WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |

В каждом случае вырабатываются свои критерии членства

(общительность, обязательность, талант, моральность, осведом­ленность и др.).

Строгое членство обладает сильным дисциплинирующим

действием, но возможно оно только в авторитетном, эффективном, внутренне привлекательном клубе (иначе у члена клуба не будет стимула "блюсти" себя в плане членских критериев).

Существует множество видов приема в члены клуба. В них варьируются проценты голосов при решении этого вопроса, сами методы решения (простое голосование вплоть до "списком", или обсуждение кандидатур - "с писком"), уровни критичности; нако­нец, ритуалы.

В одном из клубов ("Восход", (г.Туапсе) - группа будущих комиссаров детских трудовых коммунарских лагерей), который строился как группа единомышленников, была выработана ориги­нальная система приема в члены и удаления из их числа (и вооб­ще из клубного пространства) - система небезупречная, но за­нятная своей оригинальностью, достаточно эффективная и потому заимствованная впоследствие некоторыми группами.

Один из членов клуба брал на себя функции диспетчера. Остальные спонтанно и конфиденциально давали ему свои предло­жения по поводу приема в члены того или иного человека из клубного окружения (актива). По мере поступления мнения последнего из действительных членов, включая самого диспетче­ра, он обращался к человеку, получившему единодушное одобре­ние, с предложением статуса. Церемония приема исключала при этом этом нервное обсуждение кандидатуры и моральную травму от возможного провала на выборах. Это не лишало соискателя права

узнать мнение мнение членов клуба о его персоне - достаточно

было задать вопрос. Но на практике такое случалось не часто.

Аналогично система срабатывала, если кто-либо из клубно­го окружения начинал сильно не нравиться его членам. Доста-

точно было диспетчеру получить два таких мнения (включая его

собственное), чтобы он предложил незадачливому "абитуриенту"

(или просто любопытствующему) покинуть клуб. Роль неприятная,

но необходимая; на нее подбирался человек с развитым чувством

такта. В целом же система способствовала сохранению клуба как

группы психологически, идеологически единой.

Оригинальная система "плавающего членства" применялась в детском коммунарском клубе "Светлячок" (Туапсинский район Краснодарского края). В чем она заключалась

Если проанализировать социальный уровень члена клуба, можно выделить некие составляющие, постоянную и переменную. Первая из них определяет приблизительный социальный статус ("звезда", "предпочитаемый", "пренебрегаемый"), вторая - конк­ретную сиюминутную величину, положительную или отрицательную, которая, складываясь с первой, уточняет статус на каждый мо­мент.

Величина "постоянной" составляющей определяется авторите­том, заработанным членом клуба в течение продолжительного вре­мени (месяцев, лет). Стабильно активный член группы знает ее людей, их характеры, их вкусы, взаимоотношения; он способен предугадывать их мнения. Он в курсе целей и задач группы, форм и методов ее работы. Он компетентен в вопросах деятельности клуба. На основании своего опыта и знаний он способен действо­вать самостоятельно не в ущерб клубу и может полномочно представить его во внешних сферах. Как следствие, он вполне достоин звания действительного члена клуба со всеми вытекающи­ми.

Величина "переменной" составляющей складывается из ре­зультатов деятельности члена клуба за последний период (много или мало, хорошо или плохо поработал), его деловой, нравствен­ный и т.д. "формы" (утратил обязательность, зато стал терпи­мее, тактичнее), совокупности взаимоотношений с другими члена­ми группы (кому-то помог, кого-то избил). На основании величи-

ны "переменной" составляющей он может на очередном клубном

сборе наделяться правом решающего голоса или лишаться его. Бо­лее того, клубный старожил в силу разных обстоятельств может даже подвергнуться наказанию в виде лишения права работать в течение, скажем, недели. И наоборот, активный, покладистый но­вичок может получить на этом сборе право решать вопросы той или иной степени важности.

Практика показала, что оперативность действия и потому осязаемость стимулов "плавающего членства" весьма способствует поддержанию высокого морального и делового уровня членов клу­ба.

Вопрос о необходимости устава, другой документации, а также общей официализации клуба решается аналогично вопросу о системе членства. Это как раз та проблема оптимальной формали­зации, которая описывалась там, где в нормальных книгах нахо­дится предисловие. Авторы же надеются, что читатель не истол­кует формализацию как производное от формализма. Примат формы над содержанием деятельности группы - как правило, следствие ее старения (гл.VI).

