WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |
  1. психофизиологическаяидентичность обозначаетединство и преемственность физиологических и психических процессов и структурыорганизма;
  2. социальная идентичность обозначает систему свойств, благодаря которымособь становится социальным индивидом, членом определенного общества илигруппы, и предполагает разделение (категоризацию) индивидов по ихсоциально-классовой принадлежности, социальным статусам и усвоенным имисоциальным нормам; когда такое разделение производится извне, исходит отобщества, его называют объективным, когда же его осуществляет сам субъект, втерминах "мы" и "они" –субъективным;
  3. личная идентичность (или эго-идентичность) обозначает единство ипреемственность жизнедеятельности, целей, мотивов, смысложизненных установокличности, осознающей себя как "самость".

Психофизиологическая и социальнаяидентичности могут быть описаны объективно, как нечто данное или заданное.Применительно к личной идентичности это уже невозможно, потому что данныйфеномен относится скорее к субъективной реальности. Разграничение "Я" и "не-Я",сознаваемого и переживаемого, актуального и желаемого может иметь конкретныйсмысл только в рамках внутреннего мира личности с учетом особенностей жизненнойситуации.

Изучение внутренней структуры "самости"влечет за собой дальнейшую дифференциацию понятий. Субъектно-деятельностное начало,регулятивно-организующий принцип индивидуального бытия называется активным,действующим, экзистенциальным "Я", или "эго", а представления индивида о самом себе, его "образ Я",или "Я-концепция", –рефлексивным, феноменальным или категориальным"Я". Для обозначения чувства "самости", неотливающегося в понятийные формы, иногда употребляется также терминпереживаемое "Я". Структуру"самости" можно выразить графически.

СТРУКТУРНАЯ МОДЕЛЬ "САМОСТИ"

Каждому из названных элементов соответствуютопределенные специфические психические процессы: экзистенциальному "Я"– саморегуляция исамоконтроль; переживаемому "Я" – самоощущение; категориальному "Я" самопознание, самооценка и т.д.Однако такое разграничение, конечно, условно. Даже категориальное "Я", котороекажется чисто когнитивным явлением и легче поддается изучению, не может бытьпонято в отрыве от других модальностей и элементов "самости".

Хотя исследование категориального "Я"занимает одно из центральных мест в современной психологии и имеет важноетеоретическое и прикладное значение, оно сопряжено с методологическимитрудностями. Отсутствие строгих теорий; расплывчатость основных понятий итерминов; эмпиризм; обилие методологически слабых, чисто описательныхисследований; неправомерное возведение корреляционных связей в ранг причиннойзависимости; необоснованное выведение содержания "образов Я" из гипотетическихпредпосылок и условий; недостаток исследований, проверяющих обратноевоздействие самосознания на поведение; подмена научных выводов суждениямиздравого смысла –таков неполный список недостатков, характеризующих состояние изучения даннойпроблемы.

Трудности экспериментального изучения "Я"коренятся не только в методологических и методических просчетах. За психологией"самости" стоит философская проблема соотношения "вещного" и "личностного", "социального" и"индивидуального", "данного" и "творимого". Одностороннее, недиалектическоемышление, которое не может охватить бимодальность "Я", его одновременнуюпринадлежность к "двум мирам", неизбежно превращает "вещное" и "личностное" вабсолютные противоположности. "Вещно-социологическое" и "вещно-биологическое"мышление пытается свести личность и ее самосознание к совокупности заданныхсоциальных или природных свойств, тогда как "личностно-религиозное" и"личностно-романтическое" мышление наделяет духовность самостоятельным бытием,игнорируя реальные способы ее объективации в повседневной жизнедеятельностиличности.

Экспериментальная психология, фиксирующаяличность как объект, невольно превращает ее в некоторое наличное бытие,оставляя без внимания то субъектно-творческое начало, которое философия, этика,да и Обыденное сознание считают самым важным и ценным в человеке. Рассмотрениесамосознания как суммы когнитивных процессов дает немало интересных деталей, откоторых, однако, трудно вернуться к активной цельности, охватываемой понятием"Я". Попытка локализовать "Я" в органическом теле индивида практическиигнорирует его внутренний мир, а сведение его содержания к механическойсовокупности социальных ролей и условий плохо совместимо с признаниеминдивидуальности, несводимости.

