WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |

Принцип коллективизма предполагаетпостоянную всестороннюю взаимопомощь, но вовсе не отменяет разделения труда,обязанностей и ответственности. Я могу и должен помочь городским организациямубрать снег после стихийного бедствия, но вовсе не должен постоянно работать задворников, кочегаров или служащих овощехранилища. Вопрос: "Если не я, то кто"– во втором случае нестоит; кто "он" –прекрасно известно. Если каждый отвечает "за все", это значит, что и люди, и ихобязанности обезличены, так что в действительности никто ни за что конкретно неотвечает. Принцип всеобщей равной ответственности, не подкрепленныйкоординацией и субординацией прав и обязанностей, неизбежно оборачиваетсявсеобщей безответственностью.

В повседневной жизни люди всегда соизмеряютстепень своей ответственности с уровнем своих реальных возможностей и степенейсвободы.

Мера личной ответственности пропорциональнавкладу в принятие и реализацию важнейших решений, определяющих направлениепроцесса. Чем демократичнее механизмы управления, чем шире круг активноучаствующих в нем людей, тем глубже их чувство ответственности. Но она не можетбыть одинаковой у начальников и подчиненных, командиров и солдат. Поэтому испрос с них разный. Умение различать, является ли он единственным или главнымсубъектом действия, либо равноправным соучастником коллективной деятельности,либо простым агентом, исполнителем чужой воли, необходимое условие реальнойобщественной деятельности индивида и адекватной атрибуции ответственности.

Психолог К. Муздыбаев, изучавшийдетерминанты и эффект сознания трудовой ответственности 540 ленинградскихрабочих, пришел к выводу, что они глубже осознают свою ответственность (и лучшереализуют ее в действительности) за осуществление основных, чем не основных,обязанностей и за представление конечного результата труда, чем за выполнениечастичных функций. При этом у людей, ход работы которых контролировался чаще,уровень ответственности оказался ниже. На первый взгляд этот вывод кажетсяпарадоксальным. Но он полностью совпадает с другими экспериментальными данными,согласно которым постоянный тесный контроль обычно отрицательно сказывается насамочувствии работника и его отношении к труду, поскольку уменьшает мерусамостоятельности личности. Поэтому "для повышения ответственности работника идля лучшего исполнения им своих производственных обязанностей существенноезначение имеет такая форма организации труда, которая дает ему максимумсамостоятельности: работа на самостоятельном участке, возможность самомувыбирать способы выполнения задания, необходимость самому вести учетрезультатов труда" [13]. О важности этого момента свидетельствует постановлениеЦК КПСС и Совета Министров СССР "О дополнительных мерах по расширению правпроизводственных объединений (предприятий) промышленности в планировании ихозяйственной деятельности и по усилению их ответственности за результатыработы". Соответствующее отражение он получил и в Законе о трудовыхколлективах. Весьма эффективным средством превращения внешнего социальногоконтроля в самоконтроль является метод бригадного подряда, получивший широкоераспространение на наших промышленных предприятиях и в строительстве.

Однако и реальное поведение работника, иосознание им своей ответственности за исполнение производственных обязанностейво многом зависят от того, в какой мере ответственность стала чертой еголичности.

Хотя социальная ответственность не являетсяунитарным личностным свойством, ее критерии и способы проявления видоизменяютсяв зависимости от возраста, конкретной сферы деятельности и от многих другихфакторов, она тесно связана с индивидуальным стилем деятельности. Обиндивидуальном стиле деятельности чаще всего говорят в связи с познавательнымипроцессами или трудом, но он существует и в сфере социального поведения. Причемздесь, как и в других сферах бытия, он имеет как социально-идеологические, таки психодинамические детерминанты.

Общий уровень социальной ответственностиличности зависит в первую очередь от ее общей – коллективистической илииндивидуалистической –направленности: коллективистически ориентированная личность склонна приниматьна себя большую ответственность за общее дело, теснее идентифицироваться сгрупповыми ценностями и т.д. Но мировоззренческая направленность личности непредопределяет типичных для нее способов деятельности и самореализации,зависящих от ее информационно-регуляторных и энерго-мотивационных потенциалов[14]. У одних людей отчетливо выражены "бойцовские" качества, потребностьизменять окружающий мир, преодолевать препятствия и т.д. Другие склонны скореек адаптивно-приспособительной деятельности, легко подстраиваясь илиперестраиваясь в соответствии с требованием среды. Третьи не умеют ни того, нидругого, из конфликтных ситуаций они чаще "уходят в себя", с помощью механизмовпсихологической защиты.

