WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 34 |

3. У Джорджа было две картинки — того, «что есть» и того, «чтобыло», чередовавшиеся подобно листкам перекидного календаря. Скорость и размерусиливали его реакцию — чувство депрессии. Группа Джорджа стала в тупик перед тем, какпровести здесь взмах, так как именно скорость чередования этих двух образов ибыла для Джорджа наиболее мощной субмодальностью в создании депрессии, в товремя как желаемый Я-образ обычно представлен всего одной картинкой. Коннирапопросила Джорджа создать два меняющихся желаемых Я-образа, чтобы получить соответствиеключевому стимулу: один образ — себя, способного получать желаемое, а другой — себя, способного получить ещёбольше желаемого. Чередуяэти два образа, Джордж получал мощную позитивную реакцию. Взмах начался с двухключевых картин —больших и очень быстро чередующихся. Они замедлялись и скукоживались, в товремя как листки Я-образов, бывшие вначале маленькими и неподвижными,увеличивались в размере и начинали двигаться быстрее.

4. Каждый раз, когда жена Дэниэла делалакакое-нибудь критическое замечание, он думал, как бы ей ответить, и видел, какего слова «... отскакивают от неё обратно ко мне, словно луч лазера, которыйменя уничтожает». Главными субмодальностями были скорость и размер. Когда мыпроделывали с ним взмах, этот ключевой образ сжался и замедлился до неподвижнойкартины, в то время как само-репрезентация началась с маленькой неподвижнойкартинки, которая увеличивалась и превращалась в фильм.

5. Рон жаловался на то, что некоторые людивыводят его из себя. Когда он приближал изображение того другого человека, мывидели усиление реакции, которая ему не нравилась, — поэтому мы знали, что на негоповлияет дистанция. Когда мы собирали информацию о том, что ему нужно былосделать для порождения этой гневной реакции, стало ясно, что она могла привестик насилию. Его тело стало наклоняться вперед в «атакующей» позе, — а мы знали, что в прошлом онимел склонность к физическому насилию.

Тогда мы попросили его попытаться сделатьключевой образ трёхмерным. Проделывая это, Рон испытал очень сильную реакцию,— но это былокачественное изменение, ане просто усиление или ослабление интенсивности. Когда Рон сделал ключевой образ трёхмерным, всё его телообмякло и расслабилось. Он выглядел более отзывчивым к тому другому человекудаже без создания Я-образа, который мог бы справиться с такой ситуацией. Ронсообщил, что третье измерение сделало другого человека гораздо более целостными завершенным на вид, а не тем плоским образом, на который легчеразозлиться.

Выполняя взмах, мы обычно используемсубмодальности, изменяющие только интенсивность. Мы подумали, что третьеизмерение вполне можно было бы использовать с Роном, поскольку сама этасубмодальность показалась нам очень полезным ресурсом.

Когда мы приготовились делать взмах сРоном, он возразил. «Если мы это сделаем, я не смогу удерживать их всех нарасстоянии». Мы предложили ему добавить в образ «нового Рона» те качества,которые обеспечат ему как ресурсы, позволяющие взаимодействовать с людьми наблизком расстоянии, так и способность держать людей на дистанции, когда он тогозахочет. «Увидь такого Рона, который может решить, когда он хочет близости, акогда предпочтет дистанцию, а также выбрать любую промежуточную возможность.Этот Рон может быть способен видеть других как цельных людей, одновременновоспринимать как их позитивные, так и негативные качества, так чтобы он моглучше понимать их и более эффективно реагировать».

Это помогло, но Рон по-прежнему возражал:«Мне нужен способ быть в безопасности, вы отнимаете мой способ находиться вбезопасности. Мне нужен другой способ быть в безопасности».

Когда мы спросили Рона «в безопасности отчего Каким образом ты хочешь быть в безопасности», он не смог нам ответить.Поэтому мы сказали следующее:

«У тебя есть некое понимание того, чтоозначает для тебя безопасность, хотя ты и не можешь выразить это словами(используя жест Рона для безопасности)... Теперь закрой глаза и позволь себебессознательно ощутить, чем для тебя является эта безопасность... И позвольэтому бессознательному знанию перенестись в образ такого Рона, который можетдобиваться безопасности другими способами. Тебе даже не требуется точно знать, как он собираетсяобрести безопасность; тебе не нужно точно знать, какие дополнительные выборы унего есть. Но, глядя на него, ты можешь понять, что он способен иметь такуюбезопасность, и не успокаивайся, пока не сможешь увидеть на этой картине, чтоон в безопасности — втакой безопасности, в какой только может быть человек... Я предполагаю, что онбудет в гораздо большей безопасности, чем прежний Рон, потому что он будет вбезопасности более прочным, более реальным, более трехмернымобразом…»

Когда мы спросили «Как это там, наверху,выглядит Когда ты смотришь на него, ты знаешь, что он в безопасности», Ронсказал: «Да, это выглядит хорошо и безопасно, и ещё много чегодругого».

