WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |
  1. Состав семьи: муж (29 лет), жена (28 лет), дочь (3 года), мать жены (60 лет).
  2. Цели пациентов: Отделиться от бабушки и разрешить некоторые разногласия, возникающие в их отношениях. Цель жены: ей хотелось бы, чтобы муж больше принимал решений и больше брал на себя ответственности.
  3. Необходимая дополнительная информация: На приеме присутствовали только муж и жена. Бабушка против отделения, так как тогда ее жизнь станет довольно пустой. У молодой семьи недавно появилась собственная квартира, которая нуждалась в ремонте. Они были в состоянии обеспечивать себя и помогать бабушке. У бабушки был еще женатый сын с двумя детьми, но бабушка проводила очень мало времени с другими двумя внуками.
  4. Цели терапевта: разрушить коалицию между бабушкой и внучкой, отделить бабушку от молодой семьи, установить подходящую иерархию в семье.

Действия психотерапевта: Был составлен специальный план отделения бабушки от детей. Чтобы учесть цель жены, кроме прочих инструкций, служащих прояснению иерархии, врач дал супругам следующее предписание:

Жене сообщить мужу, когда она хочет, чтобы он принял решение, и тогда он будет принимать решение (отношения между мужем и женой были комплементарные, т.е. жена была выше мужа в иерархии. К симметричным, т.е. равным отношениям они оба были явно не готовы). Таким образом, терапевт предложил им мета-комплементарные отношения: муж принимает решения, а жена принимает решение, что он будет принимать решения. Жена все равно в конечном итоге оказывается выше, но это не так очевидно, и пару такие отношения устраивали больше.

  1. Результаты: отслежены через 1 месяц.

Результаты положительные. За это время муж принял несколько решений, чтобы мать жены заметила изменения, произошедшие в нем. Жена сообщила матери, что муж принял решение переезжать. Муж и жена предложили бабушке, что они переедут одни, так как квартира нуждается в ремонте, а внучку оставят бабушке.

Далее, по шагам плана, на два месяца вся забота о внучке полностью ложится на бабушку. Девочка будет видеться с родителями по субботам и воскресеньям, и они будут приятно проводить время вместе (таким образом, бабушка становится дисциплинирующей фигурой для внучки, а общение с родителями становится более желанным, следовательно, достигается разрушение коалиции).

Когда бабушка устанет от постоянной заботы о внучке и попросит родителей забрать ее к себе, родители заберут девочку. Общение молодой семьи и бабушки будет продолжаться. Они намерены встречаться с ней примерно раз в неделю. У бабушки появится возможность больше времени проводить с другими внуками.

Патологические последовательности общения и поведения.

Как мы можем определить иерархию Один из способов, это сделать - провести исследование последовательностей общения в организации. Если мы узнали, что мистер Смит говорит мистеру Джонсу что-то сделать, и мистер Джонс делает, это может ничего не значить. Если подобное происходит снова и снова, мы делаем вывод, что мистер Смит выше мистера Джонса в иерархии.

Осознание того, что целью терапии является изменение последовательности взаимодействия людей в организованной группе, стало революцией в психотерапии. Когда последовательность меняется, индивидуумы в группе тоже подвергаются изменению.

Здесь уместно привести историческую справку о том, как собственно изменялись представления о последовательностях по мере развития детской психотерапии. Хейли описывает, что всего было три стадии:

  1. На первой предполагалось, что проблема в ребенке. Существовала гипотеза, что он реагирует на интериоризированные прошлые переживания.
  2. Затем, начали подчеркивать значение матери, и считалось, что у ребенка проблемы во взаимоотношениях с матерью. Например, предполагалось, что мать беспомощна и некомпетентна и ребенок адаптируется к ее поведению. Чтобы объяснить, почему мать так себя ведет, была выдвинута гипотеза, что она реагирует отчасти на опыт прошлого, а отчасти на ребенка.
  3. Позже, был обнаружен отец. Предположили, что поведение матери можно объяснить ее взаимоотношениями с отцом. Например, если мать вела себя компетентно с ребенком, отец самоустранялся от семьи. Была построена гипотеза, что ее неэффективное поведение с ребенком было способом поддержать отца, когда он чувствовал стресс и был в подавленном состоянии. Когда мать была беспомощна, отец собирался с силами, чтобы помочь ей справиться с ребенком.
  • Наконец, исследователи начали осознавать, что здесь действует система, и все ее участники ведут себя так, чтобы последовательность сохранялась. Состояние отца является продуктом его взаимоотношений с матерью и ребенком, а их состояние в свою очередь связано с последовательностью взаимодействий, которая установилась у них с отцом и друг с другом (Haley, 1987).

