WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

Эффективный психотерапевт поступит по-другому. Во-первых, он будет уважать намерение семьи улучшить отношения родителей, в то же самое время не привлекая к ним излишнего внимания. Во-вторых, он будет оказывать помощь явно только в том случае, если его прямо попросят об этом.

Примеры использования метафорических предписаний.

Ситуация:

Помимо прочих проблем (борьба за власть, сопровождающаяся разрушительным «соревнованием») у супругов плохие сексуальные отношения. И у них нет особого аппетита обсуждать эту тему открыто.

Действия психотерапевта:

Терапевт может говорить о чем-то параллельном сексу, о каких-то отношениях, у которых есть метафорическая связь с интимными.

  1. Он может дать супругам предписание пойти на свидание, как в молодости, и обязательно подробнейшим образом проинструктировать жену, что ей делать, а также дать четкие указания, как вести себя мужу.
  2. Или назначить им какую-нибудь игру, и пусть они играют в нее (в действительности речь будет идти совсем не об игре).
  3. Психотерапевт может предписать мужу и жене, как им поужинать вместе, без детей. При этом он располагает возможностью дать им очень точные инструкции по поводу сексуальных отношений, просто говоря об ужине.

Одним из условий успешности применения метафорического предписания является способность психотерапевта быстро переходить на другие темы, если он понимает, что пациенты начали догадываться об истинном предназначении метафоры.

Метафорическое общение содержит больше информации, чем прямое.

По нашему мнению, метафорическое предписание, это даже не метафора, а нечто вроде параллельной инструкции.

Ситуация:

  1. Состав семьи: Муж, жена и их приемный сын.
  2. Предъявленная проблема: Сын не может выходить из дому без одного из родителей, т.к. у него фобия собак.
  3. Необходимая дополнительная информация о семье: Родители сохраняют усыновление в тайне. Психотерапевт установил, что ребенок догадывается, что он приемный.
  4. Цели терапевта:
  • Устранить симптом (страх перед собаками)
  • Устранить причину симптома (ребенок хочет подтверждения, что его не оставят, не отдадут. Нужно неявно опровергнуть его страхи, чтобы он убедился в безопасности своего положения в этой семье).
  • Сохранить тайну, доверенную ему родителями.
  1. Предписания: Психотерапевт предписал мальчику взять щенка. Родители согласились на это. Хитрость терапевта заключалась в том, что он предписал это как «усыновление» маленького пугливого щенка. И уж если семья усыновила щенка, и он заболел, то они будут платить большие деньги, пока он не выздоровеет, т.к. семья любит его и все отвечают за него.

Ситуация:

Семья: муж, жена, два сына - один «проблемный», другой «благополучный», обратилась на прием по поводу эксцентричного поведения «проблемного» мальчика.

Его проблема была решена, но психотерапевт видел, что реальная причина трудностей - в семье, в отношениях мужа и жены. Он обнаружил существование коалиций, нарушающих линию между поколениями: отец - «плохой» мальчик и мать - «хороший» мальчик. У родителей не было желания прояснять отношения напрямую, и часто они сообщали что-то о своем супруге метафорически, через сына. Например, жена говорила: «Вот, наш сын какой-то немужественный», а отец, в свою очередь заявлял: «Нет, он достаточно мужественный», так что мальчик был совершенно дезориентирован, как же ему себя вести однозначно.

Но отец выступил против лечения семьи и заявил, что пришел сюда только ради мальчика. Поэтому психотерапевт стал обсуждать с семьей, как поведение «проблемного» мальчика на публике смущает «хорошего» сына (это параллельно соответствовало отношениям мужа и жены). Затем терапевт вовлек родителей в решение вопроса о том, что нужно «трудному мальчику. Отец утверждал, что ему «необходимо определенное время проводить в одиночестве, вместо того, чтобы на него сразу все проблемы и обязанности свалить». Психотерапевт понимал, что это изоморфно требованию мужа, чтобы после работы у него было право проводить для себя некоторое время в одиночестве и покое.

Через неделю супруги «спонтанно» договорились о таком праве мужа, и это привело к тому, что их отношения улучшились.

Стадии терапии в кризисных ситуациях (антикризисная схема).

Как психотерапевт стратегического направления не спрашивает согласия у семьи по поводу предписаний, так и в семье, когда взрослые устанавливают четкую иерархию им нужно только объяснить ребенку последовательность действий и их результат. Следует всего лишь определить как будет, если ребенок сделает Х, и если ребенок не выполнит Х, то что последует. Буквально что и как конкретно делать, и какие будут последствия.