Было бы неверно обвинить экспериментальнуюпсихологию в "непонимании" интерсубъективности, диалогичности и ценностности"Я". Трудность исследования этих явлений обусловлена тем, что они не поддаютсяжесткой операционализации и не укладываются в привычную логикуэкспериментальной науки, построенной по образцу естествознания и,следовательно, ориентированной на изучение не людей, а вещей и безличныхпроцессов.

"...Поставив вопрос: что такое человек– мы хотим спросить:чем человек может стать, то есть может ли человек стать господином собственнойсудьбы, может ли он "сделать" себя самого, создать свою собственную жизнь"[49] Для теории личности этот вопрос главный.

При всей многозначности философскойкатегории субъекта она всегда подразумевает активно-творческое, деятельное впротивоположность пассивности и реактивности объекта, сознательное, целеполагающее и сознающеесамое себя, свободное,имеющее возможность выбора и в силу этого незавершенное и в известной меренепредсказуемое, уникальное,принципиально неповторимое и незаменимое другими объектами того же классаначало [50].

В реальной действительностисубъектно-объектные характеристики переплетаются. Один и тот же человек вразных отношениях и в зависимости от обстоятельств может быть и субъектом иобъектом, да и самый статус субъекта никому не присущ как некая природнаяданность, он всегда обретается, а поддержание его требует определенных усилий.Недаром личность как воплощение субъектности издавна ассоциируется створчеством, духовным совершенствованием, преодолением ограниченности места ивремени, а обезличенность – с пассивностью, несвободой, неразвитым сознанием и отсутствиемдостоинства.

Весьма плодотворной представляется идея оразличении субъекта (в личностном значении) и "агента", выступающего как своегорода "действующий объект", который, фигурально выражаясь, "растворен" впроцессе деятельности [51].

Единство субъектно-объектных характеристикчеловека и его деятельности делает возможной и необходимой двоякую форму ихописания: извне, как нечтообъективно детерминированное, причинно обусловленное, или изнутри, в терминах субъективных целей,мотивов и стремлений.

Уже немецкие романтики, а вслед за нимиВ.Дильтей противопоставляли причинному объяснению, основанному на включенииобъекта в систему каких-то объективных связей, интуитивное понимание, основанное на сопереживании ивзаимопроникновении субъектов, каждый из которых мысленно ставит себя на место другого. Этаантитеза казалась в то время абсолютной и ставилась в зависимость либо отпредмета (знаменитая формула Дильтея: "Мы объясняем природу, но мы понимаемдуховную жизнь"), либо от формы познания (научное объяснение впротивоположность художественному пониманию).

Однако объяснение и понимание – различные, но вместе с темвзаимодополнительные средства познания. "Например, литературовед спорит(полемизирует) с автором или героем и одновременно объясняет его как сплошькаузально детерминированного (социально, психологически, биологически). Обеточки зрения оправданны, но в определенных, методологически осознанных границахи без смешения. Нельзя запретить врачу работать над трупами на том основании,что он должен лечить не мертвых, а живых людей. Умерщвляющий анализ совершеннооправдан в своих границах. Чем лучше человек понимает свою детерминированность(свою вещность), тем ближе он к пониманию и осуществлению своей истиннойсвободы" [52].

Проблема человеческого "Я", о которой мырассуждаем, подразумевает два фундаментально разных вопроса:

  1. "Что такое "самость"", какова вообще природа"самости", идентичности, самосознания и т.д.
  2. "Кто я", каков смысл моего конкретногобытия.

Вопросы эти взаимосвязаны. Ответ на вопрос"Что такое "самость"" так или иначе соотносится с личным опытом вопрошающего,и невозможно определить собственное "Я", не соотнеся его с представлением осущности и возможностях человека вообще. Причем в обеих формулировках проблемаимеет не только когнитивный, познавательный, но и экзистенциально-нормативныйсмысл.

Но в первом случае в центре внимания стоятродовые возможности человека, а во втором – индивидуальные.

Вопрос "Что такое "самость"" безличен,ориентирован на объективное познание, результаты которого могут быть выражены впонятиях; это поиск общего закона, правила, нормы, на которую может с теми илииными вариациями ориентироваться каждый; это открытие себя через другого.Вопрос "Кто я" интроспективен, субъективен, обращен внутрь личности; это нестолько познание, сколько самовыражение, автокоммуникация, путь от себя кдругому; он не отливается в четкие понятийные и вообще языковые формы иапеллирует не столько к разуму, сколько к непосредственному переживанию,интуитивному опыту. Его общезначимость покоится не на подчинении общимправилам, а на внутреннем сходстве, близости переживаний и ценностей всех или,по крайней мере, некоторых людей.

