WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 22 |

Всем было известно, что самый загадочныйсубъект – это тот,кто загадывает загадки участникам турнира.

С видом чрезвычайно серьезным и важнымфигурка возвестила:

- Слушайте, великие воины, И Ван и Ван Я.Слушайте, догадывайтесь и разгадывайте. Вот вам загадка:

Не видим, но видит.

Не ходит, но всегда находится.

А, когда находится, никто его не находит,потому, как сам он не находится.

Все. Время пошло, ребята.Действуйте.

И Ван и Ван Я грозно посмотрели друг надруга, цыкнули, каждый своим зубом и принялись думать.

По правилам турнира участники его должныбыли дать ответ не позже, чем через триста шестьдесят секунд после заданноговопроса. В противном случае обоих ожидала немедленнаядисквалификация.

И Ван и Ван Я были опытными воинами,истинными мастерами своего дела, их знала вся Поднебесная Страна, и перваязагадка вовсе не застигла их врасплох – не прошло и сорока пяти секунд,как оба в один голос выдали ответ:

- Это –И!

- Правильно. – Несколько озадаченный отозвалсясамый загадочный подданный Поднебесной. Как правило, именно данной загадкой онзагонял бойцов в тупик и категорически лишал их возможности прозвучать вкачестве победителя. И беззвучно понурив голову, каждый свою, бойцы унылопокидали луг испытаний. Но И Ван и Ван Я оказались действительно великимивоинами. Какими казались, такими и оказались. А Дама Рья не без вызовапоглядела на загадочника, проявляя явную симпатию к воинам, хотя, еще неопределившись, к кому из нихбольше.

- Что ж, - важно подытожил ОгласительЦеремонии, он же судья турнира, - ничья. Переходим к следующему этапу. На сейраз нашим главным воинам предстоит сразиться в игре. Раздать воинам карты.– Четко скомандовалОгласитель.

В следующую секунду каждый из соискателейполучил по пять игральных карт с изображенными на них картинками – раскидистое дерево, пылающийкостер, ручей, огородная грядка, железный топор.

Игрокам по сигналу предстояло одновременновыбросить по одной карте картинкойвверх.

- Один!!! – Раздался истошный вопльОгласителяЦеремонии.

И в сей же миг воины выбросили карты наспециально приготовленный столик.

У И Вана выпал железный топор.

А у Ван Я - дерево.

Огласитель Церемонии торжественнопровозгласил:

- Топор рубит дерево. И Ван подрубил ВанЯю.

Публика ахнула и замерла. Дама Рьянапряженно подалась вперед.

Но подрубленный Ван Я невозмутимовыбрасывает следующую карту на столик.

- Огонь! Огонь плавит железный топор!– Азартно оретОгласитель. – Передвашими глазами, уважаемые зрители, разворачивается интереснейшая драма.Подрубленный Ван Я вовсе не промах и дает достойный отпор. Он открывает огонь.И теперь мы видим, как начинает плавиться И Ван. Что же предпримет И Ван, покаон не превратился в плавленый сырок Три секунды на раздумье и…-

в неподвижной тишине загустевшего воздухас рассекающим свистом пронеслась карта-

- Ручей! – Грозно рявкнул ОгласительЦеремонии. – Водазаливает огонь. Ван Я погашен…-

следующая карта уже лежала на столике– даже свиста никтоне услышал.

- Огородная грядка, то есть земля. Земляпреграждает движение ручья. – Неожиданно переменивши тон, сухо и деловито констатировалОгласитель Церемонии. Было видно, как на лице его выступили крохотные капелькипота.

Раздался резкий щелчок –

очередная карта легла на поверхностьстолика –

И Ван сделал ход.

- Дерево. Дерево ослабляет почву.– ВыдохнулОгласитель. – У-ух.Первый раунд окончен. Брэйк. Пока славные вояки отдыхают и предаются созерцаниювнутренних покоев, неспешно насладимся красотою созданной ими комбинации.– Огласительвразвалочку подошел к демонстрационной доске и выстроил нагляднуюкомпозицию.

