WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Г. Мальгинов, А. Радыгин, А. Юдин

Структура собственности в российских
регионах и ее динамика в период
рыночной трансформации в 90-е гг.1

Первое десятилетие рыночных реформ в России со всей очевидностью показало неоднородность входящих в ее состав регионов с точки зрения адаптации к новым экономическим условиям и скорости проведения реформ. Поскольку составной частью рыночной трансформации наряду с либерализацией цен и условий хозяйствования, финансовой стабилизацией была реформа отношений собственности, закономерной является и постановка вопроса о межрегиональной дифференциации этого процесса. Предваряя рассмотрение этого вопроса, необходимо напомнить о том, что реформа отношений собственности в России, как и в других странах с переходной экономикой, имела своим ядром приватизацию государственного имущества, дополнявшуюся расширением частного сектора на основе создания новых бизнесов. Соответственно и анализ межрегиональной дифференциации реформы отношений собственности можно проводить, имея в виду как собственно приватизационный процесс, так и вклад того или иного сектора экономики в общие результаты хозяйственной деятельности на уровне территории.

Дифференциация приватизационного процесса
в регионах России

Анализ межрегиональных различий приватизационного процесса, выполненный в ходе исследования, показал, что в целом российские регионы были относительно однородны с точки зрения формальных показателей приватизационного процесса (общая динамика и динамика приватизации по различным видам государственной собственности), хотя структура всей массы приватизированных предприятий (объектов) по видам госсобственности (федеральная, субъектов Федерации, муниципальная) имела существенную межрегиональную дифференциацию.

В принципе такую ситуацию можно оценить как довольно закономерную, поскольку этап массовой приватизации и первичного закрепления прав частной собственности (1992–1994 гг.) в стране происходил на основе доминирования установок федерального центра, которое обеспечивалось директивным назначением глав администраций большинства субъектов РФ Указами Президента2. Возможностей серьезно (с количественной точки зрения) повлиять на ход приватизации крупных предприятий федеральной собственности, а ими, как правило, были предприятия базовых отраслей хозяйства бывшего союзного и республиканского подчинения, у местных органов власти в период массовой приватизации (1992–1994 гг.) было сравнительно немного.

Проявления регионального сепаратизма носили эпизодический характер (введение именных приватизационных вкладов в Татарстане, прием на отдельных аукционах по продаже акций приватизированных предприятий за ваучеры чеков, выданных только в данном регионе, изменение графика и порядка приватизации ряда предприятий, декларативные решения местных Советов (или подготовка к этому) по приостановке чековых аукционов в ряде регионов в период обострения конфликта между исполнительной и законодательной властью на общероссийском уровне в 1993 г.).

В последующие годы (начиная с 1995 г.) у региональных властей стало больше возможностей для влияния на ход приватизации, но в этот период в фокусе внимания оказывались, как правило, не вновь приватизирующиеся предприятия, а остаточные (то есть непроданные по разным причинам) или специально закрепленные в собственности государства пакеты акций предприятий, сменивших форму собственности на этапе массовой приватизации, что не находило отражения в официальной статистической отчетности ни Госкомстата РФ, ни МГИ РФ.

При всем этом можно выделить группу субъектов РФ, характеризующуюся более весомой, чем в среднем по стране (или основной), долей предприятий (объектов), приватизированных после 1994 г. (в основном за счет предприятий собственности субъектов РФ и федеральной собственности), включая и создание в этот период акционерных обществ. Однако экономическое содержание этого процесса внутри группы различалось.

В состав группы входили, с одной стороны, субъекты РФ, которые сознательно дистанцировались от общероссийской приватизационной модели (Москва, Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Ингушетия) и проводили «догоняющую» приватизацию, с другой стороны, регионы, где по разным причинам (ограничения на приватизацию, специфика профильных отраслей) после этапа массовой приватизации осталось большое количество государственных предприятий, ставших объектом последующей денежной приватизации (Московская, Пермская, Томская, Камчатская области, Красноярский край) или в этот процесс уже после приватизации большинства предприятий на чековом этапе стали вовлекаться через нестандартные методы новые категории объектов, такие, как недвижимость, земля, предприятия-должники (Архангельская, Вологодская, Ивановская области).