Потом мы помогли Рону в выполнении взмаха— от близкогоплоского ключевого образа лица другого человека, который отодвигался вдаль,становясь трехмерным, к желаемому Я-образу, который вначале был далеким иплоским, и, приближаясь, становился трехмерным. Рон сообщил позднее, что ивообще в жизни у него появилось гораздо больше пространства, он реже чувствовалсебя пойманным или стиснутым.

Внутренний опыт Рона согласуется с нашимзнанием о том, что делает возможным проявление насилия, как в большихмасштабах, так и в семьях. Когда страна готовится к войне, карикатуристыизображают врага как бы не вполне человеком. Враги становятся плоскимикарикатурными персонажами или монстрами. Когда мы смотрим на других людей, какна трёхмерных полноценных человеческих существ, таких же как мы сами, намгораздо труднее прибегать к насилию.

6. Мэри пришла ко мне (Коннира), чтобыпохудеть. Она сказала, что пробовала много всякого, но не могла похудеть. Онабыла убеждена, что причина была гормональной, поскольку ничто другое несработало, но хотела попробовать НЛП.

Когда я спросила её, не переедает ли она,она сказала, что так не думает. Я спросила, нет ли каких-либо особых видовпищи, к которым она бы испытывала навязчивое влечение. Она сказала, что, по еёмнению, нет, но, может быть, она съедает слишком много пончиков. Я не получаласильной словесной или несловесной реакции, но продолжала собирать информацию ипроделала взрыв навязчивости, а затем взмах.

На следующей неделе я говорила с Мэри потелефону. Она сказала: «После того сеанса в течение четырех дней я была совсемдругим человеком. Я без всяких усилий потеряла восемь фунтов и чувствовала себясовсем по-другому, а потом всё развалилось». Я спросила её, есть ли у неё хотькакое-то представление, что заставило всё развалиться. Она сказала, что незнает, поэтому мы назначили новую встречу, чтобы выяснить, что следует делатьдальше.

На следующем сеансе я сноваспросила:

- Как вы думаете, что произошло такого, чтозаставило развалиться ваши новые возможности

- Я не знаю

- Ну, попробуйте угадать

- Мне пришлось бы всё выдумать. Непохоже,чтобы в моей жизни произошло какое-то изменение, заставившее всё эторазвалиться

- Великолепно, приступайте ивыдумывайте

- Я полагаю, это могло быть то, что у насвсегда происходит с сыном; а может быть и вот что: я недавно сомневалась, делаюли я что-нибудь стоящее в своей жизни. Кроме того, ситуация в семье сейчасочень неопределенная, потому что мы не уверены, действительно ли мы переедем вАвстралию. Я полагаю, это может быть как-то связано.

Она упомянула и ещё об одном дополнительномстрессоре, о котором я уже не помню. Судя по тому, что она рассказала,материала здесь было достаточно для нескольких лет традиционнойтерапии.

Я начала с вопроса о том, что онаподразумевала под «тем, что у них всегда происходит с сыном». В ответ онарассказала длинную историю о том, как у неё есть сын от первого мужа, которомубыл поставлен диагноз «маниакально-депрессивный психоз» и который в течениемногих лет периодически попадает в психиатрические клиники. Она чувствовалабольшую ответственность за его существование — она была виновата в том, чтопринесла в мир маниакально-депрессивного сына. Она была убеждена, чтоманиакально-депрессивный психоз является наследственным, а её бывший муж былманиакально-депрессивным, поэтому она теперь думала, что не должна была иметьот него ребенка. Этот сын время от времени звонил ей по телефону и угрожалсамоубийством. По сути дела она говорила: «Я виновата в том, что эта проблемасуществует, и с этим ничего нельзя поделать».

Когда она описывала свои проблемы, самаясильная несловесная реакция у неё была, когда она говорила о своем сыне,поэтому я решила поработать с этим. Когда он звонил ей, во время разговора онапредставляла себе его лицо. Как только она представляла себе его лицо, онавпадала в безресурсное состояние, поэтому я решила использовать этот стимул,чтобы помочь ей построить взмах. Я попросила её: «Позвольте возникнуть образутой вас, которая способна конструктивно справиться с этой ситуацией — той Мэри, для которой это неявляется проблемой».