Обилие же документации, не влияющей на неформальный ха­рактер группы, лучше обозначить словом "регламентация", кото­рая в целом, как уже было сказано, может быть целесообразна или нет, равно как и такая ее часть как система членства.

Итак, тест на неформальность. Во-первых, степень проявле­ния энтузиазма члена группы - то, о чем уже говорилось: отдает ли он больше, жертвует чем-то, работая на группу, - или полу­чает

Во-вторых, значимость межличностных отношений: человек приходит в группу ради работы (как на завод) или ради общения Насколько второе необходимо ему в процессе первого Что чего важнее, что чему может быть принесено в жертву

Резюме раздела: оптимальные формализация и регламентация, численность и структура клуба, хороший внутренний климат дела­ют его более жизнеспособным, комфортным и эффективным, что на­илучшим образом отвечает его предназначению.

V. О "КЛУБНОЙ ГЕНЕТИКЕ".

Дорогой практик! Ощущаешь ли ты торжественность момента Мы, авторы, ощущаем, и весьма: наше повествование подошло к той его части, с темы которой и начиналась, собственно, вся наша социопсихологическая возня. Видимо, по аналогии с отноше­нием матери к самому больному чаду как самому дорогому, мы, отцы, так же неравнодушны к этой теме. Нам кажется, что она, как бы это сказать, центровая, главная, хотя это, скорее все­го, и не совсем так. Во всяком случае, интересна она в другом отношении: немало известных нам людей, успешно использующих в своей практике соображения остальных глав, не сумев вникнуть в суть данной, пренебрегали знаниями в этой области, со временем нарываясь на соответствующий результат. Те же из них, кто су­мел постичь премудрости этой главы, со всеми прочими слож­ностей не испытывали и практиковали несколько более успешно.

Вот почему мы предлагаем, пока не поздно, ощутить поло­женный трепет с тем, чтобы в следующую минуту, отрешившись от комплексов, начать преодоление текста о "клубной генетике".

Итак, продолжим.

Едва ли не важнейшая группа проблем неформальных объеди­нений (и порожденных этими проблемами конфликтов) долгое время не подвергалась анализу из-за двух (по крайней мере) распрост­раненных заблуждений:

1) человек связан с клубом прежде всего деятельностью в области клубного интереса;

36-

2) каждой конкретной форме культурно-просветительской ра­боты соответствует один доминирующий вид деятельности (кружкам технического творчества, дискотекам - преобразовательная; лек­ториям - познавательная; клубам любителей кино - ценност­но-ориентационная; дискуссионным клубам - коммуникативная [38]).

Действительно, среди мотивов, приводящих человека в клуб, есть и тяга к объявленному клубом основному интересу, хотя не­редки и причины, весьма далекие от этой. По мере врастания че­ловека в группу приоритетными могут стать притягательность личности лидера, взаимоотношения с друзьями, возможность реа­лизовать свои способности в сфере, вспомогательной или побоч­ной по отношению к главному клубному интересу (например, орга­низационной), и др. Не случайно множество участников комму­нарских клубов начала 60-х годов спустя несколько лет нашли себя в КВНе, а члены КСП - в МЖК 80-х.

Не меньше возражений можно высказать и по второму пункту. Рассмотрим хотя бы такую область интересов как любовь к книге. Не секрет, что в одном и том же клубе книголюбов могут быть и истинные знатоки букинистики и полиграфии, и спекулянты, и лю­ди, покупающие редкие книги из чисто престижных соображений, и весьма слабые знатоки и коллекционеры, не упускающие, правда, возможности поучаствовать в умном разговоре (себя ли показать, время ли убить), и альтруисты, цель которых - положить свою жизнь на благо общества, а способ все тот же: коллекционирова­ние книг, которые будут кому-то потом подарены - городу или детдому... И хотя занимаются эти люди, как может показаться со стороны, одним общим делом, но говорят, увы, на разных языках, и вряд ли альтруист подаст руку спекулянту.

То, что дело не в интересе, подтверждается еще одним яв­лением. Нередко в круг дружащих собираются клубы вроде совсем несхожих профилей. Так, известна цепочка "коммунарский тиму­ровский клуб - содружество любителей театра - группа ту­ристов-водников", да к тому же все из разных городов. Роднят их ориентиры в мире человеческих ценностей, жизненные цели. В то же время, известны провалы множества попыток создать синтез (под единой организационной "крышей") различных творческих объединений (на поверку выходило, что не все они, объявившие целью своей деятельности, например, творчество, реально двига­лись в этом направлении).

