WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |

В процессе развития личностиличностно-значимые черты сначала появляются в описаниях других людей и толькопотом – всамоописаниях. В то же время люди невольно приписывают другим собственныечерты, считая свои поведенческие реакции, мнения и даже телесные свойства болеераспространенными, "нормальными" и правильными, нежели те, которые от нихотличаются. Не случайно другие часто кажутся нам более похожими на нас, чеместь на самом деле. Низкорослый человек считает свой рост средним и так женазывает других того же роста; добрый человек считает, что люди в большинстведобрые, а лживый – чтовсе врут и только притворяются честными. Поэтому приписывание каких-то свойствдругим нередко оборачивается невольным саморазоблачением.

Рефлексивное "Я" активно участвует впереработке информации не только о себе, но и о других людях, играя рольподразумеваемого, хотя большей частью неосознаваемого, эталона сравнения.

Принцип самоатрибуции уходит своимитеоретическими корнями в радикальный бихевиоризм Б.Ф.Скиннера и теориюсамовосприятия Д.Бема, согласно которой индивид черпает информацию о своихэмоциях, установках и убеждениях из трех главных источников: из восприятиясвоих внутренних состояний, наблюдения своего открытого поведения иобстоятельств, в которых это поведение происходит. Чем слабее, противоречивееили непонятнее внутренние сигналы, тем больше человек опирается в своихсуждениях о себе на наблюдаемые им факты своего внешнего поведения и егоусловия, то есть судит о себе по своим поступкам. Иными словами, не толькоповедение человека в определенной ситуации зависит от того, как он воспринимаетэту ситуацию, но и восприятие, оценка ситуации (и себя в ней) связаны с тем,как он в ней себя ведет [4].

Действительно ли человек судит о своихэмоциональных состояниях и чувствах по внешним, "поведенческим" признакам(смеюсь, –следовательно, мне весело) – вопрос спорный. Но концепция Бема – только частный случай общейтеории атрибуции. Заключение о внутренних, диспозиционных свойствах на основеобъективных, поведенческих показателей широко представлено в самосознании,особенно при оценке (осознании) способностей, компетентности и других качеств,о которых обычно судят по поведению или его результатам. Например, учебное "Я"школьника, его представление о себе как об ученике – результат не только усвоенияоценок значимых других (учителей, одноклассников) и социального сравнения, но исамоатрибуцин на основе объективных результатов своей деятельности. Причем посвоим успехам или неудачам в определенной деятельности индивид судит не толькоо своей подготовленности и компетентности, но и о своих способностях к даннойдеятельности.

Как и социальное сравнение, самоатрибуция ввысшей степени селективна и в отборе причинных факторов, и в их интерпретации,и в неодинаковом к ним внимании, и в отборе терминов для их описания.

В многочисленных экспериментах, когдаиспытуемым предлагалось объяснить свои удачи или неудачи в решении определенныхзадач, выявились четыре психологические стратегии. Первая – склонность приписать свою неудачубезличным и неконтролируемым силам, например невезенью; те же, кто правильнорешил задачу, напротив, склонны приписывать это собственным заслугам. Вторая– ссылки наобъективную сложность задачи, недостаток информации, времени и т.д. Третья– стремление приписатьнеудачу отсутствию или слабости мотивации ("Я мог бы это сделать, но неособенно старался"). Четвертая – умаление ценности успеха ("Не все ли равно, умею я это делать илинет"). Во всех этих случаях причина неудачи выносится за пределы собственного"Я", тогда как удача чаще приписывается себе.

Селективная интерпретация фактов выражаетсяв том, что индивид может, например, оспаривать объективность школьных отметок,основывая самооценку своих учебных качеств не на них, а на своих успехах внаучном кружке, признании товарищей и т.д. Ту же функцию выполняет эго-защитныймеханизм рационализации, побуждающий личность находить такие причины и мотивы,в свете которых собственное поведение предстает в более благоприятном виде.Избирательное отношение к фактам позволяет не обращать внимания нанежелательную информацию, а выбор терминологии – придавать им приемлемуюэмоциональную окраску: не скупой, а бережливый, не безрассудный, а смелый, нетрусливый, а осторожный.

