WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

Действия психотерапевта:

  1. Повернуть их друг к другу.
  2. Рассадить по-другому.
  3. Организовать общение с помощью руководящих вопросов:
  • Почему бы Вам не сказать это ему
  • Теперь скажите ему.
  • Ответьте ей.
  • А что Вы думаете по этому поводу
  • Каково Ваше мнение
  1. Создать в кабинете реальную ситуацию, или «параллельную» проблемной и посмотреть, как взаимодействуют члены семьи.
  2. Использовать для мотивации присоединение к критериям и ценностям членов семьи: «Поскольку Вы сюда пришли и для Вас важно здоровье Вашего (…), я хочу увидеть, как Вы разговариваете о решении проблем.»
  3. Известный семейный психотерапевт Whitaker, чтобы увидеть и услышать внутрисемейное взаимодействие и последовательность общения в группе, иногда поступал так:

Whitaker: «Общайтесь.»

Пациенты: «Зачем»

Whitaker: «Затем, что вы чего-то хотите, а я получаю за час.»

Конечно, чтобы поступать так, нужно быть очень убедительным.

  1. Использовать поощрение реакции общения, посредством ее фрустрации: например, игнорировать попытки одного из родственников, у которого нет особого желания взаимодействовать, что-либо сказать.

Как эффективнее получить ценную информацию на этапе семейного взаимодействия:

У терапевта на этом шаге есть возможность не только услышать описание проблемы, но и увидеть саму проблему в «действии». Прежде всего, терапевт должен сосредоточиться на определении патологической последовательности или шаблона, который повторяется в этой семье.

Действия психотерапевта: Психотерапевт во время этапа семейного взаимодействия несколько раз побуждает родителей исправить плохое поведение ребенка. Наблюдая за действиями членов семьи он определил повторяющийся цикл внутрисемейного взаимодействия:

  1. Ребенок ведет себя плохо;
  2. Отец пытается его дисциплинировать;
  3. Мама вмешивается и возражает против его методов воспитания;
  4. Отец устраняется от попыток контролировать сына;
  5. Мама устает одна сдерживать плохое поведение ребенка и она просит отца вмешаться и помочь ей;
  6. Отец начинает дисциплинировать сына;
  7. Мама вмешивается и возражает против его методов и.т.д.

Другой задачей терапевта здесь является выяснить особенности организации данной семьи, и особое внимание ему следует обратить на любые нарушения иерархии и коалиции, пересекающую линию между поколениями.

Действия психотерапевта: Исследовав вышеприведенную патологическую последовательность, врач делает вывод, что существующая коалиция мать - ребенок против мужа нарушает разделительную линию между поколениями. У ребенка, пока он находится в этой коалиции, в иерархии больше власти, чем у отца и это нарушает нормальное функционирование семейной системы.

По мере исследования этих двух моментов, психотерапевту следует отвлекать от них сознательное внимание семьи.

Ситуация:

  • Когда в семье возникает угроза эмоционального взрыва между конфликтующими сторонами, тогда ребенок своим поведением старается отвлечь внимание на себя.
  • Когда психотерапевт нервничает, бессознательно он тоже может сосредотачивать свое внимание на проблемном ребенке.

Действия психотерапевта: Советуем сосредоточиться на родителях а не на ребенке. Ребенок спасает, отвлекает родителей от их трудностей.

4-й шаг: Определение целей.

Это стадия заключения терапевтического контракта с семьей. Для успешности лечения очень важно, чтобы и семья (явно) и психотерапевт (про себя) точно определили и проблему и цели. Здесь для врача может быть очень полезным хорошее знание мета-модели (Bandler R., Grinder J., 1975) и формата «Постановка цели» (Коннер Р., 1997).

Определение цели для семьи.

Например, если речь идет о симптоме, терапевту нужно знать сколько раз в день он проявляется, сколько это продолжается, каковы точные признаки симптома, можно ли предсказать его проявления, меняется ли интенсивность проявления симптома, от чего она зависит и т.д.

Ему также стоит выяснить, что будет для семьи свидетельством решения проблемы. Таким образом, терапевт в первую очередь, а также семья смогут определить по окончании терапии, достигнут ли успех.

Ситуация:

  • Мать: Я хочу, чтобы моя дочь перестала делать X.
  • Психотерапевт: Ну, а если бы она перестала делать X, то что бы она могла делать (взамен)

Хейли рекомендует сосредоточить терапию вокруг симптома или предъявленной проблемы. Он считает, что снятие симптома является безусловной целью терапии.

Если симптом остался, то терапия потерпела неудачу (Haley, 1987).