Помимо некоторых различий, в скорости приватизационного процесса можно выделить и известную специфику в реализации конкретных вариантов приватизационной политики, касающуюся ее отдельных составляющих.

Малая приватизация оказалась гораздо менее глубокой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в регионах, власти которых проводили экономическую политику, отличную от политики федерального правительства (многие республики Поволжья и Северного Кавказа, Ульяновская и Липецкая области).

Аналогично применительно к большой приватизации можно говорить о сохранении государством существенно большей, чем в целом по стране, степени имущественного контроля над корпоративным сектором в постприватизационный период (посредством закрепления в государственной собственности пакетов акций и включения в уставной капитал предприятий «золотой акции») в большинстве регионов Западной Сибири, Москве, целом ряде национальных республик (Карелия, Коми, Татарстан, Башкортостан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия).

Несколько неожиданные результаты дал анализ межрегиональных различий степени конкурентности приватизационного процесса, исходя из результатов корпоратизации, то есть создания акционерных обществ на базе крупных и средних госпредприятий.

Инсайдерский контроль над созданными акционерными обществами в региональном разрезе (по крайней мере, в краткосрочном постприватизационном периоде), исходя из формальных признаков (доля крупных и средних предприятий, избравших при акционировании II вариант льгот и преобразованных в АО из арендных предприятий), оказался распространенным в меньшей степени (пониженный удельный вес таких предприятий относительно общероссийской величины) в основном в группе регионов, наименее успешных с точки зрения адаптации к новым условиям и последующего развития. Это ставит под сомнение широко распространенный в первой половине 90-х гг. тезис о доминировании «insiders» в структуре капитала приватизированных предприятий, как главном препятствии в России на пути модернизации производства путем его реструктуризации и привлечения внешних инвестиций, необходимых для возобновления устойчивого экономического роста на основе действия рыночных механизмов.

Ареал распространения нестандартных (поддерживающих) методов приватизации с известной долей условности позволяет говорить о взаимосвязи их практического применения с политикой администрации субъектов РФ. Действительно наиболее активно (количественно) и широко (исходя из всего спектра методов) они использовались в регионах, считающихся примерами глубокого и успешного продвижения по пути рыночных реформ в стране (Вологодская, Ярославская, Ростовская, Саратовская, Свердловская области), но не только. Столь же интенсивно они использовались в Ивановской, Тверской, Кемеровской, Читинской областях, имеющих депрессивную экономику и относящихся к числу наиболее неблагополучных с точки зрения социально-экономической ситуации. Принимая во внимание незначительный удельный вес нестандартных методов в общей структуре приватизированных предприятий (объектов), роль этого фактора для анализа межрегиональных различий приватизационного процесса можно оценить как второстепенную.

Несмотря на большой размах приватизационного процесса в России в 1992–1997 гг., в стране к началу 1998 г. сохранился обширный государственный сектор. По методологии расчетов, принятой в ГКИ РФ, к этому времени сменили форму собственности 59% всех предприятий. Подобно многим другим, этот показатель характеризовался существенной межрегиональной дифференциацией, которая хорошо просматривается при группировке всех субъектов РФ по данному классификационному признаку.

  1. Группа регионов с наименьшей глубиной приватизации, состоящая из 26 субъектов РФ (Мурманская, Ленинградская, Владимирская область, Москва, Мордовия, Калмыкия, Татарстан, Самарская область, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Краснодарский край, Пермская область, Башкортостан, Тыва, Саха (Якутия), Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Таймырский, Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский, Агинский Бурятский, Чукотский, Корякский автономные округа), где приватизировано менее половины всех предприятий. В Мордовии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Тыве и на Таймыре доля приватизированных предприятий составила менее 1/5.
  2. Группа регионов, где приватизировано более половины предприятий, но меньше, чем в целом по стране (то есть не более 60%), состоит из 16 субъектов РФ (Карелия, Новгородская, Псковская, Московская, Нижегородская, Пензенская, Ульяновская области, Марий-Эл, Чувашия, Адыгея, Новосибирская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Красноярский край, Еврейская автономная, Амурская, Магаданская области).
  3. Группа регионов с наибольшей глубиной приватизации (в негосударственный сектор перешло не менее 80% предприятий), состоящая из 12 регионов (Орловская, Рязанская, Белгородская, Волгоградская, Саратовская области, Ставропольский край, Оренбургская, Челябинская, Томская области, Бурятия, Читинская, Сахалинская области).
  4. Группа регионов, где было приватизировано больше, чем в целом по стране (то есть не менее 60% предприятий), но меньше, чем в третьей группе (то есть не более 80%), в которую входят все субъекты РФ, не вошедшие в три вышеупомянутые группы.