Хотя интериоризация внешних оценок,социальное сравнение и самоатрибуция – психологически разные процессы,они взаимосвязаны и часто переходят друг в друга на основе принципа смысловойинтеграции "образа Я". Сходное по своей сути с принципом "психологическойцентральности" М.Розенберга, согласно которому значение любого компонента"самости" зависит от его места в ее структуре (является он центральной илипериферийной, главной или второстепенной, важной или неважной его частью),понятие смысловой интеграции – более емкое – подчеркивает не только системность, целостность "образа Я", но иего ценностно-смысловой характер, неразрывную связь когнитивных аспектов "самости" (что, насколькои благодаря чему осознается) с мотивационными [5].

Разная субъективная значимость отдельныхаспектов "Я" позволяет людям гармонизировать свои социальные и личныепритязания, находить оптимальные – не "вообще", а для себя – направления самореализации,компенсировать слабости достоинствами, признавать сильные стороны других не вущерб собственному "Я", ибо каждый из нас в чем-то превосходит, а в чем-тоуступает другим. Именно дифференцированно-избирательная система личныхценностей и самооценок позволяет большинству людей сохранять высокоесамоуважение, независимо от своих жизненных поражений и неудач. Возможностьизменения "образа Я" и степень его постоянства также зависят от того, насколькозначимы для индивида подразумеваемые качества: более важные, центральные ролиили свойства, естественно, изменяются труднее и предполагают большее личностноепостоянство.

Таким образом, рефлексивное "Я" – это своего рода познавательнаясхема, опосредствующая обмен информацией между индивидом и средой. Какую жероль в этом процессе играет собственно самопознание, то есть отражение всознании субъекта его собственных свойств и качеств

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



Самопознание илисамообман

Я знаю все, но только несебя.

Ф.Вийон

Наивная житейская психология нередко сводитпроблему самоосознания к тому, может ли человек более или менее адекватнопознать самого себя, являются ли его самооценки и самоописания истинными,отражающими его объективные свойства, правильно ли он представляет себеотношение к нему окружающих людей, адекватно ли оценивает свою подготовленностьк решению той или иной задачи.

При всей правомерности подобных вопросовсамоосознание не сводится к ним. Рефлексивное и рефлексирующее "Я" никогда несовпадают полностью. Прежде чем спрашивать, может ли человек объективно познатьсебя, следует спросить, от чего зависит его потребность в такой информации

Всякая саморегулирующаяся система нуждаетсяв информации как о внешней среде, так и о своем собственном состоянии, и этаинформация должна быть истинной. Однако переработка и хранение информации всознании предполагает не просто ее кодирование и сохранение в памяти, но иопределенную систему контроля, воплощенную в последовательной системеинструкций, согласно которым эта информация отбирается, скрывается или служитпрактическим руководством к действию [6]. Инструкции же эти определяютсябиологической и социальнойцелесообразностью, тем, насколько осознание даннойинформации способствует сохранению "самости".

Самоосознание как внутренний диалог человекас самим собой неразрывно связано с его практической деятельностью, предполагаетвзаимодействие с внешним миром. Чем активнее информационный обмен междуиндивидом и средой, тем меньше у него оснований задумываться о самом себе,делать себя объектом исследования; слабо выражена в этом случае иавтокоммуникация. Но стоит только прервать связь индивида с внешним миром,поместив его в условия изоляции, как эти внутренние процессы активизируются.

