WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

Когда терапевт выслушивает жалобы на первом сеансе или когда он исследует результаты после терапии, ему нужно описывать происходящее, пользуясь определенным языком. Некоторые терапевты относят то, что говорят люди, к символической коммуникации. Другие отмечают частоту проявлений определенного типа поведения. Третьи воспринимают происходящее как последовательность межличностных взаимодействий в организации.

Предположим, что женщина обращается к терапевту и сообщает, что она моет руки много раз в день и ей хотелось бы избавиться от этого болезненного состояния. Модификаторы поведения могли бы описать эту женщину, сосредотачиваясь на ее поведении и, считая, сколько раз в час происходит этот ритуал. Терапия была бы определена как набор ситуаций, предназначенный для того, чтобы уменьшить эти неуместные действия или полностью их устранить. Этот подход исходит из предпосылки, что поведение этого человека можно описать в терминах «частей» или «частиц» поведения. Традиционный динамический терапевт мог бы описать ту же женщину, заявляя, что она искупает свою вину с помощью компульсивного мытья рук. Терапевтической задачей было бы предложить ей человеческое общение, которое избавит ее от вины и изменит ее восприятие мира. Ритуальное мытье рук не будет описываться как «частицы», поддающиеся подсчету. Это будет аналогия, это будет метафора о ее жизни.

Тот факт, что существуют две крайности в описании человеческих существ, может быть основан на факте, что они способны общаться е помощью двух разных стилей или языков. Иногда люди общаются точно и логично, а иногда они выражаются языком метафор.

Эти два разных типа человеческой коммуникации можно охарактеризовать как дискретную и аналоговую коммуникацию. Дискретная коммуникация состоит из класса сообщений, в котором каждое сообщение имеет конкретное и единственное значение. Использовать дискретный язык для описания человеческого поведения кажется наиболее уместным, когда речь идет об изучении взаимодействия между людьми и окружающим миром. Но использование этого языка становится проблематичным, когда оно прилагается в описании взаимодействия между людьми.

Если мы будем описывать взаимодействие между мужем и женой дискретным языком, то мы можем упустить суть этого взаимодействия. Они могут ссориться по поводу того, кто будет убирать чьи носки, но смысл тут не в носках, а в том, что носки обозначают в контексте взаимоотношений. Если бы кто-то попытался запрограммировать это взаимоотношение для компьютера, он не смог бы поместить каждое сообщение в этой ссоре в отдельную категорию, его нужно было бы зашифровать во всем множестве его значений.

Здесь уместно привести высказывание Пэгги Пэпп, соорганизатора «Проекта краткосрочной терапии» Института семейной терапии Аккермана: «В течение многих лет я пыталась прийти к пониманию данного уровня и экспериментировала с метафорическим - в противоположность буквальному - определением супружеских взаимоотношений. Метафоры обеспечивают структуру, в которой разрозненные факты и события можно увидеть в их взаимоотношению друг с другом. Язык пояснительный изолирует и расчленяет, описывает одно событие вслед за другим в линейной последовательности. Язык фигуральный синтезирует и комбинирует, объединяя различные уровни мышления, чувствования и поведения в целостную картину, которая дает психотерапевту круговую перспективу.» (1998)

Когда сообщение имеет множество значений, оно уже больше не является «частицей». Это уже аналогия, имеющая дело со сходством, параллелью между двумя вещами. Вацлавик описывает язык изменения как «язык воображения, метафор, pars pro toto, возможно, символов, но, определенно, синтеза целостности, а не аналитического расчленения» (1978). Но для большинства специалистов, оценивать психотерапию, было привычнее, когда они исследовали изменения, сосредотачиваясь на дискретной коммуникации. Несмотря на определенные успехи психотерапевтов, занимавшихся в своей клинической практике изменением целостной метафоры внутрисемейных отношений (Duhl, Duhl & Kantor, 1973; Papp, Silverstein & Carter, 1973; Papp, 1976a, 1976b, 1980; Simon, 1972; Satir, 1972) оценивать изменения метафорически проблематично из-за неразвитой методологии. Аналоговая оценка результатов обязательно должна включать в себя наблюдения и измерения того, как пациент общается с другими людьми, включая супруга, детей, нанимателя, психотерапевта и.т.п.

С этой точки зрения, терапия является вторжением постороннего в жестко структурированную систему коммуникации, в которой симптомы являются адаптивным стилем поведения по отношению к текущему стилю поведения других людей, принадлежащих этой системе. Как бы ни определялась проблема: как фобия, депрессия, характерологические нарушения, вызывающее поведение, и т.д., она имеет функцию в системе. Акт «вмешательства», будет ли это «индивидуальная терапия» или терапевт пригласит родственников пациента и назовет это «семейной терапией», в любом случае является вмешательством в семейную систему.