Эта группировка базируется на данных по всему массиву предприятий на момент начала приватизации, включая не только федеральную, но и муниципальную собственность, собственность субъектов РФ, по всем отраслям экономики.

Дифференциация регионов России по степени
влияния негосударственного сектора на
экономическое развитие до 1997 гг.

Оценка межрегионального аспекта реформы отношений собственности, исходя из вклада того или иного сектора экономики в результаты хозяйственной деятельности, по-видимому, является более содержательной. Однако реализация этого подхода находится в серьезном противоречии с возможностями, которые предоставляет исследователю российская статистика.

Расчеты валового регионального продукта (ВРП), выполняемые с 1994 г. Госкомстатом РФ, не содержат интегрированных данных по производству ВРП предприятиями той или иной формы собственности на уровне отдельных регионов (как и по России в целом). На этом уровне имеется лишь информация о вкладе предприятий и организаций различных форм собственности в результаты хозяйственной деятельности по ряду отраслей экономики (промышленность, сельское хозяйство, строительство, торговля).

Их агрегирование в обобщенный показатель производства ВРП предприятиями и организациями той или иной формы собственности не производится как по причине явной неполноты спектра отраслей, участвующих в производстве валового регионального продукта (отсутствуют данные по вкладу предприятий и организаций различных форм собственности на уровне регионов по транспорту, связи, производству бытовых и прочих услуг, жилищно-коммунальному хозяйству, финансово-кредитной сфере, науке и научному обслуживанию, блоку социально-культурных отраслей), так и несопоставимости показателей (расчет ВРП, как аналога валового внутреннего продукта на региональном уровне, требует показателя добавленной стоимости, а не валовых показателей объема промышленной продукции или розничного товарооборота).

В отсутствие обобщенных данных по вкладу предприятий и организаций той или иной формы собственности на региональном уровне можно провести анализ межрегиональной дифференциации реформы отношений собственности по показателям отдельных отраслей.

В ходе исследований этот вопрос изучался на примере промышленности, которую с полным правом можно назвать основой всей российской экономики.

Анализ показал, что после 1994 г. различия между регионами по доле негосударственного сектора индустрии стали незначительными. Так, по итогам 1997 г. на предприятия негосударственного сектора пришлось почти 90% объемов промышленного производства. Из всех российских регионов только в Ингушетии и на Чукотке негосударственные предприятия обеспечили менее половины объемов производства, в Республике Алтай – чуть более половины, в Смоленской области, Калмыкии, Тыве – от 60% до 70%, в Курской области и Северной Осетии – от 70% до 75%.

С формальным уходом основной массы крупных и средних предприятий из государственной собственности после процедур акционирования в период массовой приватизации, завершившейся в 1994 г., показатель доли негосударственного сектора в индустрии (в общей численности предприятий, объемах производства и занятости) потерял большую часть своей смысловой нагрузки и стал в значительной мере формальным.

Это подтвердилось при проведении кластерного анализа процесса формирования негосударственного сектора экономики. Были построены две классификации регионов России по степени разгосударствления промышленности и жилого фонда. В результате выявлена очевидная концентрация все большего количества регионов в 1–2 кластерах по мере развития реформирования отношений собственности (приватизации государственных и муниципальных промышленных предприятий и создания новых частных, приватизации государственного и муниципального жилищного фонда, ввода нового жилья частными инвесторами).

При этом можно отметить известное постоянство нахождения практически одних и тех же регионов (Ингушетия, Северная Осетия, Республика Алтай, Чукотский автономный округ) в низших кластерах. Для всех этих субъектов Федерации характерны низкий уровень урбанизации, отсутствие крупной промышленности и развитой инфраструктуры.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.