1) Когда молодой человек привлекает к себе внимание общества, специалистам нужно организоваться таким образом, чтобы один терапевт взял на себя ответственность за этот случай. Лучше не привлекать множество терапевтов и способов терапии. Терапевт должен отвечать за дозы медикаментов и, если это необходимо, за госпитализацию.

2) Терапевту нужно собрать семью на первую встречу. Если молодой человек живет отдельно, даже с женой, он должен быть на встрече с родителями и остальными членами его семьи. Не должно быть никаких обвинений в адрес родителей. Вместо этого, родители (или мать и бабушка, или кто бы то ни было) должны стать главными в решении проблемы молодого человека. Их нужно убедить, что они лучшие терапевты для их трудного ребенка. Предполагается, что между членами семьи есть конфликт, и ребенок его выражает. Когда от них требуют, чтобы они встали во главе семьи и устанавливали правила для молодого человека, они, как обычно, общаются по поводу молодого человека, но в положительном смысле. Нужно прояснить конкретные вопросы:

а) Внимание должно быть сосредоточено на трудном человеке и его поведении, а не на обсуждении семейных отношений. Если ребенок наркоман, то семья должна сосредоточиться на том, что будет, если он когда-нибудь снова начнет принимать наркотики; если он сумасшедший и плохо себя ведет, то, что они будут делать, если он будет вести себя также плохо, как и в прошлый раз, когда он попал в больницу

б) Прошлое и причины проблем в прошлом игнорируются, не обсуждаются. Внимание сосредоточено на том, что теперь делать.

в) Предполагается, что иерархия в семье запутана. Поэтому, если терапевт со своим статусом специалиста пересекает линию между поколениями и объединяется с молодым человеком против родителей, то этим он усугубит проблему. Терапевт должен объединиться с родителями против трудного молодого человека, даже если кажется, что это лишает его личных прав и возможностей выбора и что он слишком взрослый, чтобы быть зависимым. Если молодому человеку не нравится эта ситуация, он может уйти и стать самостоятельным. Когда молодой человек начнет вести себя нормально, его права можно учитывать.

г) Конфликты между родителями или другими членами семьи игнорируются или сводятся до минимума, даже если кто-нибудь из участников заговаривает на конфликтную тему. И так происходит до тех пор, пока молодой человек не станет снова нормальным. Если родители заявляют, что им тоже нужна помощь, терапевт должен сказать, что с этим можно поработать, когда их сын или дочь снова придет в норму.

д) Все должны ожидать, что трудный молодой человек снова станет нормальным, и не прощать ему неудач. Специалисты должны указывать семье, что с ребенком все в порядке и что он будет вести себя так же, как его сверстники. Применение медикаментов должно быть прекращено настолько быстро, насколько возможно. Нужно требовать немедленного возвращения на работу или в учебное заведение без всяких задержек на дневной стационар или долгосрочную терапию. Возвращение в нормальное состояние несет семье кризис и изменение. Продолжение ненормальной ситуации стабилизирует страдания семьи.

е) Предполагается, что когда молодой человек становится нормальным: успешно работает или учится или заводит друзей, семья становится нестабильной. Родители могут быть под угрозой разрыва или развода и один из них или оба становятся беспокойными. Одна из причин, по которой терапевт полностью объединяется с родителями на первой стадии терапии (даже выступая против ребенка) чтобы из такой позиции помочь им на этой стадии. Если терапевт не может помочь родителям, то трудный молодой человек выкинет что-нибудь сумасшедшее и семья снова стабилизируется вокруг него и его эксцентричности. И в этот момент нужно предотвратить помещение в учреждение, чтобы не повторялся цикл: дом учреждение дом. Один из способов это сделать состоит в том, что терапевт заменяет эксцентричного молодого человека в семье и тогда тот свободен, он может стать нормальным и заняться своими делами. Затем терапевт должен либо разрешить семейный конфликт, либо устранить молодого человека из него, чтобы конфликт стал более прямым, и больше не требовалось посредничество молодого человека. С этого момента молодой человек может продолжать оставаться нормальным.

3) Терапия должна состоять из короткого интенсивного вмешательства, а не из регулярных встреч, тянущихся годами. Как только изменение произошло, терапевт может начать отделяться и планировать завершение. Задача состоит не в том, чтобы разрешить все семейные проблемы, а только организационные, те, что вокруг молодого человека (разве что семья хочет подписать новый контракт для разрешения остальных проблем).

