WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |

Терапевт ни в коем случае не должен указывать семье, как сесть в начале первой встречи, так как он может упустить важную информацию. Стулья или кресла для психотерапевта и родственников лучше расположить в круг. После того, как все произвольно рассядутся, врач представляется и спрашивает у каждого члена семьи его имя. Важно получить ответ от каждого человека и тем самым подчеркнуть, что каждый включен в эту ситуацию и каждый важен. Моделью этой стадии является та вежливость, которую мы проявили бы, принимая в доме гостей.

Наблюдения психотерапевта:

На этой стадии терапевт уже начинает собирать информацию. Ему стоит обратить особое внимание на следующие моменты:

а) Иногда структуру семьи можно понять уже по тому, как члены семьи входят в кабинет и усаживаются.

Например, в кабинет первой заходит бабушка, которая ведет за руку свою внучку, рядом с ней - мама и только потом заходит отец. Они располагаются на стульях так: бабушка, держащая внучку за руку, внучка, глядящая на бабушку, мама, склонившаяся к дочке с другой стороны и сидящий на периферии отец, к которому его жена повернута чуть ли не спиной. Здесь можно сразу же предположить наличие очень сильной патологической коалиции между бабушкой и внучкой и то, что у отца меньше всего власти в семейной иерархии.

Или врач наблюдает как проблемная дочь располагается между родителями, причем улыбающийся отец кладет свою руку на спинку ее кресла, а мать выглядит испуганной и старается отодвинуться от них. В этом случае кроме возможного существования патологической коалиции дочь-отец, психотерапевт может выдвинуть гипотезу о подсознательном назначении симптомов дочери, как о способе спасти родителей от серьезного кризиса во взаимоотношениях, грозящего распадом семьи.

Родители мужа могут сесть между мужем и женой. Если в ходе терапевтической сессии кто-то из старших родственников еще и начнет высказываться в таком духе: «Мы вас не сводили, мы вас и не разводим.» - то его подсознательная цель становится прозрачной.

Рассаживание позволяет терапевту также косвенно судить о критериях и ценностях семейной системы, так например, если мужчины садятся отдельно от женщин это дает нам информацию о важности в данной семье различий по признаку пола.

б) В каком настроении пришла семья: они сердятся или пришли сюда по обязанности, или их привело отчаяние. Терапевту стоит заметить любые сигналы того, что кто-то из членов семьи пришел неохотно, не по своей воле. Эта ценная информация позволит в дальнейшем, учитывая цели каждого члена семьи, собрать их всех на следующую терапевтическую сессию.

в) Каковы взаимоотношения между родителями и ребенком, какие методы родители используют для дисциплинирования. Это терапевт может заметить уже по тому, как семья входит в комнату, усаживается. В результате врачу становится известно какие способы поведения родителей эффективны, от каких стоит отказаться, а также он может начать строить свои гипотезы о коалиционном устройстве и патологических последовательностях.

г) Каковы взаимоотношения между родителями и другими взрослыми. Если люди, которые должны находиться над ребенком в иерархической структуре мешают друг другу устанавливать ему границы поведения, тогда возникает феномен «неконтролируемого ребенка». Разногласия по поводу его воспитания могут проявиться сразу же после того, как они войдут в кабинет.

д) Не проявляет ли кто-нибудь из членов семьи попыток перетянуть терапевта на свою сторону уже на первом этапе терапии. Это не означает, что вы не можете временно объединиться с одним против другого, потому что на самом деле, это единственный способ, как терапевт может произвести изменение.

Ситуация:

К психотерапевту обратилась пациентка с жалобами на множество невротических симптомов, среди которых была депрессия, по поводу которой она в течение 2-х лет безрезультатно лечилась у многих психотерапевтов и психиатров. Он предложил стратегическую семейную терапию.

Основные две трудности, с которыми столкнулся психотерапевт, работая с этой семьей, заключались в том, что семья оказалась очень скрытной в отношении того, как депрессия ограничивает жизнь пациентки, чему она мешает, что она не дает делать. Никто не мог ответить на этот вопрос, а муж пациентки вообще произвел впечатление немого. Психотерапевт заявил, что возьмется за устранение депрессии только в том случае, если будет убежден, что она является помехой в жизни пациентки, и после лечения ее жизнь обогатится полезными способами поведения для достижения важных целей, которые были недоступны из-за депрессии. Другой сложностью оказались назойливые попытки пациентки завязать с психотерапевтом беседу наедине за 5-10 минут до сеанса или по окончании его, а также беспрестанные телефонные звонки с той же целью. В этих разговорах не было ничего нового или ценного, чего не знал бы психотерапевт или она.

Теперь ему надо было или прекращать лечение или как-то выходить из создавшейся ситуации.