Для удобства описания патологических последовательностей (т.е. таких, которые поддерживают нарушение границ между поколениями), можно допустить, что у членов семьи, которые должны находиться наверху иерархической лестницы (например у родителей), есть как бы два состояния: а)компетентности и б)некомпетентности (беспомощности). У ребенка в патологическом взаимодействии также упрощенно можно выделить 2 основных состояния: а)ведет себя плохо и б)начинает себя хорошо вести (или так: проявляет симптом и перестает проявлять симптом).

С этих позиций патологическая последовательность общения в какой-либо семье может быть представлена, например, таким способом:

  1. Отец ведет себя некомпетентно.
  2. Сын начинает себя плохо вести.
  3. Мать (по отношению к сыну) ведет себя некомпетентно.
  4. Отец начинает себя вести компетентно по отношению к сыну, чтобы исправить его поведение.
  5. Сын начинает себя хорошо вести.
  6. Мать начинает вести себя некомпетентно.
  7. Отец ведет себя некомпетентно и.т.д., патологическая последовательность повторяется.

Поэтому одной из важнейших целей стратегической терапии является изменение последовательности, то есть такое вмешательство, после которого она уже не может продолжаться.

Отношения психотерапевт - семья.

  1. Чтобы достичь высокой эффективности в стратегическом подходе к семейной психотерапии, помимо всех перечисленных знаний и умений, врач должен постоянно помнить, что в страдающих семьях нет никаких «преступников» и «жертв». На самом деле, вся семья - это жертва. Все ее члены вовлечены в повторяющийся поток страданий и несчастья, даже самый неприятный тип, открыто оскорбляющий кого-то из родственников. Но, быть может, этот «хам» вырос в таких отношениях, где для того, чтобы выжить, нужно было пользоваться только такой убогой моделью опыта, как: «Или тебя оскорбляют или ты оскорбляешь.»
  2. Очень важно сохранять раппорт. Это напрямую зависит от профессиональных навыков психотерапевта к подстройке и ведению и от его собственной психической интегрированности. Например:
  • Если пациент выражает общается метафорически, то психотерапевту стоит стоит уважать его намерения, и тоже общаться метафорически.
  1. Нужно также, чтобы у пациентов появились такие возможности выбора, которые находятся за рамками осознанного восприятия. Высокоэффективным инструментом для этого являются рамочные метафоры Лэнктонов. (Lankton S., 1983; Lankton S., Lankton C., 1983; Lankton S., Lankton C., 1984; Lankton S., 1985)
  2. Связь семьи с психотерапевтом надо разрывать чем быстрее, тем лучше. Это важно для того, чтобы пациенты смогли стать самостоятельными.
  3. Если перед вами семья, искушенная в психотерапии, полезно быть на шаг впереди пациента. Один из возможных маневров: начать делать знакомую для него последовательность, а потом что-то другое, неожиданное.
  4. Описание взаимодействия между людьми в этой книге предназначено для терапевтических целей. Оно не предлагается как модель нормальной семьи. Точно так же, если ребенок ломает ногу, ее помещают в гипс, но это не означает, что для нормального развития ног ребенка их нужно загипсовать.

К вопросу о том, может ли психотерапевт стратегического направления заниматься лечением своей семьи. Практически это невозможно. Если психотерапевт подсознательно вовлечен в патологическую последовательность, он «изнутри» может определить только 1-2 ее шага. Даже если это очень опытный психотерапевт он может отследить не более 3-х шагов патологического внутрисемейного взаимодействия, в котором может быть 8-9 шагов. А если он муж, и проблема в супружеских отношениях, все, что доступно для сознательного восприятия: «Я сделал 1 шаг, она сделала 2-й шаг.» Разве что, здесь может как-то помочь видеозапись. С другой стороны, очень сложно не вызвать путаницы в иерархии, если работаешь со своими родственниками, принадлежащими к старшему поколению.

Стратегический подход в семейной терапии по Джею Хейли.

Предварительная консультация.