1 ход: И Ван – Топор : Ван Я – Дерево. Топор рубитдерево.

2 ход: Ван Я – Огонь : И Ван – Ручеек. Огонь плавит топор, новода заливает огонь.

3 ход: Ван Я – Огородная грядка : И Ван– Дерево. Земляостанавливает воду, но дерево истощает землю.

Задумчиво и размеренными шагами походилвозле доски, после чего бесстрастно прокомментировал:

- Ван Я держит на руках топор и ручеек, тоесть у него в запасе металл и вода. У И Вана – земля и огонь. Гм… гм… огоньпротив металла и земля против воды. Но в то же время Ван Я своей водой можетзапросто потушить И Ванов огонь. М-да… схватка обещает быть оч-чень, оч-ченьинтересной. И результат ее определит, скорее всего, случай, ибо при позиционномравенстве обоих партнеров и их равном мастерстве только благосклонность случаяспособна предрешить исходсражения.

И углядел, как Дама Рья тайком открыласвою книгу и успел обнаружить строки, прежде чем та захлопнулась: «Случайпредоставляется нам лишь раз в день, в месяц, в год, в десять лет, в сто лет.Вот почему нужно быть готовым не упустить его. Случай – это встреча человека с егосудьбой, и мгновение, в которое решается, быть ли победе илипоражению…»

А на краешке переплета, выполненного изсерой холстины, Иван заметил то, что строжайшим образом прикрывалось от взоракаждого подданного, а именно, выведенную лиловой тушью странную надпись–vitriol.

Дама Рья вздрогнула и тревожно посмотреласквозь невидимое, а при этом еще повела носом, словно учуяла в воздухеприсутствие чего-то инородного. И тут она пронзила пространство оглушительнымзвоном своего девичьего вопля:

- Лови И! – Стремительно и шумно пронесся ееклич над головами подданных Поднебесной Страны.

Триста пятнадцать соколов Поднебесной тотчас же взвились в воздух и принялись атаковать пустоту. Ивану сделалось жутко,потому что он не мог ни убежать, ни спрятаться, ибо итак был бесплотен иневидим. И он пережил момент глубочайшего кошмара… и в сей же момент проснулся,весь заплаканный.

Западные ворота.

1. Ванечкин плач.

Иван, когда был маленький, часто плакал поночам. Тихо, так, чтоб взрослые не слышали, уткнувшись в подушку нежнымличиком, он, подрагивая субтильными плечиками, выпускал из себяслезы.

Слезы изливались прямо в подушку ипропитывали ее солью Ивановых страстей. При этом сам И и подушка как бысливались в одно набухшее, разбухшее и сырое целое. И в этот миг И начиналиспытывать чувство невыразимого метафизического единства, доходящего доисступленного наслаждения, которое, достигнув своего накала, вдруг, обрывалосьи невесомо перетекало в усладу разливающегося блаженства. И тогда носовоехлюпанье прекращалось, мальчик откидывался навзничь и, преисполнившисьмолчаливой беспредельной радости, погружался в томное забытье.

На утро Ивана, безмятежно посапывающего,будили родители –поочередно, когда мама, когда папа. Отрок широко открывал глаза, и какое-товремя часто моргал, рассеянно глядя перед собой, словно пытаясь сообразить, чтопроизошло, кто он и где он.

Будто бы предупреждая, а вместе с тем ипрерывая, его немое недоумение, когда мама, когда папа, кратко и нежнопоясняли:

- В школу, Ванечка, пора собираться.Доброе утро, Ванечка.

- А-а. – Понимающе протягивал Ванечка,радостно вскидывал свои тонкие бровки и пружинисто выпрыгивал из кровати,напрочь забывая о ночных переживаниях, кроме него никому неведомых.

2. Схватка.

В достопамятный день Иван Перелетный иИван Чвакин подрались. Вот как было дело.