Действия психотерапевта:

Когда семья пришла в очередной раз, психотерапевт сообщил, что он проговорил с пациенткой в общей сложности на 20 минут больше, чем с остальными членами семьи - а это несправедливо. Поэтому будет справедливым поговорить с каждым членом семьи в отдельности в течение такого же времени. Не дав пациентке открыть рта, психотерапевт первым увел в кабинет ее мужа. Из разговора с ним он получил нужную ему информацию - оказывается депрессия на позволяла ей готовить, стирать, убираться в квартире и.т.п. У мужа с женой не было интимных отношений в течение полутора лет, они спали в разных комнатах и питались в разное время.

Предписание, которое среди прочих врач дал жене, было таким: если у нее в течение дня есть депрессия, то она должна приготовить вкусный ужин и поужинать всей семьей так, чтобы их дочь не сидела между ними. Через неделю пациентка заявила, что у нее нет больше никакой депрессии. Тогда терапевт предписал ей рецидив, что способствовало закреплению результата.

Ситуация: Часто есть попытки некоторых членов семьи создать коалицию с психотерапевтом. Если Вы создали эту коалицию - Вам трудно будет изменить семейную систему. Например, к врачу приходит семья, в которой существует коалиция мама - проблемный ребенок. Когда врач образует коалицию с ребенком против мамы, внутрисемейная иерархия запутывается еще больше. И, конечно, последствия такого некомпетентного вмешательства будут хуже прежде всего для ребенка, которого психотерапевт хотел по своей наивности «защитить».

Действия психотерапевта: Вы не должны входить в постоянную коалицию с кем-либо из родственников. Советуем переходить от коалиции к коалиции.

Хейли настаивает на том, что врач не должен делиться с семьей с семьей свои наблюдения и предварительные выводы. Вот как он объясняет необходимость таких действий:

  • во-первых, гипотеза психотерапевта может быть ошибочной и ее надо еще проверить,
  • во-вторых, это может звучать оскорбительно, что приведет к потере раппорта между терапевтом и семьей,
  • в-третьих, многие из этих вещей семья уже знает на подсознательном уровне, так что у терапевта нет необходимости им об этом говорить.

2-й шаг: Определение проблемы:

Теперь следует переместить фокус внимания семьи на то, для чего семья пришла на терапию. Терапевт может обратиться ко всей семье в целом или к одному человеку. Здесь важно учесть несколько аспектов.

  • Первый аспект: в семье всегда есть человек, который привел всех остальных на консультацию. К этому человеку следует проявить особое уважение, потому что именно он способен привести семью на следующий сеанс.
  • Второй аспект: иерархия. Члены любой организации не являются равными. Психотерапевту следует уважать иерархию семьи, чтобы достичь сотрудничества.

Хейли не советует начинать опрос с трудного ребенка, потому что на него и так слишком много давления и вопрос терапевта может прозвучать, как обвинение. Он рекомендует начинать опрос со взрослого члена семьи, меньше включенного в проблему, и обращаться с наибольшим уважением с тем человеком, который сможет привести семью на следующий сеанс. Некоторые терапевты предпочитают начинать с наименее включенного в проблему ребенка, так как он, возможно, еще не обучен тому, что можно говорить, а чего нельзя, и терапевт получит от него ценную информацию. Для поощрения коммуникации здесь полезно использовать вопросы по типу: «А как Вы думаете» (см. ниже)

Терапевт может также задавать вопросы, глядя в пол или потолок, и ни к кому конкретно не обращаясь. Этот подход поможет ему выявить «специалиста по проблеме», человека, который обычно говорит от имени семьи.

Вслед за этим терапевту следует спросить мнение всех остальных членов семьи по поводу проблемы.

Терапевт может по-разному задать этот вопрос:

  1. «В чем проблема» Этот вопрос определяет ситуацию как контекст, в котором говорят о проблемах. Обычно в семье есть «специалист по проблемам» (обычно по проблемам ребенка), чаще всего этот родственник ждет вопроса и сразу начнет говорить.
  2. «Чего вы бы хотели от меня» Теперь семье нужно подумать не только о проблеме, но и том, чем терапевт может им помочь.
  3. «Каких изменений вы хотите» Этот вопрос смещает фокус с проблем, с чего-то отрицательного на желательные положительные изменения, и с прошлого на будущее.
  4. «Для чего вы пришли сюда» Таким образом, он позволяет семье выбрать, на чем сосредоточиться: на проблеме или на изменениях.

Выслушивая мнения остальных членов семьи, психотерапевт:

Во-первых, должен стараться ничего не интерпретировать или комментировать (даже несловесно). Разве что, это терапевт с большим опытом. Все, что может быть уместно на этом этапе, так это присоединение по шкалам Лэнктонов. (Лири, 1957, Lankton S …) При этом стоит только задавать вопросы, если ему что-нибудь непонятно.

