WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 47 |

Однако вряд ли можно полностью бытьуверенными в историко-психологической достоверности теорий, основанных толькона текстологическом анализе. Мы и сегодня описываем физические явления втерминах, заимствованных из житейской психологии, а душевные переживания– через физическиепроцессы. Если будущему филологу достанутся от нашей эпохи тексты сословосочетаниями типа "Мое сердце полно любовью, оно разрывается от страсти" ибольше ничего, не заключит ли он, что человек XX в. считал любовь объемнойматериальной силой, локализованной в сердце История языка позволяет проследитьэволюцию значений того или иного слова, но для реконструкции выражаемого имявления этого недостаточно.

Изучая эволюцию образа человека в культуре,историческая психология обращается к таким источникам, как миф, сказка,героический эпос, лирика. В центре мифа, как пишет Е. М. Мелетинский, стоит несобытие из жизни отдельных людей, а коллективная судьба. Напротив, героическийэпос подчеркнуто выдляет героя из коллектива, хотя индивидуализацияограничивается событийной стороной дела, не распространяясь на психику,"которая у эпических героев совершенно однородна и очень проста" [4].

Но каково соотношениестадиально-исторических закономерностей индивидуализации человека и жанровыхзакономерностей художественного творчества Почему индивидуальное самоощущениевыражено в лирике сильнее, чем в эпосе Потому ли, что лирика – продукт более зрелого обществаили индивидуальность в любых исторических условиях раскрывается прежде всегочерез описание эмоциональных переживаний (самочувствие предшествуетсамосознанию), привилегированным средством выражения которых является лирика

Для исторической психологии личностиособенно важны такие литературные жанры, как биография и автобиография. Нохарактер и способы любых жизнеописаний непосредственно обусловленыфункциональными задачами произведения. Наскальные надписи, в которыхвавилонские цари увековечивали свои деяния, древнеегипетские надгробия,лирические стихи, дружеская переписка, исповеди и автобиографическая прозапреследуют разные цели, их нельзя выстроить в единый генетический ряд. Речь,обращенная к потомкам, исповедь перед богом, раскрытие души другу и внутреннийдиалог с самим собой функционально разные явления.

То же в истории изобразительного искусства.Появление портрета явный признак пробуждения интереса к человеческойиндивидуальности. Но некоторые религии (скажем, ислам) запрещают изображатьчеловека. Значит ли это, что там, где их исповедуют, нет личности Различны исами типы портрета: портрет может подчеркивать социально-типические свойстваизображаемого лица, его социальный статус и приписываемые его сану добродетелиили его особенность, неповторимость; раскрывать внутренний мир или фиксироватьсвойства внешности; быть возвышающим или разоблачительным. Что же касаетсяавтопортретов, то их пишут только художники.

"Чем дальше назад уходим мы в глубь истории,– писал К.Маркс,– тем в большейстепени индивид, а, следовательно, и производящий индивид, выступаетнесамостоятельным, принадлежащим к более обширному целому..." [5].Индивидуализация, рост индивидуальной вариативности психики и поведенияпредставляет собой объективную филогенетическую тенденцию. В ходе биологическойэволюции возрастает значение индивида и его влияние на развитие вида. Этопроявляется в удлинении периода индивидуального существования, в течениекоторого происходит накопление индивидуального опыта (период детства, обученияи т.д.), и увеличении морфологической, физиологической и психическойвариативности внутри вида. Чем выше уровень организации живого существа, чемсложнее его жизнедеятельность, тем важнее для него благоприобретенный опыт итем сильнее различаются особи одного и того же вида.

У человека индивидуально-природные различиядополняются различиями социальными, обусловленными общественным разделением труда и дифференциациейсоциальных функций, а на определенном этапе общественного развития – также и различиями индивидуально-личностными. Осознаниезначимости, социальной и личной ценности индивидуальных различий и связанную сэтим автономизацию индивидов назовем персонализацией. Если пользоватьсяабстрактными терминами, человек выступает сначала как особь, "случайный индивид" (Маркс), затем– как социальный индивид, персонификацияопределенной социальной общности, группы ("сословный индивид" или "индивидкласса") и, наконец, как личность. Каждой из этих ипостасей соответствует определенный типсамосознания.

Поскольку саморегуляция – необходимая предпосылка всякойцелесообразной деятельности, определенная степень самосознания присуща ужеживотным. Предыстория самосознания начинается с бессознательного чувстваидентичности, благодаря которому организм безошибочно "узнает" свои и отторгаетчужие клетки. Высшие животные легко усваивают собственные имена, а шимпанзе,обученные языку глухонемых, могут даже "говорить" о себе в первом лице,используя знак "я", и в какой-то мере описывать свои эмоциональные состояния[6]. Хотя это –результат обучения, многие ученые считают, что можно говорить о наличии уприматов зачатков или элементов самосознания.