Еще более забавная группа примеров.

В конце 70-х годов КСП страны попытались создать федера­цию "Союз КСП". Легализация ее в то время не удалась, но распался союз по другой причине, о которой будет сказано поз­же. Некоторое время существовал Всесоюзный Совет КСП при ЦК ВЛКСМ, объединявший полтора десятка региональных ассоциаций. Но "регионы" работали зачастую ниже всякой критики, а что касается ВС КСП - им было реализовано почти все, за что отве­чали... официальные покровительствовавшие организации, и почти ничего из того, за что - сами клубы. Причем далеко не все неу­дачи удавалось объяснить неформальным статусом производителей работ.

В чем же дело

В каждом конкретном человеке. Ведь он приходит в клуб уже вполне сложившейся (или разложившейся) личностью, и если даже никогда не задумывался о своих жизненных принципах и установ­ках, это вовсе не значит, что у него их нет. И представление о них несложно составить по его суждениям и поступкам.

Вот тут-то и выясняется, что, если любители аквариумных рыб (старинных автомобилей, проблемного кино), выросшие в раз­ных нравственных средах, соберутся в один клуб, это будет пло­хой клуб - конфликтный, неорганизованный, функционально неэф­фективный.

Попробуем дать несколько более развернутое объяснение. Великое множество людей искренне считает, что главное в

человеке - талант. Гению может и должно многое прощаться. И есть масса жизненных примеров, доказывающих, что это именно так. Скажем, в третьем рейхе ученые-нацисты, согласуясь со своими морально-эстетическими принципами, вывели полукровку Герца из состава группы атомщиков, работавших над бомбой. Герц, как известно, предлагал использовать термодиффузионный способ разделения изотопов, но чистые арийцы его идею проигно­рировали, пошли менее продуктивным путем и остались ни с чем. Как знать, что было бы, получи Гитлер такую игрушку...

Так вот, каждый человек "знает жизнь" по-своему, и немало людей абсолютно уверены, что главное в человеке - его "место под солнцем". У сторонников этой точки зрения аргументов не меньше, чем у апологетов предыдущей.

Есть и такие, которым не важно, кто есть кто, - "был бы человек хороший", то есть порядочный и надежный. И у них свои резоны.

А есть выбирающие партнеров не по нравственному или ин­теллектуальному, а по профессиональному принципу - чтобы знал дело и работать любил.

В сфере общения, где от эффективности группы не зависит, "быть" ей или "не быть", критерии партнерства могут быть и другие - например, эрудиция, общительность и пр.

Конечно, процент цельных, бескомпромиссных, четко осозна­ющих свои ценности людей, относительно невелик. Во всяком слу­чае, в нашем обществе, всякий раз не успевающем стать граж­данским и востребовать такие качества своих граждан, как способность философствовать и самоопределяться. Почти каждый из них хотел бы общаться и с умными, и с порядочными, и т.п., приятелями (в нашем случае - одноклубниками). Да и спектр жи­тейских интересов любого нормального человека, как правило, несколько шире рамок возможностей среднестатистического клуба. Ведь хочется и "руссо-балт" свой восстановить до основанья, а затем - попутешествовать, и на выставке повыпендриваться, а там, глядишь, и "Сотбис" подоспеет - можно загнать его повы­годней, "мерседес" купить... Но кого-то больше влечет автопро­бег, а кого-то - рассуждения о достоинствах "испано-сюизы" за чашечкой кофе в приятном окружении. Хотя и у того, второго, руки в машинном масле бывают. Иногда. Слухи такие ходят...

Самое интересное, что все эти люди, всецело преданные ав­томобилю, говорят "а как же иначе" по самым различным пово­дам.

Например, некто во время ралли поравнялся с машиной со­перника, у которой лопнула шина. Отметил про себя этот факт как положительный и, не останавливаясь, проехал мимо. "А как же иначе Спорт есть спорт!"

Другой в той же ситуации притормозил и отдал конкуренту свою "запаску". "А как же иначе Человек человеку..."

Мы видим, что одна и та же ситуация может иметь различные варианты решений. Психологи говорят о ней - выборная ситуация.

Но для каждого из гонщиков субъективно она таковой не явля­ется, так как воспитан он в своей конкретной системе цен­ностей и к иным может быть вовсе невосприимчив.

Проанализируем данную выборную ситуацию.

Первый гонщик выбрал функциональную задачу (спортивный результат) и пренебрег нравственной (не оказал помощь). Второй

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.