Во-вторых, терапевту не следует давать советов на этом этапе, даже если его об этом просят. Он может сказать: «Мне нужно больше узнать об этой ситуации, чтобы я мог сказать, что тут можно сделать».

В-третьих, ему не стоит спрашивать о чьих-либо чувствах, оценках, эмоциях по тому или другому поводу, а выяснить только факты и мнения.

В-четвертых, терапевту следует проявлять доброжелательный интерес.

Руководить происходящим должен психотерапевт. Если семья возьмет верх и сеанс превратится в беспорядочный обмен мнениями, то никаких изменений не произойдет.

Наблюдения психотерапевта:

Когда кто-нибудь из членов семьи говорит о проблеме, терапевту следует замечать следующие вещи:

  1. Волнует ли родственника, что подумают другие по поводу его высказываний. Это позволяет выдвинуть гипотезы о существовании коалиций.
  2. Терапевту стоит замечать, говорят ли члены семьи об этой проблеме в первый раз или раньше они об этом уже рассказывали. (Некоторые семьи уже проходили лечение у другого психотерапевта, и это важная информация). Она дает психотерапевту возможность эффективнее производить изменения, делая что-то отличное от предыдущих способов лечения.
  3. Верит ли семья, что терапевт им может помочь, или она чувствует безнадежность. Тогда в последнем случае нам придется искать различные способы мотивации для членов семьи, иначе будет трудно произвести изменения.
  4. Кого они обвиняют в сложившейся ситуации Ребенка, школу, себя Исследование этой информации дает психотерапевту возможность подстроиться к критериям и ценностям семьи, затем ему следует в конечном итоге привести их к мысли, что решить проблему можно только совместными усилиями всех ее членов, и заметить их реакцию. Следует уделить особое внимание родственникам не согласным с таким заявлением, чтобы подстроиться к их критериям и сохранить адекватный раппорт.
  5. Когда один человек говорит, терапевту нужно наблюдать за реакцией остальных. Согласны ли они с говорящим Особенно важно заметить реакцию жены на высказывания мужа и наоборот. Это позволяет точнее исследовать иерархическое устройство и определить патологическую последовательность или какую-либо ее часть.

Чем больше семья расстроена или сердита, тем больше это указывает на кризис и нестабильность. Чем больше спокойствия и отстраненности со стороны семьи, тем ситуация стабильнее и тем труднее ее изменить.

Часто семейная система сопротивляется изменениям, особенно когда ситуация в ней более-менее стабильна. К тому же система может объединяться против психотерапевта и консолидироваться. Когда кризис в семье, легче ее изменить.

Терапевту следует учитывать, что члены семьи сообщают ему не только факты и мнения, но и передают непрямые сообщения. Особенно очевидными становятся непрямые сообщения, когда мать или отец говорят о трудном ребенке. (См. также раздел «Речевые маркеры патологического внутрисемейного взаимодействия.»). Например, если мать жалуется на ребенка, терапевт может понять это, как высказывание, которое касается не только ребенка, но и мужа. Терапевту стоит оставить подобные соображения при себе и ни в коем случае не делиться ими с семьей.

Следует учесть также, что, принимая первоначальное, неконкретное и метафорическое описание проблемы (См. также раздел «Возможные метафорические значения симптомов и отклоняющегося поведения.»), для себя терапевт может сформулировать проблему совсем по-другому. Родители могут сказать, что проблема в непослушании ребенка, т.е. проблема в одном человеке. Стратегический семейный терапевт мыслит как минимум диадами, а чаще всего триадами. Таким образом, проблема для него касается всей семейной системы, а симптом ребенка необходим для поддержания гомеостаза в этой системе. Всю эту информацию терапевт, естественно, сохраняет в тайне от семьи.

3-й шаг: Семейное взаимодействие.

На этой стадии терапевт предлагает членам семьи обсудить проблему друг с другом. До этого момента терапевт был центральной фигурой в этом взаимодействии, поэтому все обращались к нему. Теперь он наблюдает за внутрисемейным общением со стороны и вся ответственность за происходящее лежит на нем. Часто это переход происходит естественно, уже когда члены семьи начинают высказывать свое мнение о проблеме. Но если этого не произошло, терапевту следует побудить семью к взаимодействию.

Как эффективно организовать этап внутрисемейного взаимодействия.

Основная идея здесь, сделать так, чтобы вся семья включилась в 3-й шаг для определения повторяющихся паттернов поведения. Надо, чтобы они общались внутри семьи, а не с психотерапевтом

Ситуация: Довольно часто на шаге взаимодействия семья начинает спорить, а очень часто они не общаются между собой и смотрят на психотерапевта.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.