Мэри сказала: «О'кей, я её вижу», но по еёвиду нельзя было сказать, чтобы то, что она видела, вызывало у неё большойэнтузиазм. По её несловесной реакции мне было ясно, что образ, который онавидит, не будет обладать достаточными ресурсами, чтобы справиться с описаннойею ситуацией. Я стала перечислять дополнительные ресурсы, которые она,возможно, захотела бы добавить: «Я хочу, чтобы вы подумали некоторое время отом, каких дополнительных ресурсов вы могли бы захотеть для той Мэри, чтобы врезультате вы увидели кого-то ещё более привлекательного для вас. Я не уверена,какие ресурсы она найдет особенно ценными, но вы можете подумать: не могла быпринести ей пользу способность прощать себя за прошлые ошибки — способность оставлять прошлоепозади себя —замечать, что ей не нравится в её прошлом поведении, и учиться на этом. Ей необязательно барахтаться в прошлом. Она может идти вперед и использовать своипрошлые ошибки как ресурсы для того, чтобы во всё в большей и большей степенибыть тем человеком, каким она хочет быть». Это вызвало у Мэри положительнуюреакцию, поэтому я помогла ей добавить такой ресурс.

«И может быть, эта Мэри — человек с большим количествомвыборов, как ей вести себя со своим сыном. Вы можете почувствовать это, даже незная конкретно, какие это выборы. Может быть, эта такая Мэри, которая можетпозволить своему сыну больше полагаться на свои собственные ресурсы, и нечувствовать себя виноватой, когда он угрожает ей самоубийством. Ей необязательно чувствовать себя виноватой, потому что это пошло бы ему только вовред.

«И я знаю, что у вас есть теперь молодаядочь и муж, с которым вы счастливы. Возможно, эта конструктивная вы знает, какбыть для вашей собственной дочери образцом отношения к своим ошибкам. Ваша дочьтоже будет совершать ошибки, и она смотрит на вас, чтобы увидеть, какреагировать на эти ошибки. Хотите ли вы, чтобы она всю жизнь страдала из-заошибки, которую совершила в прошлом Возможно, эта Мэри может показать своейдочери лучший способ справляться с ошибками — прощать себя, но не забыватьошибки, а учиться на них». На это Мэри отреагировала ещё лучше. Теперь онасияла, глядя на образ себя с новыми выборами, поэтому я приступила квзмаху.

Несколько месяцев спустя Мэри сообщила мне,что на этот раз изменение сохранилось. Она легко сбросила вес и была оченьдовольна своей новой жизнью.

Сдвиг важностикритериев.

Для некоторых людей личные удовольствия илиразвлечения важны настолько, что им так никогда и не удается многого достичь.Для других настолько важен успех, что они никогда не находят временирасслабиться и получить удовольствие от жизни. Слова типа «удовольствие» и«успех» указывают на критерии — стандарты для оценки, которые могут быть применены в самых разныхситуациях. Многие различныезанятия могут доставить «удовольствие», и ещё многие могут принести вам«успех». Некоторые занятия даже могут дать вам и то и другое. Критерии— это то,для чего вы что-то делаете.Это номинализации21 — такие, как «учёба»,«полезность», «красота» и т. п. — которые могут быть использованы для оценки результатов в самыхразных контекстах. Критерии дают нам полезный способ организовывать нашу жизньс помощью генерализаций.

Бывает так, что критерий чересчур илинедостаточно важен. Часто критерии вроде «быть правым», «нравиться другим» или«власть» приобретают в жизни человека такую значимость, что он становитсянеуравновешенным и испытывает личные затруднения или постоянное недовольствеокружающих.

Сдвиг Критериев является мощной техникой,позволяющей изменить значимость критерия. Когда вы работаете с верованиями,весьма часто вы изменяете ограничивающее верование на его противоположность.Человек говорит: «Я полагаю, что не смогу научиться», а вы переключаете это на«я полагаю, что смогунаучиться» —дискретный сдвиг. Однако, имея дело с критериями человека, вы очень редкозахотите полностью изменить их на противоположные. Полная противоположностьобычно не нужна и не желательна. Вместо этого вы регулируете относительную важность критериев, делаяих более или менее важными. Вы делаете «быть правым» менее важным критерием или«получать удовольствие» более важным — аналоговый сдвиг. Это позволяетвам тонко настроить основу поведения, поскольку все мы ведем себя так, чтобыреализовать критерии, которые считаем важными.

Вчера кто-то сказал, что люди работают либодля того, чтобы соответствовать своим критериям, либо не работают вовсе. Этосильное утверждение, но оно верно. Если какая-либо деятельность неудовлетворяет ни одному из ваших критериев, она не будет для вас интересной.Подумайте обо всём том, что другие делают охотно, а вы находите тривиальным илинеясным. Должно быть, эти занятия каким-то образом удовлетворяют некоторым ихкритериям, но не удовлетворяют вашим.

Часто проблемы возникают в ситуациях, гдедва критерия вступают в конфликт. Например, вы оказываетесь перед выбором— угодить окружающимили сделать то, что кажется наилучшим вам. Именно в таких случаях способностьуточнять критерии может оказаться очень важной.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.