Определение цели для себя.

В то же время психотерапевт четко определяет задачи для себя, например:

  1. прервать патологическую последовательность в семье,
  2. восстановить иерархию,
  3. помочь семье перейти на следующую стадию ее жизненного цикла,
  4. использовать симптом или предъявленную проблему в качестве рычага, для решения более широких задач (см., например случаи с двумя симптомами),
  5. побудить членов семьи вести себя по новому, чтобы расширить их восприятие и представление и.т.п.

Конечно, врач-психотерапевт оставляет все эти соображения при себе. Естественно, в этом случае он берет на себя большую ответственность, и в то же время, как гипнотизер, он полагается на мудрость подсознания своих пациентов: если что-то не подходит, человек не будет этого делать.

Ситуация: Семья фиксируется на симптомах, и если мы убираем симптом, ситуация в семье должна быть изменена.

Действия психотерапевта: Психотерапевт должна быть фиксирован на крупных целях.

5-й шаг: Предписания.

Предписания - это инструкции, которые психотерапевт дает семье. Это не совет, так как терапевт настаивает на выполнении его заданий. Это четкая последовательность действий, ясные шаги. Предписание - что-то вроде домашней работы для семьи, которую они обычно выполняют в промежутках между сеансами, но могут выполнять и во время терапевтической сессии.

Существуют 2 общих типа предписаний:

Прямые или директивные предписания даются, когда у терапевта достаточно власти, чтобы предписания были выполнены.

Непрямые предписания даются, когда у терапевта меньше авторитета и ему нужно работать непрямыми методами, чтобы достичь желаемых изменений. В стратегическом подходе приняты два класса непрямых предписаний:

  1. Парадоксальные предписания.
  2. Метафорические(синонимы: параллельные, изоморфные или с использованием аналогии) предписание.

Другими словами, когда терапевт дает прямые предписания, то он хочет, чтобы они сделали именно то, что он сказал. Непрямые предписания используются, когда терапевт хочет, чтобы изменения произошли более «спонтанно».

Ниже мы предложим вашему вниманию подробную информацию о разных типах предписаний.

Затем терапевт назначает дату и время следующего сеанса, сообщает, кого он хочет видеть на нем и обсуждает с семьей, как устроить так, чтобы все необходимые ему люди присутствовали на следующей встрече.

В конце первой сессии семья может задавать вопросы: «Насколько это серьезно» Или: «Сколько встреч, сеансов нам понадобится» Один из вариантов ответа: «Для решения данной проблемы мы встретимся 3-6 раз, а после этого определим, стоит ли нам встречаться еще.»

Предписания:

Назначение предписаний.

Основная задача стратегического психотерапевта - решить, как изменить последовательность внутрисемейного общения, чтобы симптомы стали не нужны. Для этого ему нужно придумать такое вмешательство, после которого патологическая последовательность уже не может продолжаться (Haley, 1987). Кажется также, что изменение только одного звена последовательности или поведение только одного из этих трех людей, обычно не достаточно, чтобы внести изменения в последовательность. Следует изменить, по крайней мере, два способа поведения. Проще всего это сделать, разрушив коалиции так, чтобы они не пересекали границу между поколениями. Например, при пересаживании создать коалиции, которые совпадают с поколениями. И конечно, здесь уже само требование врача изменить местоположение членов семьи в кабинете, является, собственно, терапевтическим предписанием.

Даже любое слово психотерапевта, или выражение его лица, любые вербальные или несловесные реакции - все это уже предписания.

Ситуация:

Психотерапевт: «Так, так, расскажите об этом поподробнее!» (Пресуппозиция: «то, что говорилось до этого, неважно»).

Психотерапевт может ставить перед собой и более широкие задачи, например создавать союзы между родственниками, принадлежащими к одному поколению. И затем, в результате качественной многошаговой работы психотерапевта модель семьи может измениться так: мать и отец, находящиеся в союзе, консультируются с психотерапевтом, как раньше они консультировались с бабушкой и дедушкой. Но когда они это делали в прошлом, часто возникала путаница в иерархии: муж вставал на сторону дедушки, жена - бабушки и.т.п., что приводило к разнообразным проблемам. Теперь бабушка и дедушка, объединенные совместными интересами консультируются у психотерапевта отдельно от детей. У них больше времени и возможностей заняться друг другом и своими совместными целями.

Чтобы достичь всего этого, психотерапевт стратегического направления использует терапевтические предписания - точные инструкции, определяющие членам семьи обязательные для выполнения конкретные действия.