Терапевтический процесс может состоять в освобождении людей от одних метафор и перехода к другим метафорам, или метафоры могут быть заблокированы, так что будет необходимо создать другие. Когда терапия проведена эффективно, меняется вся система, в которой живет человек, так что каждый человек, включенный в систему, способен к более нормальной коммуникации. Определить, действительно ли произошло изменение, гораздо сложнее, чем предварительно оценить результаты терапии.

Подводя итоги сказанному, симптомы можно описать как коммуникативные акты, имеющие функцию в структуре межличностного общения. Симптом это не «частица» информации, а аналогия, связанная со многими аспектами человеческой ситуации, включая взаимоотношения с психотерапевтом. С этой точки зрения, целью терапии является изменение коммуникативного поведения человека, изменение его метафоры. Поскольку поведение является реакцией человека на ситуацию с родными, эта ситуация должна измениться, если коммуникация человека изменится. Оценка результата должна включать не только присутствие или отсутствие «частицы» поведения пациента, но и оценку изменении в системе, к которой пациент адаптируется с помощью особых форм коммуникации.

Приложение.

Описание конкретных случаев из психотерапевтической практики Р.Коннера.

Схемы описания случаев.

  1. Состав семьи.
  2. Возраст.
  3. Предъявленная проблема.
  4. Цели пациентов.
  5. Патологическая последовательность.
  6. Стадия жизненного цикла семьи.
  7. Необходимая дополнительная информация о семье.
  8. Цели терапевта.
  9. Предписания.
  10. Количество встреч.
  11. Результаты (через какое время отслежены).

Случай 1.

Семья состоит из 3-х человек: муж (36 года), жена (38 года) и ребенок (8 лет). Представлены были три проблемы: плохое поведение ребенка, трудности во взаимоотношениях между отцом и мальчиком, трудности во взаимоотношениях супругов.

Цели пациентов: общая цель добиться послушания ребенка, в особенности, чтобы ребенок слушался отца; цель мужа достичь большего взаимопонимания с женой, чтобы она меньше его критиковала; цель жены, чтобы муж взял на себя больше обязанностей и вел себя более ответственно.

Патологическая последовательность: ребенок плохо себя ведет, отец пытается его дисциплинировать, но у него ничего не получается, ребенок призывает маму на помощь, мама приходит и «спасает» его от папы (все это наблюдалось во время сеанса).

Вторая последовательность: жена просит мужа что-то сделать (купить, починить и т.д.), муж проявляет некомпетентность (чинит, но потом все опять ломается, забывает что-то купить и т.д.), жена его критикует, муж полностью устраняется и прекращает что-либо делать по дому, «уходит в работу», жена устает оттого, что вся ответственность лежит на ней, она обращается к мужу за помощью и т.д.

Коалиция: между мальчиком и матерью против отца.

Стадия жизненного цикла семьи: рождение и воспитание детей.

Необходимая дополнительная информация: В прошлом муж был сторонником мягкого воспитания, без наказаний», т.к. боялся нанести вред психике ребенка.

Цели терапевта: разрушить коалицию между мальчиком и матерью, установить более тесные взаимоотношения между мальчиком и отцом, между мужем и женой, поднять отца в иерархии и поставить выше сына.

Предписания: первое предписание дано было прямо во время терапии: ребенок вмешивался в разговор взрослых, постоянно дергал то папу, то маму, и отцу было предложено просто посадить ребенка на колени и держать его, чтобы не лишать его счастливой возможности почувствовать силу и авторитет отца. Ребенок сразу же начал звать маму на помощь, хотя отец не причинял ему никакого вреда, а просто твердо удерживал его на коленях. Потом мальчик стал отчаянно рыдать, кусаться, пинаться и т.д. Только через сорок минут он, наконец, успокоился и стих. Отцу было дано предписание держать сына на коленях не менее 40 минут каждый день.

Другое предписание отцу: так как у мальчика явно наблюдаются технические наклонности (это было предположение терапевта, но высказано оно было с полной уверенностью), каждый раз, когда он берется за какую-нибудь механическую работу, показывать сыну, что он делает, и объяснять ему свои действия.

Мужу и жене придумать не менее 20-ти занятий, которые они могут делать вместе и получать от этого удовольствие (они смогли назвать не более 1-2-х) и каждую неделю делать, по крайней мере, одно из них.

Было проведено две встречи.