Эти диспозиционные синдромы в отличие отморально-политических черт, характеризуют типичные для личности способыразрешения конфликтов, безотносительно к их содержанию. Человек, которыйпостоянно что-то "преодолевает", может быть и коллективистом и эгоистом. Егоэнергия будет в одних случаях полезна, а в других вредна. Адаптивный характеротличается конформностью, но одновременно восприимчивостью к потребностям иинтересам других и т.д. Человек с выраженной реакцией "ухода", теряющийся вконфликтных ситуациях, сплошь и рядом оказывается непоколебимо твердым вглубинных принципах: он не пытается ни изменить ситуацию, ни приспособиться кней, не идет на компромиссы, сохраняя благодаря этому внутреннюю независимость.

Существенным фактором, определяющимхарактер активности и ответственности личности, является ее локус контроля.Понятие это обозначает, во-первых, представления субъекта о том, как вообщеуправляется мир (философским воплощением экстернальности можно считатьмеханистический детерминизм, а интернальности – волюнтаризм) ; во-вторых,характерное для него чувство личного контроля (насколько он считает себяхозяином собственной жизни); в-третьих, связанную с этим склонность к само- иливнешнеобвинительности при неудачах.

Локус контроля тесно связан с многимидругими психическими свойствами личности. Интерналы отличаются повышеннымчувством социальной ответственности, более развитым сознанием смысла и целейжизни. У них сильнее выражены черты общительности, открытости, самоконтроля,принятия своего "Я", эмоциональной устойчивости. Экстерналам, напротив, большесвойственны подозрительность, тревожность, конформность, догматизм,авторитарность, беспринципность и агрессивность. Интерналы обладают большейспособностью отсрочить получение непосредственного удовольствия ради достижениядолгосрочной цели, проявляют значительно большую стойкость в стрессовыхситуациях и в условиях группового давления. Поскольку интернальностьассоциируется с самостоятельностью, ее считают положительным, ценным качеством.

В представлении людей "идеальный человек",как правило, наделяется более высоким уровнем интернальности, чем тот, которымобладают, по их самооценке, они сами. Напротив, "средний человек" кажется имболее экстернальным. Иными словами, индивид склонен считать себя недостаточносамостоятельным по сравнению с идеалом, но более самостоятельным, чем другие. Вэтом проявляется типичная атрибутивная ошибка.

Однако люди интернального типа не толькокажутся другим, но нередко и чувствуют себя счастливее, нежели экстерналы. Но,как и в других случаях, самочувствие человека зависит здесь как от свойств еголичности, так и от жизненной ситуации.

По данным К.Муздыбаева [15], интерналам впринципе свойствен более высокий уровень ответственности за выполнение трудовыхобязанностей, но реальная зависимость здесь сложнее: интерналы, лишенныевозможности самоорганизации и самоконтроля, работают хуже экстерналов.

Таким образом, и в сфере массовогоматериального производства важно учитывать индивидуальные особенности людей, неусреднять их, уповая на среднестатистические показатели, а искать и находитьдифференцированные способы стимулирования труда.

Но человек делает выбор и принимает (или непринимает) на себя ответственность не только в труде, где существует более илименее определенное распределение прав и обязанностей, а во многих других, менеерегламентированных и психологически сложных ситуациях. Каково при этомсоотношение внутренних (собственные нравственные принципы) и внешних (давлениесреды) факторов и как человек реагирует на допущенные им нравственные ошибки

Ситуации такого рода были драматично ижестко промоделированы в экспериментах американских психологов Ф.Зимбардо иС.Милгрэма. Чтобы не нарушать логику изложения, представляется целесообразнымсначала познакомить читателя с содержанием этих экспериментов, а потом ужевысказать свои соображения по этому поводу.

"Тюремный эксперимент" Ф.Зимбардо состоял вследующем [16].

Летом 1970 г. в газете города Стэнфорда,где расположен один из лучших американских университетов, появилось объявление:"Для психологического исследования тюремной жизни требуются мужчины-студенты.Продолжительность работы – 1-2 недели, плата – 15 долларов в день". Из предложивших свои услуги с помощью серийтестов были тщательно отобраны 24 молодых человека, здоровые, интеллектуальноразвитые, не имевшие в своем прошлом опыте ни преступности, ни наркомании, нипсихических отклонений. Методом жребия они были разделены на "тюремщиков" и"заключенных". Две недели спустя стэнфордская полиция, согласившаяся помочьученым, арестовала "заключенных" и доставила их в наручниках в "тюрьму",оборудованную на психологическом факультете Стэнфордского университета."Тюремщики" раздели их догола, подвергли унизительной процедуре обыска, выдалитюремную одежду и разместили по камерам. Подробных инструкций "тюремщики" неполучили. Им сказали лишь, что они должны относиться к делу серьезно,поддерживать порядок и добиваться послушания "заключенных".

