WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |

– Оч-чень,оч-чень далеко-о. –Короткая пауза, словно подтверждающая, что действительно И забрался невестькуда, и земные реалии теперь ему и вовсе ни почем.

– Но,вместе с тем, ты ощущаешь тонкую ниточку, которая связывает тебя со мной.– Снова пауза, дающаяпочувствовать сносознанию Ивана наличие вышеуказанной ниточки.

– И этой ниточкой являются равно,как мой голос, так и мое молчание, которое ты будешь воспринимать настолькоявно, что даже не уловишь различий в том, говорю я, или безмолвствую… - Пауза.

– Теперьты помнишь, что, где бы ни оказался, куда бы ни забрел, ты всегда будешь чуятьтаинственную и прочную связь с той, которую слышишь и воспринимаешь сейчас.– Пауза.

– Слышишь ли ты меня сейчас– Не прекращаяпокачиваний, тихо спросила женщина.

– Если да,то сдвинь брови к переносице. – Мальчик повторил предложенный жест. Женщина еще разудовлетворенно кивнула.

– Ну, вот и чудненько, вот ичудненько. А теперь я отправляю тебя в Закоулки Потаенных Помыслов. Скользиплавно и осторожно, ничему не удивляйся и ничего не страшись. – Пауза.

– Поначалу, чтобы ты небеспокоился по поводу наличия удерживающей тебя ниточки, за которую ты всегдаможешь потянуть и, тем самым, приблизиться к безопасной поверхности, твоепогружение будет сопровождаться размеренным счетом до девяти, по окончаниикоторого ты окажешься на той самой глубине, где и залегают Закоулки ПотаенныхПомыслов. – И вильнулбровями и приоткрыл рот. – Представь себя находящимся в просторной, уютнойкомнате.

- Один – пылает камин. И ты ощущаешь тепло, приятное тепло, разливающееся по всемутвоему телу.

- Два– кругом облетаетлиства. За окном кружит ветер, пронизывающий ихлесткий, и тебе делается еще теплее и спокойнее оттого, что рядом камин, и тыможешь греться у него, быть расслабленным иневозмутимым.

- Три– на времязамри. Полная неподвижность тела сделает подвижнымтвой дух. И теперь уже тело потеряло свое значение, ибо, сделавшисьнеподвижным, оно лишилось и веса. И сам ты сделался бесплотным, легчайшим,текучим, способным проникнуть в любую щель пространства, просочиться,проскользнуть…

- Четыре– во сне, как всобственной квартире. Все тебе знакомо.Ориентируешься уверенно. До Сириуса добраться, как на собственную кухнюсходить, чайкупопить.

- Пять– защищает незримаярать. Доверься происходящему и ничего не страшись.Пугайся, но не бойся. Тызащищен.

- Шесть– ты всегдаесть. Не забывай себя. Как только забудешь, что тыесть, тот час же потеряешь себя. Если сам себя потеряешь, кто тебя будетискать

- Семь– открыт невсем. Умей различать, кто союзник тебе, кто соперник.Научись быть открытым, но в тоже время,неуловимым.

- Восемь– здесь якорьбросим. Остановись, оглядись, присмотрись. И скользидальше.

- Девять– ничего неделать. Дело делается само, а ты просто наблюдай.Если почуешь неладное, потяни за ниточку, и будешьвытянут.

Мать медленно прикрыла веки и голосом,сделавшимся гулким, проговорила:

- Теперь, Иванушка, ты глубоко-глубоко… исовсем рядом с Закоулками Потаенных Помыслов… Устремись в них и, ежели, чтонайдешь интересного, немедленно сообщай по ниточке.Понял

Покорное тело И издало легкое движение, иброви чуть вздрогнули, видимо, в знак того, что И назидание уяснил.

34. Откровение И.

Иван подпрыгнул на кровати, изогнулсядугой и исторг из себя вопль. Женщина внимательно наблюдала за егопреображением и только тихонько приговаривала: «Так, мальчик мой, так. Вот тебяи начало крутить. Это хорошо. Пусть покрутит, пусть. То, что крутит, то ивыходит наружу. Повертит и отпустит. Не стесняйся – говори мамочке обовсем».