В историко-психологических исследованияхгенезиса "самости" четко прослеживаются возможные три линии развития: 1)консолидация единства и стабильности категориального "Я"; 2) выделение индивидаиз общины; 3) становление понимания индивидуальности как ценности. Однако этипроцессы далеко не однозначны.

Наиболее общее свойство архаическогосознания по сравнению с современным – его диффузность. Как пишетЕ.М.Мелетинский, "человек еще не выделял себя отчетливо из окружающегоприродного мира и переносил на природные объекты свои собственные свойства...Эта "еще-невыделенность" представляется нам не столько плодом инстинктивногочувства единства с природным миром и стихийного понимания целесообразности всамой природе, сколько именно неумением качественно отдифференцировать природуот человека... Диффузность первобытного мышления проявилась и в неотчетливомразделении субъекта и объекта, материального и идеального (т.е. предмета изнака, вещи и слова, существа и его имени), вещи и ее атрибутов, единичного имножественного, статичного и динамичного, пространственных и временныхотношений" [7].

Несобранность, текучесть, множественность"Я" первобытного человека единодушно подтверждают религиоведы и этнографы.Французский этнолог Л.В.Тома определяет этот тип личности как "связныйплюрализм", характеризующийся множественностью составляющих ее элементов (тело,двойник, несколько разных душ, имен и т.д.), каждый из которых относительноавтономен, а некоторые даже считаются внешними, локализованными вне "Я"(перевоплощение предков, приобщение к бытию другого путем символическогопороднения и т.д.). "Африканская личность", по мнению Тома, включает целуюсистему специфических отношений, связывающих ее с космосом, предками, другимилюдьми и вещами. Этот плюрализм является одновременно структурным идиахроническим: каждый новый этап жизненного цикла предполагает радикальноеперерождение индивида, отмирание одних и появление других элементов "Я" [8].

Плюралистическая концепция "самости" типичнадля всех народов тропической Африки. Диола (Сенегал) считают, что человексостоит из тела, души и мысли. Согласно верованиям йоруба (Нигерия) человексостоит из "ара" (тело), "эми" (дыхание жизни), "оджиджи" (двойник), "ори"(разум, помещающийся в голове), "окон" (воля, находящаяся в сердце) инескольких вторичных сил, размещающихся в разных частях тела. Само(Буркина-Фассо) выделяют в структуре человека девять элементов, которые нетолько автономны, но имеют разные истоки: тело ребенок получает от матери,кровь – от отца и т.п.Не только жизнь, но и смерть мыслится как нечто множественное: разныекомпоненты "самости" как бы "разбредаются" в разные стороны. Согласноверованиям бамбара (Мали) душа ("ни") и двойник ("дьа") постоянно пребывают вплемени. После похорон человека его "ни" сохраняется в особом святилище, а"дьа" возвращается в воды реки. При очередном рождении "ни" и "дьа" вселяются вноворожденного, поэтому кроме семейного имени отца ребенок получает имя тогопредка, которому он обязан своими "ни" и "дьа".

Так обстоит дело не только в Африке. В языкемеланезийцев Новой Каледонии понятие "до камо", означающее "настоящий человек","живой", противопоставляется "бао" – существу, не имеющему тела. Приэтом меланезийцы вовсе не отождествляют "камо" с телом. Тело – только то, что поддерживает"камо"; тело имеет не только человек, но и топор (тело топора – его рукоятка), ночь (ее тело– Млечный путь)."Камо" же существует исключительно в своих отношениях, каждое из которыхпредставляет определенную роль, вне которых индивид – ничто, пустота [9].

Множественность и слабая интегрированностькомпонентов "самости" создают общее впечатление ее неразвитости. На раннихстадиях развития индивид не воспринимает себя отдельно от своих социальныхролей. В патриархальной крестьянской среде такая установка может сохранятьсяочень долго. Исследуя в начале 30-х годов психологию крестьян в отдаленныхрайонах Узбекистана, А.Р.Лурия просил их описать свой характер, отличия отдругих людей, свои достоинства и недостатки. Как и предполагалось, типсамоописаний оказался зависящим от образовательного уровня и сложностисоциальных связей людей. Неграмотные дехкане из отдаленных горных кишлаковподчас не могли даже понять поставленную перед ними задачу. Самоописание ониподменяли изложением отдельных фактов своей жизни (например, в качестве "своегонедостатка" называли "плохих соседей"). Характеристика других людей давалась имзначительно легче, чем самохарактеристика. "На известном этапе социальногоразвития, – замечаетА.Р.Лурия, – анализсвоих собственных, индивидуальных особенностей нередко заменялся анализомгруппового поведения иличное "я" заменялось нередко общим "мы", принимавшим форму оценки поведенияили эффективности группы, вкоторую входил испытуемый..." [10]