Результаты: отслежены через 9 месяцев после терапии. Отец отмечает значительные изменения во взаимоотношениях с сыном в лучшую сторону (например, сын радостно встречает его, когда он приходит домой с работы, чего раньше никогда не наблюдалось). Выполнение предписания: держать сына на коленях 40 минут, постепенно трансформировалось. Отец начал с большим удовольствием читать сыну сказки (отчасти, конечно, этим он проявил сопротивление, на которое и рассчитывал терапевт, т.к. это сопротивление вело его в нужную сторону). У сына действительно открылись технические способности, к большому удивлению родителей. Отец сам в квартире сделал полный ремонт (до этого ремонт откладывался в течение 3-х лет), что повысило уважение жены к мужу.

Из наблюдений терапевта: значительно изменилось поведение мальчика: он научился играть самостоятельно, а раньше каждую минуту ему требовалось внимание взрослых, он перестал постоянно хныкать и привлекать к себе внимание жалобами и плачем. Если раньше он игнорировал замечания отца, то теперь ребенок сразу же слушается, отцу даже не нужно повышать для этого голос, а просто произнести свое указание мягко, но твердо.

Во взаимоотношениях супругов произошли изменения к лучшему, но они пока не полностью удовлетворены своими взаимоотношениями.

Случай 2.

Семья состоит из 4-х человек: муж (40 лет), жена (40 лет), дочь (20 лет), дочь (12 лет).

Представленные проблемы: неприятная атмосфера в семье, трудности во взаимоотношениях между мужем и женой, непослушание младшей дочери.

Цели пациентов: цель жены: решить, хочет ли она оставаться в браке, и иметь больше поддержки со стороны мужа; цель мужа: выработать семейные правила, чтобы семейные отношения давали энергию, помогали достижениям на работе; цель младшей дочери: чтобы в семье было больше взаимопонимания; цель старшей дочери: чтобы семья сохранилась и продолжала поддерживать ее.

Патологическая последовательность: мать приходит домой и видит невымытый пол или посуду (предполагается, что это обязанность младшей дочери). Она начинает ругать дочь, дочь оправдывается, домой приходит отец, мать жалуется ему на дочь, но отец явно на стороне дочери (иногда в таких случаях отец даже моет за нее посуду и т.д.), мать, не получая поддержки, начинает сердиться на отца, происходит скандал, все расходятся по своим комнатам и хлопают дверьми (в квартире ~ комнаты и каждый член семьи имеет свою отдельную комнату).

Коалиции: между отцом и младшей дочерью наиболее очевидная коалиция, существует также коалиция между матерью и старшей дочерью.

Стадия жизненного цикла: супружество среднего периода и переход к отделению родителей от детей.

Дополнительная информация: супруги официально находятся в разводе, хотя живут вместе (в разных комнатах; до этого был период, когда они в течение года жили отдельно). У старшей дочери трудности с учебой и работой. Она находится в академическом отпуске, но на факультет возвращаться не собирается, постоянной работы у нее нет. Не знает точно, чем она собирается заниматься в жизни.

Отец по роду занятий «руководитель проектов».

Цели терапии: разрушить коалицию между младшей дочерью и отцом, создать более тесную связь между супругами, восстановить иерархию в семье, прочертить линию между поколениями, помочь старшей дочери постепенно отделиться.

Предписания: на первом сеансе было дано предписание симптома: младшей дочери не выполнять каких-либо обязанностей по дому, матери ругать ее и жаловаться отцу, отцу никак не реагировать, прийти домой и сесть за компьютер, всем разойтись по своим комнатам. Старшей дочери было дано предписание пронаблюдать за выполнением задания и сообщить терапевту, как оно было выполнено.

Семья выполнила предписание, и они заявили, что чувствовали себя нелепо.

Терапевт решил, что семья готова к следующей стадии терапии: переходу к «нормальности». Жене и мужу было предписан каждый день не более 20-ти минут проводить вместе, обсуждая семейные правила и способы их подкрепления. Когда все эти вопросы будут разрешены, они могут проводить эти 20 минут, разговаривая о чем-нибудь другом.

Второе предписание мужу и жене: когда жена приходит домой и видит, что дочь чего-то не сделала по дому, она ничего ей не говорит и дожидается отца. Когда отец приходит, мать должна ему все рассказать, а отец должен дать ей четкие инструкции: что делать с дочерью, мать затем выполняет его инструкции и.

Предписание младшей дочери: время от времени не выполнять свои домашние обязанности.

Предписание обеим дочерям: вместе придумать задание для родителей (это должно быть что-то такое, что они сделают вместе и получат от этого удовольствие), при этом дочерям следует прийти к полному соглашению по поводу задания.

В заключение терапевт подчеркнул, что поскольку отец по роду своих занятий «руководитель проектов», то ему не составит никакого труда руководство еще одним проектом: собственной семьей. (Конечно, тем самым терапевт ставит отца на вершину семейной иерархии, и данной семье такой вариант подходит).

Было проведено 3 сеанса. Первые два сеанса 9 месяцев назад и третий месяц назад.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.