- Они лезут со всех сторон! – Заорал Иван рычащимбасом.

- Кто лезет – Быстро и резко спросиламать.

- Маленькие монстры! – ЗахрипелИ.

- На что онипохожи

- Наголовастиков.

- Ага. – Потирая руки, спокойнопроизнесла женщина и внимательно посмотрела на сына. Лицо того исказилось истало похоже на скомканную промокашку. Чистая дощечка лба сморщилась ипосыпалась мелкими трещинами. Отверстый рот обнажил ряд острых и неровныхзубов. Весь облик отрока сделался безобразным, почти уродливым. – Многоих

- Тьматьмущая.

- Тебестрашно

- Оченьстрашно.

- Вспомни из считалочки «пять, тебязащищает незримая рать». Пугайся, но не бойся. Присмотрись. Видишь слева отсебя темнеющуюлесенку

- Вижу-у. – Тоскливо проскулилИ.

- Заберись на пятуюступеньку.

- Я не могу двигаться. Меня, будто что-тоне пускает. Кто-то в менявцепился.

- Не забывай себя, ни в коем случае, незабывай себя. –Скомандовала мать. –Скажи себе четко и уверенно – «Яесть»!.

- Я… я… - замямлилВанечка.

- Ну! Быстро! – Строго закричала женщина.– Яесть!

- Я есть! – Снова рыкающим басомпродекламировалотрок.

- Что происходитсейчас

- Вроде быотпустило.

- Скорее лезь на пятуюступеньку!

-Залез.

- Где головастики

-Отступили.

- Молодец, Ванятко. Оставайся там инаблюдай за происходящим. Сам пока ничего непредпринимай.

И утих, тело его распрямилось и принялознакомые очертания. В прихожей раздался звонок.

35. Это был кормилец.

Это был кормилец и главасемейства.

- Здорово, мать. – Весело воскликнул он спорога.

- Тс-с. – Женщина приложила палец к губами прошептала. – Нешуми, Nikolaus, он сейчастихий.

- Тихий – Шепотом же вторилпришедший.

- Да, тихий. – Уверенно подтвердиламать.

- И как давно тихий – Деловито осведомилсяотец.

- Да уж сминуту-другую.

- В погружении – Снимая каску и разувая ботфорты,спросил NN. – Нерановатоли

- По-моему, всрок.

NN призадумался, медленно отстегнул шпагуи только тогдапроговорил:

- Ладно, пойдем кукать. – Что на языке данной семьиозначало – «пойдеместь».

- Ага. – Радостно кивнула женщина.– Я приготовила твойлюбимый молошныйстудень.

Кормилец голодно взглотнул и сблагодарностью посмотрел на жену.

Закоулки Потаенных Помыслов.

36. Болото.

Иван огляделся по сторонам. Он ужесовершенно успокоился и потому наблюдал за черными тучами кишащих головастиковс невозмутимой отстраненностью хладнокровного исследователя. «Главное незабывать, что я есть. - Напоминал он себе. – Тогда я себя не потеряю. Я есть– вот мой оберег ищит».

С этими мыслями он сошел с пятой ступенькии спустился по лестнице вниз, где обнаружил себя стоящим на краю болота,представлявшего собой колышущуюся студенистую массу пузырящейся трясины икопошащихся головастиков. Оно проявляло все признаки единого живого организма,и И даже показалось, что из его шамкающего чрева донеслось некое подобиеприветствия: «Добро пожаловать». – Наполнил туманные испарения шлепающий звук. И чавкающая жижализнула его ступни. И отшатнулся и ощутил, как что-то кольнуло его в спину. «Яесть»! – Быстровспомнил отрок и резко обернулся. Перед ним стоял колышек, на который он инаткнулся спиной, отступая назад. К нему была прибита дощечка снадписью:

Путь в Закоулки Тайных Помыслов пролегаетчерез болото.