Говоря о генезисе местоименных слов, мы ужеобращали внимание на их этимологическую связь со словами, обозначающими телоили душу. "Душа" – нетолько прообраз, но часто лишь другое наименование "самости". В первобытномсознании душа, понимаемая как жизненная сила, или как гомункулус (маленькийчеловек), сидящий внутри индивида, или как его отражение, тень, всегда так илииначе связана с телом. Разные народы отводят душе разное местопребывание.

Так, японцы, коряки, чукчи, эвены, эвенки,якуты, нивхи, индонезийцы ее средоточием считают живот; слова, обозначающиеживот и внутренности, одновременно описывают внутренний мир, душу, душевноесостояние человека. "...Живот японцы рассматривают как внутренний источникэмоционального существования, и вскрытие его путем харакири означает как быоткрытие своих сокровенных и истинных намерений, служит доказательством чистотыпомыслов и устремлений" [11]. Другие народы считают вместилищем души голову(йоруба, карены Бирмы, сиамцы, малайцы, многие народы Полинезии) [12]. Убольшинства славянских народов слова "душа" и "дух" производны от глаголов,обозначающих дыхание, и обозначаемые ими явления локализуются в грудной полости[13]. При этом душа ("самость") никогда не сводится к физической, телеснойидентичности; в ней всегда присутствует спонтанно-активное, творческое начало,даваемое индивиду извне – родоплеменной общностью и (или) богами. Нематериальная душа– не только зародышфилософского идеализма, но и первоначальная абстракция субъекта, которуюархаическое сознание неизбежно овеществляет, онтологизирует и относит кпотустороннему миру.

С той же проблемой мы сталкиваемся приизучении личных имен [14]. В чисто грамматическом аспекте все собственные именасуть обозначения предметов и одновременно средства коммуникации. Однако личныеимена имеют специфику. Имя (с большой буквы) отличает своего носителя от всехостальных людей, особенно в его собственном самосознании. Собственные именапервыми усваиваются ребенком и последними утрачиваются при некоторыхрасстройствах речи. В то же время имена функционируют как определенныесоциальные знаки, указывающие происхождение, семейное положение, социальныйстатус и многие другие качества своих носителей. Хотя эти функции кажутсяпротивоположными, они лишь отражают двойственность понятия эго – идентичности, в которомсоциальные свойства неразрывно переплетаются с индивидуальными.

У бесписьменных народов личные имена былиродовым, племенным или семейным достоянием, их распределение составлялопрерогативу общины и регулировалось строгим ритуалом, а сами они, как правило,обозначали конкретные отношения своего носителя к другим членам общины, род егозанятий, местожительство и т.д. Вместе с тем имя наделялось особой магическойсилой и рассматривалось как составная часть лица. Магическое значение именипобуждало скрывать его или иметь несколько имен. Многие религии запрещаютназывать вслух имена божеств или обожествленных властителей. Египтяне избегалиупотреблять имя фараона, японцам не должно называть имя императора. Личныеимена нередко скрываются, чтобы обмануть врагов или злых духов. О людяхпредпочитают говорить описательно: "тот, о ком ты спрашиваешь", "сынтакого-то". Во многих древних обществах люди подчиненного социального статуса– рабы, женщины,маленькие дети – неимели личных имен; их обозначали по имени владельца или через родственныеотношения – жена илимать такого то. Отсутствие имени означало социальное бесправие и отказ в правена индивидуальность.

Отождествление имени и именуемойиндивидуальности характерно не только для архаической психики. Личное имя какбы подтверждает и утверждает достоинство индивидуальности. Недаром на каторгеимя человека заменялось номером, тем самым он как бы лишался индивидуальности.

Имя (с большой буквы) психологическиотносится к "дологическому", образному слою мышления. Восприятие имени– своего родаузнавание. "Человек, услышавший имя, должен был его узнать, "читая" внутри себя(здесь можно напомнить представления Платона о познании при помощи идей, олюбви к идее как о пути познания). Над именем не производится логическихопераций, просто происходит внутреннее сосредоточение над ним, его узнавание впроцессе медитации над ним. Имя стоит вне логики – о том, что стоит за именем,нельзя узнать из сопоставления слова-имени с другими словами, ибо с именемсвязано именно то, что органически присуще только ему одному... Имена непередают чего-то от одного лица к другому, а служат только ключом для включениямеханизма воспроизведения чего-то внутри нас" [15].

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.