WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 |

Однако Галилей в момент разговора сМаленьким монахом еще не разграничивает своей профессиональной позиции и своихустановок человека и гражданина. "Наружу выходит ровно столько истины, сколькомы выводим. Победа разума может быть только победой разумных" [26]. Он выбираеткак личность, а не как представитель частичной функции. Но удержится ли он наэтой позиции

Параллельно истории Галилея Брехтпоказывает, хотя и вскользь, другую драму – драму папы. При первой встречеобоих на карнавале в Риме Галилей – целен, а кардинал Барберини раздвоен. Как математик, он понимаетправоту Галилея, как служитель церкви – он против него. Пока не нужнопринимать ответственного решения, его выручает маска.

Но вот кардинал становится папой УрбаномVIII. Он не хочет пытать Галилея, он понимает и его правоту, и его влияние. Нокак на Галилея давит приверженность ученого к истине, так на папу давит егоположение главы церкви. Если разобраться, его положение хуже, чем положениеГалилея. Галилей открыл истину, и даже если он предаст ее, история (по крайнеймере, часть историков) проявят к нему снисхождение. От папы же требуют"закрыть" истину. Кардинал-инквизитор приводит те же аргументы, что и Маленькиймонах. Дело не в аспидной доске, доказывает он, а в духе мятежа и сомнения.Беспокойство, царящее в их собственных умах, ученые переносят на неподвижнуюЗемлю. "Они кричат, что их вынуждают числа. Но откуда эти числа Любомуизвестно, что они порождены сомнением. Эти люди сомневаются во всем. Неужели женам строить человеческое общество на сомнении, а не на вере..." [27].

Для папы эти аргументы куда убедительнее,чем для Галилея. Папа и вправду отвечает за сохранность существующего порядка.Если он начнет рушиться, разочарованные верующие будут винить не Галилея, аименно его, папу. Дозволить еретическую мысль, плоды которой нельзяпредугадать, – осудятвлиятельные современники. Запретить новорожденную истину – осудят потомки. Глубокосимволично, что во время этой внутренней борьбы мотивов, в ситуации моральноговыбора папу облачают. И когда облачение закончено, папа, уже при всех регалиях,не человек, а персонификация власти, принимает решение...

Наступает очередь Галилея. Но посколькумасштаб его выбора значительно больше, больше и его нравственные последствия.Сцена отречения завершается чтением перед опущенным занавесом высказыванияГалилея: "Разве не ясно, что лошадь, упав с высоты в три или четыре локтя,может сломать себе ноги, тогда как для собаки это совершенно безвредно, а кошкабез всякого ущерба падает с высоты в восемь или десять локтей, стрекоза– с верхушки башни, амуравей мог бы даже с Луны. И так же как маленькие животные сравнительносильнее и крепче, чем крупные, так же и маленькие растения более живучи" [28].Большой человек должен обладать и повышенной степенью прочности. Иначе падение,безвредное для маленького, для него окажется смертельным. Великий Галилейповышенной нравственной прочностью, увы, не обладает.

Оправдывает ли это Галилея По мнениюБрехта, – нет. Впервой редакции пьесы рассказывалось, как Галилей, уже в плену у инквизиции,тайно написал "Беседы" и поручил своему ученику Андреа переправить рукопись заграницу. Отречение дало ему возможность создать новый важнейший труд. Онпоступил мудро.

В позднейшей редакции, написанной подвлиянием Хиросимы, Галилей обрывает панегирики своего ученика и объясняет ему,что отречение было преступлением, не компенсируемым созданной книгой, как быважна она ни была. Вклад в науку не единственный критерий оценки ученого. Наукадолжна служить человечеству, а не кучке власть имущих. "Я был ученым, которыйимел беспримерные и неповторимые возможности. Ведь именно в мое времяастрономия вышла на рыночные площади... Но я отдал свои знания власть имущим,чтобы те их употребили, или не употребили, или злоупотребили ими – как им заблагорассудится– в их собственныхинтересах... Я предал свое призвание. И человека, который совершает то, чтосовершил я, нельзя терпеть в рядах людей науки" [29].

Свобода и ответственность всегдапредполагают друг друга, причем оба понятия одновременно относительны иабсолютны. Философы издавна различают негативное ("свобода от") и позитивное("свобода для") определение свободы. В первом случае имеются в виду внешниерамки и ограничения, стесняющие жизнедеятельность человека, от которых он хотелбы избавиться. Потребность в свободе в этом смысле, по-видимому, универсальна иприсуща в той или иной степени всем живым существам. Второе определение– специфическичеловеческое. Оно апеллирует к сознательной социально-нравственной активности,направленной на реализацию жизненных целей и принципов, за осуществлениекоторых личность чувствует себя персонально ответственной и которые неразобщают, а соединяют ее с другими. Это поэтически образно выразил ЛеонидМартынов:

Я уяснил,
Чтозначит быть свободным.
Я разобрался в этом чувстветрудном,
Одном из самых личных чувств на свете.
И знаете, что значит быть свободным
Ведь это значит быть за все в ответе! [30]

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



Мочь, сметь иуметь

...Не только музыке надо быть сверхмузыкой,
чтобы что-то значить, но и все насвете
должно превосходить себя, чтобы
быть собою. Человек, деятельность
человека должны заключать элемент
бесконечности, придающий явлению
определенность, характер.