Теплая жижа обхватила Ивановыпятки.

- А… а нельзя ли как-нибудь иначе– Спросил озадаченноИван, обращаясь неизвестно ккому.

На дощечке проступила новаянадпись:

А как иначе Все равно, кругом одноболото.

Тут мальчик приметил, что вокруг,насколько хватает взгляда, простирается одна пустынная, заросшая мохом,хлюпающая равнина вперемежку с пузырящимися лужицами, а он сам всего лишьразмещается на крохотном клочке тверди - бугристой кочке, на которой жеустановлен и одинокий колышек с меняющимися сообщениями.

- Вот так, так! – Почесал Ванязатылок.

Быстрее, быстрее.

- Чтобыстрее

Ныряй в болото.–

Покачнулся колышек.

- Но зачем! – ВскричалИван.

Неужели ты хочешь проторчать на одной итой же кочке

- М-да… ну, уж нет. – Задумалсяотрок.

А тем временем, чавкающая масса уже крепкообхватила его ноги.

Если сам не отправишься через болото, тотогда болото направится к тебе.

- И какаяразница

Разница та, что в первом случае ты сможешьего пройти, а во втором оно накроет тебя и скукает.

- Ой! – Весело воскликнул И.– Так мой папаговорит – «скукает»– проеду.

Не теряй времени на болтовню.

Ныряй в болото.

Разве ты не чувствуешь,

что оно уже подобралось к тебе

и вцепилось в тебя

Иван посмотрел вниз и увидел, что ноги егокрепко увязли в буром грязном месиве.

- Ой!

На дощечке просочились буквы, выполненныечерной тушью:

VITRIOL.

- Последний вопрос, последний вопрос!– Замахал рукамиИван, силясь вытащить засосавшиеся по колено топью, отяжелевшиеноги.

Колышек нетерпеливо качнулся.

- Что означает последнееслово

Дощечка покрылась новымначертанием:

Visita Interiora Terrae RectificandoInvenies Occultum Lapidem.

Сложи первые буквы каждого слова иполучишь

VITRIOL.

- А как этопереводится

Ты сказал – последний вопрос.

Как хочешь, а я ныряю.

И колышек провалился сквозькочку.

- А-а! Была, ни была! – Отчаянно заорал Ванятко и,спружинив жилистое тело, плюхнулся вхлябь.

37. Вот так встреча!

Поначалу Иван подумал, чтопомер.

Сама необходимость прыгать в болотопредставилась ему окончанием его беззаботных и, не смотря на наличиеразнообразных коллизий, все же, в целом, радужных дней земных. И, когдапонимаешь, что вот-вот тебе придется расстаться с жизнью, тебя охватываетпаника, а, может быть, даже ужас, и отчаяние. Но через какое-то время тыустаешь ужасаться и отчаиваться и вместо недоуменного «Почему я» приходитсмиренное «Я Ну что ж. Я – значит я. И никуда от этого не деться». Потом вовсеуспокаиваешься: «Наверное, муки рождения были гораздо тяжелее, чем сожаление поповоду кончины. Но раз ты вынес такое, когда сам пролезал сюда вперед головой,то, тем паче, переживешь, когда тебя другие вынесут вперед ногами».

Однако, вскоре Иван понял, что жив.Правда, его удивило то, что он не захлебнулся и не задохнулся. «Ну, надо же!– Воскликнул онрадостно про себя. –Вроде утопший, а не усопший»… И тут он услышал тихий смех, обернувшись накоторый, радостно вскрикнул:

- КарлИваныч!

- Иван – Отозвалось белесое и смутноемерцание, обликом напоминавшее школьногодоктора.

- Он самый, Карл Иваныч. – Дружелюбно ответил, заметноповеселевший,отрок.

- Вот таквстреча!

38. Какими судьбами

- Какими судьбами – Начиная осваиваться в новомместе и, оттого чувствуя себя уверенней, не без деловитости в тоне,поинтересовалсяшкольник.