4) Терапевт должен время от времени связываться с семьей, чтобы быть в курсе происходящего и удостовериться, что положительные изменения сохраняются.

В сущности, данный терапевтический подход это что-то напоминающее обряд инициации. Эта процедура помогает родителям и ребенку отделиться друг от друга; так, что семья больше не нуждается в нем, как в средстве коммуникации, и молодой человек может устроить свою собственную жизнь. Два крайних подхода часто терпят неудачу. Неудачи типичны, когда родителей обвиняют в пагубном влиянии и высылают молодого человека прочь из семьи. Молодой человек проваливается и возвращается обратно домой. Противоположная крайность оставить молодого человека дома и стараться внести гармонию в отношения родителей и ребенка тоже терпит неудачу. Это не время для объединения, это время отделения. Искусство психотерапии в том, чтобы, возвращая молодого человека обратно в семью, тем самым отделить его, чтобы он мог вести более независимую жизнь (Haley, 1980).

Ситуация:

  1. Состав семьи: Одинокая мать, дочь 18 лет.
  2. Предъявленная проблема: Наркомания дочери.
  3. Патологическая последовательность: Не установлена. Понятно только одно - дочь выше матери в семейной иерархии. Мать чувствует себя беспомощной.
  4. Необходимая дополнительная информация о семье:
  • Мать работает педагогом, и чтобы содержать семью очень много работает. Она сильно устает и ей трудно после работы общаться с дочерью. Поэтому, придя домой она говорила дочери: «Я устала, мне надо отдохнуть - иди погуляй на улицу.»
  • У матери в этом городе нет никаких близких родственников, кроме двоюродной сестры.
  1. Цели терапевта:
  • Очевидно, мать сложила с себя обязанности по дисциплинированию дочери. Дочь ищет прочных однозначных границ и не находит их дома. Она может найти четкие границы для своего поведения в среде наркоманов, в психиатрической больнице, банде, социальном учреждении (тюрьме) и.т.п. Пока дочь употребляет наркотики, мать на подсознательном уровне контролирует хотя бы что-то (например, поведение врачей, занимающегося лечением дочери). Мать одинока, и если дочь станет нормальной и уйдет - маму ожидает пустота. Поэтому на подсознательном уровне она будет сопротивляться предписаниям. Никто из нас не желал бы вдруг оказаться одиноким.
  • Поэтому задача психотерапевта - разрушить коалицию, нарушающую границу между поколениями и помочь матери занять место в иерархии над дочерью. Надо оказать матери поддержку в установлении однозначных рамок для поведения дочери: что приемлемо, а что недопустимо. Годы упорного труда подарили Ричарду Коннеру некоторые идеи о том, как производить изменения в семьях, где один из детей наркоман. В этих случаях успех лечения зависит от способности психотерапевта убедить родителей, что смысл проблемы - это недостаток дисциплины, и что старшее поколение объединенными усилиями может установить и подкреплять непротиворечивые границы. Мать одна, но в данном случае есть ресурс для изменений - ее двоюродная сестра. Нужно сделать так, чтобы мать поставила границы с ее помощью. И, конечно, необходимо сделать так, чтобы дочь ушла, но сохранила контакт с матерью.
  • Если двоюродная сестра абсолютно ничем не может помочь, например в данном случае она очень «кстати» развелась с мужем и тяжело переживает личный кризис (а если она пока не в состоянии контролировать свою депрессию, то она не может контролировать поведение наркоманки), тогда задача психотерапевта усложняется. И первый шаг здесь - это как-то дестабилизировать очень прочную патологическую систему отношений (см. мои примечания): Учитывая все вышеперечисленные факторы можно вместо прямых терапевтических предписаний применить парадоксальный и одновременно метафорический подход, а затем наоборот.
  1. Предписания:

Действия психотерапевта: Психотерапевт может дать матери предписание нанять несколько человек, (по моему мнению - лучше женского пола и лучше с медицинским образованием) которые после получения у психотерапевта однозначных инструкций станут осуществлять над дочерью круглосуточный контроль: 8 часов один, затем другой, третий - итого 24 часа.

Когда дочь почувствует, что ей установили жесткие (но не жестокие!) рамки - она успокоится, и тогда, возможно, помощь понадобится ее матери. Система дестабилизируется и в ней легче будет произвести изменения.

Оценка результатов.

Хейли считает, что двумя самыми важными вопросами в терапии являются: изменился ли человек после терапии больше, чем он изменился бы сам по себе и является ли один терапевтический подход более эффективным, чем другой (Haley, 1987).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.