Установление психотерапевтической иерархии, в значительной мере определяющей эффективность дальнейшего лечения, начинается уже с первой встречи или первого звонка кого либо из родственников. Психотерапевт здесь должен установить свою позицию над семейной иерархией. Часто первой встрече с семьей предшествует телефонный звонок. Чтобы получить необходимый минимум информации, Хейли рекомендует психотерапевтам во время предварительной встречи или консультации по телефону задать следующие вопросы (Haley, 1987):

  • Каков состав семьи Кто живет под одной крышей, в доме или квартире Их имена, возраст, где и кем работают
  • В чем проблема или какие жалобы (Пусть они в 2-х предложениях изложат проблему).
  • Обращались ли они к психотерапевту (психиатру) ранее
  • Кто порекомендовал обратиться
  • Если в ситуацию включены посторонние лица (врачи, учителя, юристы), следует узнать их имена, адреса и телефоны.

В дополнение к этому, на консультативном этапе или на первой терапевтической сессии должна быть собрана информация о том, принимают ли пациенты какие либо лекарственные препараты, изменяющие состояние сознания. Это важно определить, так как психотропные средства могут способствовать стабилизации проблемы и свести на нет усилия психотерапевта по устранению причин, поддерживающих страдания семьи.

После этого психотерапевт заявляет: «Я жду вас всей семьей.»

Если внутрисемейная иерархия нарушена, то это может сразу же проявиться во взаимоотношениях кого-либо из родственников с психотерапевтом. (Хейли: «Назначение борьбы - прояснить иерархию»). Поэтому возможны различные варианты маневров семьи, чтобы проверить, действительно ли психотерапевт способен занять свою позицию выше всех в иерархии, не вступая ни с кем из родственников в коалиции. Например:

Ситуация:

Пациентка: «Мы с ребенком придем, но вот муж не придет.»

Это уже нарушение иерархии. Жена диктует психотерапевту, как будет проводится лечение. Если психотерапевт соглашается на ее условия, то вовлекает себя в коалицию с женой против мужа и вторгается на одном уровне с ней в и без того неясную внутрисемейную иерархию, тем самым усугубляя путаницу в семье.

Действия психотерапевта:

  1. «В таком случае ничем не могу вам помочь.»
  2. «Если для вас действительно важно здоровье дочери, то вы придете всей семьей.»

Если пациенты будут устанавливать свои условия по поводу времени и продолжительности терапевтических сессий, опаздывать или стараться уйти раньше, определять размер оплаты, приходить не в полном составе, стремиться подолгу разговаривать с вами наедине - вы потерпите поражение. Если Вы позволяете пациентам диктовать свои условия, то успех лечения маловероятен.

Это не означает, что пациенты лживые и изворотливые «саботажники», озабоченные манией власти над психотерапевтом. Это терапевтические отношения, и когда иерархия в семье запутана, то семья тоже ищет однозначных рамок. На самом деле это даже вопрос об экологии семейной системы. Конечно, прежде чем доверить свой гомеостаз человеку, вызвавшемуся произвести в нем изменения, семейная система должна убедиться, что они обращаются по правильному адресу. Страдающей семье нужен человек, который прояснит иерархию, а для этого он должен быть не вовлечен в коалиции, в патологические последовательности, стоять над иерархией и обладать большим авторитетом и властью чем у кого бы то ни было, пусть даже у патриарха семейной системы. Чтобы найти такого человека и довериться ему, семья может потратить какое-то время на проверку однозначности и прочности установленных им рамок дозволенного поведения.

У психотерапевта есть множество способов установить для семейной системы достаточно четкие границы. Даже если ему приходится работать не в своем кабинете, а на территории семьи (кто-то из членов семьи, чье участие и влияние действительно важно для успеха проводимого лечения, нетранспортабелен), терапевт может совершать маневры для установления иерархии с помощью жестких временных или финансовых рамок.

План проведения первой терапевтической сессии (исследовательская схема):

Хейли предлагает определенную структуру проведения первой встречи с семьей (Haley, 1987):

  1. Знакомство (рассаживание).
  2. Определение проблемы.
  3. Семейное взаимодействие.
  4. Постановка цели.
  5. Предписания.

Она может быть особенно полезна для обучения основам семейной терапии, так как дает психотерапевту последовательность предстоящих шагов. Внутри этой схемы для достижения своих целей он может действовать свободно, используя сенсорную наблюдательность, коммуникативную гибкость и творческий потенциал.

В ситуациях, требующих скорейшего вмешательства врача: попытки самоубийства, психотическое поведение, анорексия, наркомания и т.п., терапия, в том числе и первая встреча, проводится по другой схеме (Haley, 1980), (см. главу «Стадии терапии в кризисных ситуациях (антикризисная схема)».

1-й шаг: Знакомства, приветствия, рассаживание.

Действия психотерапевта:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.