Карл Иваныч собрался было ответить, чтопоспособствовал тому никто иной, как папаша ученика, но посчитал это в даннойситуации неуместным и потому выделил из себя нечто туманное и размытое,подстать облику:

- Да таквот…

- А вы не в курсе, где мы находимся– Спросил пытливыймальчик.

- А ты-то как сюда попал – Вспоминая про свое старшинство,поинтересовался наставникмолодых.

Ваня простодушно рассказал свою историю,упомянул и про колышек, и про странную надпись на незнакомом языке.

- Это латынь. – Важно пояснил, белея в темноте,врач. – Повтори-каещераз.

Цепкая память восприимчивого подросткавыдала четкую и чеканную формулировку:

- VisitaInteriora Terrae Rectificando Invenies Occultum Lapidem.

- Угу. – Издал гулкий звук ученый.– Переводится этотак: «Посети недра Земли, и, очищаясь, ты найдешь сокрытыйкамень».

- Камень – Звонко закричал Иван.– Но разве он не впирожке

- Каком пирожке – Насторожилсядоктор.

Отрок осекся. В этот миг его со стороныспины что-то больно дернуло, да так, что он даже покачнулся, и при этом у негопод левой подмышкой блеснула серебристая ниточка, а в голове прозвучало: «семь– открывайся невсем».

- Да нет, это я так. – Уклончиво ответилИ.

- Все мне теперь понятно. – Облегченно вздохнул КарлИваныч.

- Да Да – Воодушевленно замахал рукамиИван. – А мнепоясните

Карл Иваныч, судя по усилившемуся свечениюв области предполагаемого лица, добродушно улыбнулся:

- Видишь ли, Иван, данное предписаниепредназначалось для неофитов, вступивших на путь поиска камня, и означало оно необходимостьтого, что называлось, испытанием Земли. Кандидата при посвящении погружали вполную изоляцию, где он, в конце концов, мог ощутить присутствие ядрасобственнойиндивидуальности.

- Ага. – Изображая понимание, кивнулученик.

- Но только я не предполагал, что этоможет произойти столь буквально. – Пробубнил озадаченно Карл Иваныч. И, вдруг, внезапновстрепенулся. – Ах,какой же я дурень! Ведь это же и есть тот самыйvitriol.

- И что теперь – Полюбопытствовал И, выказываялегкие признаки нетерпения. Общение с призрачным Карлом Иванычем ему нескольконаскучило.

- А что теперь – Колыхнулось бледное свечение.– Теперь ничего.Потому, как ничего и никого нет вокруг, кроме тебя самого. Теперь ты один наодин сам с собой. Сумеешь остаться, тогда кем-то станешь. А ежели нет, ничегоне останется.

- Как это так – никого, кроме меня – Смутился Иван, ощущая, что лучшескука с доктором, чем ничего ни с кем. – А… авы

- А чтоя

- Но, ведь вы тоесть

- Кто тебе этосказал

- Дак, ведь… Карл Иваныч! Карл Иваныч!– Жалобно воззвалВаня, увязая в кромешной пустоте, но осталсябезответным.

В(ы)ход.

39. Жрун.

Иван, поняв, что действительно осталсяодин, рассудил так: «Если нигде нет никого и ничего, кроме меня, то какой мнерезон куда-то идти Все равно, куда бы я ни шел, я, так или иначе, встречутолько себя самого. Пойду налево, а там я. Пойду направо – то же я. Что вперед, что назад– один лишь только я,и никого, кроме меня». – Поразмыслил отрок и пригорюнился.

Из Ваниного живота выплыла маленькаяфигурка в остроконечном колпачке, обернулась к нему и подтвердила:

- И то ведь верно. К чему куда-тостремиться Везде один и тот же беспросветный мрак, в котором не сыщешь нирадости, ни утешения. – И фигурказарыдала.

- А ты кто – ВздрогнулИван.

- Я жряк Ун. Сокращенно –Жрун.

- Так, значит, я неодин

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.