Хейли выделяет 3 функции предписаний (Haley, 1987):

а) Главная цель терапии сделать так, чтобы люди повели себя по-другому, и приобрели другой субъективный опыт. Предписания предназначены, чтобы произвести эти изменения.

б) Предписания используются для того, чтобы сделать взаимоотношения между семьей и терапевтом более интенсивными. Если предписание дано на неделю, то в течение этой недели терапевт постоянно присутствует в жизни семьи. Они думают: «А что, если мы не выполним предписание Или выполним наполовину Или изменим его и выполним его по-своему»

в) Предписания служат для сбора информации. Когда терапевт говорит людям, что делать, их реакция дает ему информацию о них и о том, как они отреагируют на желаемые изменения. Выполнят ли они предписания или не выполнят, забудут о нем или попытаться выполнить и потерпеть неудачу, у терапевта будет важная информация, которую без предписания он бы не получил.

Случай применения Р. Коннером стратегического подхода в консультировании семьи с психотическим симптомом.

  1. Состав семьи: Муж, жена, ее дети, родители жены, бабушка жены.
  2. Предъявленная проблема: Внезапное острое начало шизофрении у жены.
  3. Необходимая дополнительная информация о семье:
  • Муж работал в другом городе, более 8 месяцев не получал зарплату, бывал дома 1 раз в неделю и реже. Муж - беспомощный, без власти, влияния, авторитета.
  • Жена, и в большей степени ее родители обеспечивала семью. Родители жили рядом с молодой семьей, практически вместе; дети жены жили, в основном у ее родителей.
  • Родители абсолютные авторитеты по всем вопросам, с абсолютной властью в семье. Бабушка страдает неврастенией.
  • С ухудшением состояния жены связано значительное улучшение ситуации в родительской семье.
  • Зав. отделением психиатрической больницы, в которое была госпитализирована жена - родственница матери.
  • Врач-психиатр в этой больнице - знакомый жены и коллега психотерапевта.

Действия психотерапевта:

Абсолютно невозможным представлялось проведение индивидуальной психотерапии (которая в данном случае к тому же была бы неэффективной), а тем более стратегической психотерапии в условиях отделения психиатрической больницы. Целью симптомов шизофрении в данном случае было прояснение иерархии, а система взаимоотношений в этом отделении представляла собой развернутую метафору путаницы в иерархии (Кому принадлежит на самом деле власть Кто принимает однозначные решения, и кто их выполняет Пациентка, чье поведение становилось все хуже, и врачи демонстрировали неспособность сделать его нормальным Мать, влияющая на зав. отделением Зав. отделением Бабушка, влияющая на мать, влияющую на зав. отделением Зав. отделением или лечащий врач или знакомый врач-психиатр Психотерапевт или зав. отделением И.т.п.).(См. также Haley, 1980)

Поэтому психотерапевт и врач-психиатр, знакомый жены, сказали, что они забирают пациентку домой, где она будет принимать нейролептики. У зав.отделением были определенные сомнения по этому поводу, поэтому врач психиатр заверил ее в том, что пациентка будет принимать нейролептики под его наблюдением, а на самом деле ей он начал давать ей плацебо. После того, как пациентка была доставлена к себе домой, на фоне плавно снижающихся доз транквилизаторов с быстрейшей их отменой, была проведена стратегическая психотерапия, сначала по антикризисной схеме.

Среди всех прочих предписаний психотерапевт настоял, чтобы муж уволился и нашел работу, где можно получать не менее 2000 р. в месяц, и чтобы он каждый вечер проводил дома.

  1. Результаты (через 1 год): Положительные. Муж выполнил предписание. Он стал устанавливать свой авторитет в семье. Через 3 недели поведение пациентки стало нормальным. Через 6 недель она полностью вернулась в здоровое состояние.

Эффективные и неэффективные для применения в стратегическом подходе действия психотерапевта.

Неэффективно требовать от матери: «Перестаньте кричать на своего сына!» - так как это может быть очень трудно выполнить. Гораздо эффективнее - дать альтернативные варианты поведения (другой канал для реакции), что, возможно, создаст новую последовательность поведения в системе. Эффективно дать конкретное описание, того, что надо делать.

Неэффективно давать хороший совет. Обычно пресуппозиция, что у человека в семейной системе есть сознательный контроль над своими действиями и над ситуацией в целом - неверна. Проблема патологической последовательности в том, что люди не могут прекратить делать X, а не в том, что они не знают хороших советов.

Исполнение предписаний, дающих даже минимальные положительные результаты создает инерцию для более серьезных и значимых изменений.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.