Б.Пастернак

Мы рассмотрели, каким образом человекпознает, представляет, описывает, контролирует себя, какую роль играют этипредставления в его практической жизни, какова мера его реальной и воображаемойсамостоятельности. Но какой смысл вкладывает личность в понятие своего"истинного" (в отличие от "представляемого" или "кажущегося") "Я" Что означаютсамореализация, самоосуществление, самоактуализация личности

Эмпирические данные об этом крайнепротиворечивы. Одни люди, описывая свое "подлинное Я", выдвигают на первый плансоциально-ролевую, институциональную принадлежность, другие – импульсивные переживания; дляодних главный показатель самореализации – достижения в предметнойдеятельности, для других – психологическая интимность, теплота межличностных отношений; одниусматривают доказательство "подлинности" своего существования в егопостоянстве, другие –в своей способности к самоизменению.

Но как бы ни варьировали индивидуальныеопределения и стоящие за ними социокультурные, цивилизационные каноны"самости", они всегда являются ценностно-аксиологическими и апеллируют ккаким-то над- и трансиндивидуальным критериям. Выражения "стать собой" или"найти себя" подразумевают не столько познание и выявление чего-то"данного" индивиду,изначально заложенного в нем, сколько самоосуществление, реализацию избранной им сущности и жизненногопути. Конечно, не осознав и не приняв своейпсихофизиологической индивидуальности, не адаптировавшись к собственнымнейродинамическим и иным свойствам, личность не сможет успешновзаимодействовать со средой и выработать эффективный индивидуальный стильдеятельности.

Поиск себя начинается обычно с попыткиопределения и утверждения своей особенности. "Человека встречаешь и спрашиваешьсебя, на кого он похож. И только уверившись, что существенное в этом человекене его подобие с другими, а его отличие от всех, начинаешь с интересом узнаватьего и понимать в своеобразии"[31], – писал М.М.Пришвин. Но рано илипоздно индивид замечает, что все, что он считает своим и в чем усматриваетсущность собственного "Я", не только отличает его от других, но и соединяет его с ними. Мое тело дано мнеприродой, мои жизненные переживания зависят от внешних воздействий, моесоциальное положение и имущество мои лишь постольку, поскольку это признаютокружающие, а продукты моего духовного творчества, объективировавшись, обретаютнезависимость от меня.

"Самость", отражением которой претендуютбыть бесчисленные "Я-концепции", потому и не имеет положительного определения,что подразумевает одновременно и субъекта, и процесс, и результатыдеятельности, которые не могут быть описаны отдельно друг от друга и отсоциального мира, к которому индивид принадлежит. Потребность быть личностью,возникающая на определенном этапе развития индивида и фиксирующаяся в вопросе"Кто я", – этонапряженное желание самораскрытия и выхода за пределы наличного бытия,увековечения себя в других, присущее любому творческому акту, будь топредметная деятельность или межличностная коммуникация, общение. Недаромпонятие "личность" тесно связывается в философской литературе с идеями свободыи творчества.

Вслушаемся, как описывают людикульминационные "моменты истины" своего бытия. "Апогей в любви и высшеенапряжение в творчестве, по-моему, одно и то же: вечная иллюзия, что вот-вотисполнится обещанное великое откровение и перед тобой возникнут огненные буквынекоего послания" [32]. Эти слова принадлежат итальянскому кинорежиссеруФедерико Феллини.

Во внутренней беспредельности и динамизметворчества видит сущность бытия и Сент-Экзюпери: "Внутренняя жизнь Пастера,когда он, затаив дыхание, склоняется над своим микроскопом, насыщена допредела. В полной мере человеком Пастер становится именно тогда, когданаблюдает. Тут он идет вперед. Тут он спешит. Тут он шествует гигантскимишагами, хотя сам он неподвижен, и тут ему открывается беспредельность. Сезанн,безмолвно застывший перед своим этюдом, тоже живет бесценной внутренней жизнью.Человеком в полной мере он становится именно тогда, когда молчит, всматриваетсяи судит. Тогда его полотно становится для него бескрайним, как море" [33].

Акт творчества снимает противоположностьличного и вещного, индивидуального и всеобщего, свободы и необходимости,открытия себя и самоотдачи, именно в нем истинное призвание человека.