Рослый и хулиганистый Иван, грозамалолеток, признанный местечковой шпаной как мастер кулачных боев и неутомимыйдрачун, в одну из перемен в качестве своей жертвы решил выбрать Ивана, когдатот выпрастывал из аккуратно сработанного кулечка пирожок.

Обнаружив подобную ситуацию, резвившиесядоселе детишки, чуть испуганно и почтительно притихли.

Последующие же действия разворачивалисьследующим образом, чему свидетелями стали несколько десятковучеников.

Иван медленно и вразвалочку подходит кИвану. Искривленные губы Ивана демонстрируют ухмылку. Иван сосредоточен напирожке и Ивана вроде бы не замечает. Весь Иванов вид, кажется, выражаетспокойствие и даже некоторую самоуглубленность. Подобное состояние невольноулавливается окружающими и отмечается ими с легким удивлением. Между детскимиустами перебегают перекрещивающиеся шепотки и междометия: «ах… что сейчасбудет… я умопостигаю так, что Иван вскоре обрушит свою длань на хлюпика… иотнимет у него лакомство… и хлюпик изольется горючими слезами… и Ивану будетботинки чистить»…

Иван к Ивану придвигается почти вплотную,источая грузный дух немытости и дешевого табаку. Иван самоуглублен исамодостаточен. Взгляд его почти что нежен, движения неторопливы.

- Эй, ты! – БаситИван.

- Что – Рассеянно спрашивает Иван, непрерывая занятости своейпирожком.

- Ты че, малявка – Распаляет себяИван.

Иванбезмолвствует.

- Ты че, не понял, что я к тебеобращаюсь

- Понял. – Смиренно отвечаетИван.

- А не хочешь мне пирожокотдать

-Нет.

Притихшие ребятки оторопели. Такогоповорота событий никто из них не ожидал. В странном замешательстве оказался иИван. Иван растерялся. В данную секунду его уверенность была сломлена иподавлена. Однако нагловатая находчивость хулигана со стажем взялареванш.

- Неет – Свирепо щурясь, реактивновзвивается Иван и, выдвигая нижнюю челюсть, чтобы лицу своему придать выражениежестокое и устрашающее, показательно и замедленно, не без артистизма,скрючивает пальцы вкулак.

Внезапно

Иван отрывает взор от пирожка и

обращает его на Ивана. Их глазавстречаются, задерживаются коротко друг на друге и…

Иван, как подкошенный, тяжким мешкомоседает на пол.

Оторопевшие ребятки входят вступор.

В следующую минуту

подбегают учителя истаршеклассники.

Завуч наклоняется к неподвижному Ивану.Тот бездыханен, пульс едва прощупывается. Иван возвышается над егораспластанным телом и по-доброму хлопает пушистыми ресницами.

- Что тут случилось! – Строго спрашивает подошедшийтолько что директор. Вопрос его, однако, эхом отдается гулко и риторически– все равно, что впустоте. Директор педагогическим взглядом заслуженного учителя заглядывает вглаза отрока и

едва заметно вздрагивает.

С тех пор к Ивану (…) и даже, завидев его, (…).

А Иван, после того, как пришел в себя накушетке школьного медпункта, сделался тихим и меланхолическим мальчиком и(…).

Марья Тишкина, первая красавица средипервых классов, стала на Ивана поглядывать чаще, чем на остальных мальчиков, изадерживала на нем лучики своего взора чуть дольше обычного.

Все поняли, что Иван есть мальчик та(…) инепростой.

3. Головастики ужаса.

Раньше других это понял школьный врач КарлИваныч, который осматривал Ивана у себя в кабинете, когда остальные во главе сдиректором еще пребывали в состоянии внезапной задумчивости.