В первый день опыта атмосфера быласравнительно веселая и дружеская, люди только входили в свои роли и непринимали их всерьез. Но уже на второй день обстановка изменилась."Заключенные" предприняли попытку бунта: сорвав с себя тюремные колпаки, онизабаррикадировали двери и стали оскорблять охрану. "Тюремщики" в ответприменили силу, а зачинщиков бросили в карцер. Это разобщило "заключенных" исплотило "тюремщиков". Игра пошла всерьез. "Заключенные" почувствовали себяодинокими, униженными, подавленными. Некоторые "тюремщики" начали не тольконаслаждаться властью, но и злоупотреблять ею. Их обращение с "заключенными"стало грубым, вызывающим.

Один из "тюремщиков" до начала экспериментаписал в своем дневнике: "Будучи пацифистом и неагрессивным человеком, не могусебе представить, чтобы я мог кого-то стеречь или плохо обращаться с другимживым существом". Однако в первый день "службы" ему показалось, что"заключенные" смеются над его внешностью, поэтому он старался держатьсяособенно неприступно. Это сделало его отношения с "заключенными" напряженными.На второй день он грубо отказал "заключенному" в сигарете, а на третийраздражал "заключенных" тем, что то и дело вмешивался в их разговор спосетителями. На четвертый день Ф.Зимбардо вынужден был сделать ему замечание,что не нужно зря надевать "заключенному" наручники. На пятый день он швырнултарелку с сосисками в лицо "заключенному", отказавшемуся есть. "Я ненавиделсебя за то, что заставляю его есть, но еще больше я ненавидел его за то, что онне ест", – сказал онпозднее. На шестые сутки эксперимент был прекращен. Все были травмированы, идаже сам Зимбардо почувствовал, что начинает принимать интересы своей "тюрьмы"слишком всерьез. Так мало понадобилось времени и усилий, чтобы вполнеблагополучные юноши превратились во взаправдашних тюремщиков.

Эксперимент С. Милгрэма был техническистроже [17]. В психологической лаборатории два человека участвуют в изучениипамяти и обучения, в частности в исследовании влияния наказаний на успешностьобучения. Одному предложено выполнять в эксперименте функции "учителя", другому"ученика". Последнего привязывают к креслу, присоединяют к его запястьямэлектроды и дают задание выучить список соединенных попарно слов, предупредив,что за каждую ошибку он будет подвергаться электрошоку нарастающей силы."Учитель", сидящий перед пультом электрогенератора, должен последовательнопередавать задания "ученику", которого он все время видит и слышит. Если тототвечает правильно, "учитель" переходит к следующему заданию. Если "ученик"ошибается, "учитель" обязан дать ему электрошок, начиная с минимума в 15 вольти постепенно увеличивая дозы.

Подлинная суть эксперимента состояла в том,чтобы выяснить, до каких пределов дойдет испытуемый, выполняющий роль учителя,причиняя боль невинной жертве, откажется ли он слушаться экспериментатора икогда Конфликт возникает, как только "жертва" начинает показывать, что ейнеприятно. При 75 вольтах "ученик" вскрикивает, при 120 – начинает жаловаться, при 150– требует прекратитьэксперимент. Чем сильнее электрошок, тем эмоциональнее и активнее протесты"жертвы". После 285 вольт он уже только отчаянно кричит. "Учитель" не знает,что "ученик" – толькоактер, который фактически никакого шока не получает, а просто изображает боль.Он видит неподдельное страдание, побуждающее прекратить опыт. Однакоэкспериментатор, который является для испытуемого ("учителя") авторитетом и поотношению к которому он чувствует определенные обязательства (хотя участие вэксперименте было добровольным), настаивает, чтобы опыт продолжался. Чтобывыйти из этой ситуации, испытуемый должен недвусмысленно порвать с ней,отказать экспериментатору в послушании.

Когда Милгрэм спрашивал людей, как онипоступили бы в подобном случае, все 110 опрошенных сказали, что прекратили быопыт; лишь немногие считали себя способными выйти за пределы 180 вольт; толькочетверо сочли, что дойдут до 300 вольт. Таковы же примерно были их предсказанияотносительно поведения других: все испытуемые откажутся подчинятьсяэкспериментатору, разве что патологические субъекты, которых не может бытьбольше 1-2%, будут продолжать давать электрошок до конца шкалы, то есть до 450вольт.

На самом же деле почти две третииспытуемых, взрослые люди старше 20 лет, из разных социальных слоев, продолжалиэксперимент, несмотря на явные страдания жертвы. Послушание оказалосьзначительно сильнее милосердия. Те же 60% абсолютно послушных обнаружились исреди славящихся своей независимостью студентов привилегированного йельскогоуниверситета, а при повторении этих опытов в Принстоне, Мюнхене, Риме, ЮжнойАфрике и Австралии показатели оказались даже выше (в Мюнхене послушныесоставили 85% испытуемых).

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.