блоху,это “еще – не-бытие”, этоначало, преходящее. Реальное бытие представляется Блоху утопическим по самойего природе, будучи вечно незавершенным. В каждый миг “пережитого мгновения”наше существование не закончено, оно открывает возможность иного бытия. Утопия,согласно Блоху, и есть эта высшая возможность будущего. Она не только всознании (это абстрактная утопия, как указывает Блох, и тем отличная отконкретной). Утопия – эточеловеческая практика. Такая утопия – это “свойство мира”. Начавшись как миг, став переживаниеммгновения, утопия становится и атрибутом сознания и далее – через проектированиебудущего – осознанием цели,конца процесса. Цель и завершение процесса становления, завершения практикиутопичны по самой их природе. В этом и состоит суть “интенциональной утопии”,как ее иначе называет Блох.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.