Соотношение этих подходов можно представитьследующими двумя рядами.

Что такое"самость"

Объективное
Сущность
Определение
Объяснение
Всеобщее
Сообщение
Взгляд извне
Логическое
Понятие
Стабильное
От другогок себе

Ктоя

Субъективное
Существование
Выражение
Понимание
Особенное
Автокоммуникация
Интроспекция
Внелогическое
Переживание
Изменчивое
От себя к другому

При всей условности этой оппозиции онавесьма существенна. Наука, ориентированная на получение объективного знания,содержательно отвечает лишь на первый вопрос, предоставляя второйиндивидуальному усмотрению. Но этот интимный, личный поиск также опирается наопределенные философско-этические предпосылки, тесно связанные с нормативныммиром культуры. Если древнегреческая философия устами Аристотеля вопрошает "Чтотакое человек", то веданта или дзэн-буддизм предпочитают вопрос "Кто я" Апостановка вопроса во многом предопределяет и ответ. Поэтому содержательныйанализ проблемы мы начнем не с индивидуальной психологии, а с изучения образачеловека в истории культуры, чему и будет посвящена первая часть нашей книги.

Каковы наиболее общиеисторико-антропологические и психологические предпосылки становлениячеловеческой индивидуальности Чем отличается нормативный образ человека вкультурах Запада и Востока Как ставилась проблема человека в античности и всредние века Как изменились взаимоотношения личности и общества в буржуазнуюэпоху и как эти изменения отразились в языке, художественной литературе иизобразительном искусстве В чем заключается "кризис человека" в современномкапиталистическом обществе и какие альтернативы этому кризису предлагаетмарксистский гуманизм Обо всем этом и пойдет разговор в первой части книги.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЛИЧHОСТЬ ВЗЕРКАЛЕ КУЛЬТУРЫ

Главапервая

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯЛИЧHОСТИ



От особи кличности

Передо мною мир стоит
Мифологической проблемой...

А.Белый

Как, когда и в связи с чем возникаетличность и индивидуальное самосознание В зависимости от принятых критериевученые называют самые разные места и даты "рождения личности": в античнойГреции; вместе с христианством; в европейском средневековье; в эпохуВозрождения; в эпоху романтизма и т.д. Однако история понятия или термина"личность" не совпадает с историей процесса становления человеческойиндивидуальности. Кроме того, как подчеркивал В.И.Ленин, "абстрактноерассуждение о том, в какой зависимости стоит развитие (и благосостояние)индивидуальности от дифференциации общества, – совершенно ненаучно, потому чтонельзя установить никакого соотношения, годного для всякой формы устройстваобщества. Само понятие "дифференциации", "разнородности" и т.п. получаетсовершенно различное значение, смотря по тому, к какой именно социальнойобстановке применить его" [1].

Отдельные элементы индивидуальногосамосознания исторически складывались постепенно, и их диалектика составляетстержень всей социальной истории "Я", но, чем глубже в прошлое, тем скуднееисточники этой истории и проблематичнее их интерпретация. По образномувыражению С.С.Аверинцева, "интерпретатор стоит как толмач и переводчик вприсутствии древнего автора и своего современника, в ситуации человеческогообщения с тем и другим. Он вглядывается сквозь века в лицо древнего автора...Он смотрит в лицо своему современнику, встречается с ним глазами и берет насебя долг ответить по существу и без уверток: что же "на самом деле" означают ик чему сказаны слова древнего автора, окликающие нас из другой эпохи, издругого мира" [2].

Дилетанты, обращаясь к древнегреческимтрагедиям и полагая в простоте душевной, что древние греки думали и чувствовалив точности, как мы, свободно рассуждают о муках совести, "трагической вине"царя Эдипа и т.д. Специалист знает, что так делать нельзя, что древние отвечалине на наши, а на своивопросы, ключ к которым он ищет в скрупулезном анализе текстов, этимологии исемантике терминов. Это действительно важно. Например, когда древнегреческийпоэт Архилох (VII в. до н. э.) писал: "Сердце, сердце! Грозным строем всталибеды пред тобой, ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!" [3], тоэтот внутренний диалог не был чисто психологическим, но имел физическийконтекст: "сердце" и "дух" считались в то время самостоятельными живымисуществами, с которыми можно было разговаривать не в переносном смысле, абуквально.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.