Пострадавший, по началу проявлявшийпризнаки жизни весьма скудные, примерно, через полчаса, благодаря усерднымхлопотам доброго доктора, стал подавать намеки, хотя еще и вялые, на то, чтовозвращается к реальности. Он тонко, по детски, издал несколько постанываний исамостоятельно приподнял веки. В выплывших на свет зрачках мелкимиголовастиками плескался ужас. Во всяком случае, так про себя решил Карл Иваныч.В амбулаторной карте он соответствующим образом и записал: «На 27 минутепребывания в кабинете пациент открыл глаза и задумался. Зрачки расширены. В зрачкахплещутся крохотные головастики ужаса. Пульс 40 уд./мин. Дыхание слабое,поверхностное».

Сострадательный Карл Иваныч склонился надучеником и участливо прошептал:

- Иван, что с тобойслучилось

Иван только беспомощно подергал сизымигубами.

- Но ведь ты же мне расскажешь, чтопроизошло – Мягконастаивал КарлИваныч.

Тот легонько кивал и виновато смотрел наврача. Последний, однако, смекнув, что больше ничего не выудит из претерпевшегохулигана, быстро завершил надлежащие процедуры первой помощи и в сопровождениимедсестры и физрука отправил того домой.

4. Прямо из зеркала.

А сам налил себе водки в стакан, стоявыпил, затем присел на краешек кушетки и, обхватив красивую голову ухоженнымируками, погрузился в раздумия, в которые, впрочем, скоро вонзился телефонныйзвонок. Сохраняя вид глубокой сосредоточенности, приятно стимулированнойводкой, Карл Иваныч поднял трубку и, голосу сообщая нотку многозначительнойутомленности, отправил в ухо абоненту краткое и изящно-небрежное

-Да.

Ухо оказалось принадлежащимдиректору.

В то же самое время, что и Карл Иваныч,директор, запершись в кабинете, налил водки в стакан, стоя выпил, присел накраешек кресла, подперев кулаком свой волевой подбородок и помолчал сам ссобой, после чего набрал номер медпункта.

- КарлИваныч

- Да, ВикторУмбертович.

- Как у вас тамдела

- Все хорошо, ВикторУмбертович.

- Гм… гм… а что…пострадавший

- Пришел в себя, отправлен домой.Серьезных нарушений нет. Только знаете что, Виктор Умбертович, - Карл Иванычсиротливо оглянулся по сторонам, нервно поежился и, снизивши интонацию дошепота, доверительно проговорил, - мне все это показалось до чрезвычайностистранным. Скажу больше, с подобными случаями я никогда несталкивался.

- Ага. – Понимающе кивнул директор,задержался в краткой паузе и добавил. – А что в том странного, КарлИваныч Подумаешь, мальчик упал вобморок.

- Иван…(…) в обморок! – Бурно изумился Карл Иваныч.– Виктор Умбертович!Этоневозможно!

- Гм. А если припадок Вы же сами знаете,Карл Иваныч, мозг человеческий штука неизученная и в высшей степени загадочная.Кто его разберет, замкнуло что-то и натебе.

- Так то оно так, Виктор Умбертович, ноклиническая картина по всем признакам вовсе не укладывается в диагностическиекритерии эпилептическогоприступа.

- Изъясняйтесь проще, Карл Иваныч и… -Вдруг и неожиданно для себя понизив голос, добавил директор – осторожнее.

- В каком смысле осторожнее – Искренне недопонялврач.

- А в том… - чуть смутился директор и тутже осекся. – Прямо иззеркала на него смотрел Иван своими широкими и наивно моргающимиглазами.

- Что! Что! Виктор Умбертович!– Учуяв неладное,встревожился доктор, но в ответ лишь доносилось бессловесное шипение,прерываемое не то всхлипываниями, не то шуршанием телефонных аберраций.Впрочем, пауза продлилась недолго. Директор успел зажмуриться и вновьпосмотреть на зеркало, после чего ванино изображение в немисчезло.

«Рассказывать или не рассказывать– Поколебался ВикторУмбертович и все-таки решился сообщить доктору о только что приключившемся сним видении. – Врачкак-никак, поймет».

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.