Философская мудрость всех времен и народовединодушна в том, что "истинное бытие" не может быть эгоистическим, апредполагает жизнь в согласии с законами природы, социума и универсума (как быразлично ни трактовались эти законы). Человек, пытающийся забаррикадироваться всвоем малом, эмпирическом "Я", обречен на одиночество и бесплодие. РабиндранатТагор сравнивал познание человеком себя путем "освобождения от самости" срождением птенца, разбивающего мертвую скорлупу, которая защищала его от мира,но одновременно не давала ему жить. Мифологический образ "дважды рожденной"птицы символизирует двойное – физическое и духовное – рождение человека, открывающего,что он должен не отгораживаться от мира, а искать творческого единения, слиянияс ним [34]. В другом месте Тагор сравнивает человеческое "Я" с лампой, котораяреализует свое назначение только сжигая масло, составляющее основу ее бытия[35].

В чем бы человек ни видел свое призвание,оно всегда предполагает увлечение, стремление сделать максимум возможного идаже невозможного. Человеком как и человеческим родом движет не просто нужда,но стремление к бесконечной самореализации и самоопределению. Недаром важнейшимпараметром самосознания является сравнение наличного "Я" с должным и желаемым.

Но именно потому, что потребность всамореализации беспредельна, она не может быть сведена к каким-то конкретнымчастным моментам. Люди с развитой потребностью в достижении склонны оцениватьсебя и других преимущественно по "предметным" успехам. Но сразу же встаетвопрос о возможном несовпадении результата деятельности, то есть решенияпоставленной содержательной задачи, и социального признания. В последние годы унас много спорят об успехе подлинном и мнимом, противопоставляя заслуженный,добытый честным трудом успех и успех дешевый, внешний, добытый случайно илинечестно. Но внешние показатели (награды, звания и т.п.) не исчерпываютпроблемы. Кем должен считать себя ученый, сделавший важное научное открытие, ноне сумевший добиться его внедрения Ощущение удовлетворения от успешновыполненной задачи в этом случае лишь обостряет чувство социальной неудачи,особенно если открытие или изобретение практически значимо.

Можно ли считать состоявшимся труд,оставшийся в рукописи Мы охотно повторяем крылатую фразу М. Булгакова:"Рукописи не горят", забывая, что это слова всеведущего Воланда и сказаны они орукописи Мастера. Многие ли художники обладают уверенностью во вневременностисвоего творчества Стендаль совершенно точно предсказал, что его будут читатьчерез сто лет после смерти. Но верил ли этому сам Анри Бейль

Если проблематичны самооценки и оценкисовременников, то ожидаемые оценки потомков еще более проблематичны. Нам недано предугадать, как слово наше отзовется... Сегодняшнее поражение можетобернуться завтрашней победой, и наоборот. В 1989 г. исполняется сто лет со днясмерти Н.Г.Чернышевского. С точки зрения тогдашнего обывателя, деятельность егобыла бесплодной: он ничего не добился и зря разбил себе жизнь. Но висторической перспективе, беря "содержание его деятельности и связь егодеятельности с предыдущими и последующими революционерами" [36], жертвыЧернышевского, включая гордый отказ просить помилования за то, что его головаустроена иначе, чем голова шефа жандармов, полностью оправданы. Образ действияв этом случае оказался важнее непосредственного результата.

Может быть, самоосуществление вообще несвязано с результатом деятельности и радость творческого поиска заключается внем самом Но чтобы испытать эту радость, нужно пройти долгий искус мучительныхтренировок, оправдываемых только верой в значительность поставленной цели.Может быть, не следует оглядываться и подводить итоги

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Нопораженья от победы
Ты сам не должен отличать[37].

Кроме внешнего успеха существуют ещевнутренние критерии, на основе которых переписываются черновики и отбираютсяварианты, "места и главы жизни целой отчеркивая на полях". При всем желаниичеловек не может уйти от вопроса, удалась ли ему данная строка, стихотворение,поступок, да и вся жизнь, хочет ли он перечеркнуть или продолжить их, гордитсяими или стыдится.

Многозначность и многомерность – неизменные свойства личностногобытия. Как же правильнее оценивать себя и других: по поведению в экстремальныхили в будничных ситуациях С одной стороны, человек по-настоящему живет иобнаруживает свою истинную сущность только в моменты величайшего эмоциональногоподъема, максимального напряжения всех своих жизненных сил, так чтосубъективная продолжительность жизни должна была бы определяться не количествомпрожитых лет, а числом "звездных часов", кульминационных, "пиковых"переживаний. С другой стороны, древняя индийская мудрость устами Вивеканандыучит судить о человеке не по его большим, а исключительно по малым делам.Всякий глупец может стать героем на отдельный миг, но понаблюдайте за человекомв его будничных делах, и вы узнаете его истинный характер.

На подобные вопросы не бывает, видимо,однозначных ответов.

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.