Убедительны в этом отношении опыты всурдокамере, проведенные О.Н.Кузнецовым и В.И.Лебедевым [7] Лишенный реальногообщения, человек "выделяет" партнера из своего собственного сознания.Появляется спонтанная речевая активность, вместо привычной внутренней речи онначинает вслух разговаривать сам с собой, задавая себе вопросы и отвечая наних. Хотя у психически устойчивого человека сознание собственной идентичностипри этом не теряется, у него появляется зародыш синдрома психическогоавтоматизма: собственные мысли и переживания воспринимаются как навязанные,пришедшие извне, ему слышатся таинственные голоса. Так, один из испытуемыхсообщил, что на десятые сутки ему стало казаться, что в камере, позади егокресла, кто-то стоит, хотя у него не было никаких зрительных или слуховыхощущений и он твердо знал, что в камере никого, кроме него, нет.

В опытах О.Н.Кузнецова и В.И.Лебедеваподобные явления вызывались искусственно, посредством манипулированияситуацией, в которой находился субъект. Тот же самый эффект дают некоторыепсихические заболевания, так называемые личностные расстройства – синдром отчуждения, дереализация,деперсонализация, раздвоение личности. Применительно к нашей теме интереспредставляет не психиатрическая природа этих явлений, а логика перехода от нормы к патологии.

Нормальная жизнедеятельность личностипредполагает не просто обмен информацией со средой, но и установление с нейкаких-то эмоционально значимых отношений. В условиях стресса положениеменяется: конфликтная ситуация, которую индивид не в силах разрешить, вызываету него отрицательные эмоции огромной силы, угрожающие его психике и самомусуществованию. Чтобы выйти из стресса, он должен разорвать связь своего "Я" итравмирующей среды или хотя бы сделать ее менее значимой. В повседневной жизниэтому служит механизм "остранения". Термин этот, введенный В.Б.Шкловским и широко применявшийсяБ.Брехтом, означает разрыв привычных связей, в результате которого знакомоеявление кажется странным, непривычным, требующим объяснения. "Чтобы мужчинаувидел в своей матери жену некоего мужчины, необходимо "остранение", оно,например, наступает тогда, когда появляется отчим. Когда ученик видит, что егоучителя притесняет судебный исполнитель, возникает "остранение", учитель вырваниз привычной связи, где он кажется "большим", и теперь ученик видит его вдругих обстоятельствах, где он кажется "маленьким" [8].

Будучи необходимой предпосылкой познания,"остранение" вместе с тем создает между субъектом и объектом психологическуюдистанцию, которая легко перерастает в отчуждение, когда объект воспринимаетсяуже не только как странный и удивительный, но и как имманентно чуждый,посторонний или эмоционально незначимый [9]. Психиатрический синдром отчуждениякак раз и описывает чувство утраты эмоциональной связи со знакомыми местами,лицами, ситуациями и переживаниями, которые как бы отодвигаются, становятсячужими и бессмысленными для индивида, хотя он и осознает их физическуюреальность.

Отчуждение как средство сделать эмоциональнонезначимым травмирующее отношение может быть направлено как на среду, так и на"Я". В первом случае (дереализация) чуждым, ненастоящим представляется внешний мир. Страдающие этимлюди жалуются: "Я все воспринимаю не так, как раньше; как будто между мной имиром стоит какая-то преграда, и я не могу слиться с ним; я все вижу и понимаю,но чувствую не так, как раньше чувствовал и переживал, точно утерял какое-тотонкое чувство". "Внешний вид предмета как-то отделяется от реального егосмысла, назначения этой вещи в жизни". "Такое впечатление, что все вещи иявления потеряли свойственный им какой-то внутренний смысл, а я бесчувственносозерцаю только присущую им мертвую оболочку, форму".

Во втором случае (деперсонализация) имеет местосамоотчуждение: собственное "Я" выглядит странным и чуждым, утрачиваетсяощущение реальности собственного тела, которое воспринимается просто каквнешний объект, теряет смысл любая деятельность, появляется апатия,притупляются эмоции: "Если я иду в клуб, то надо быть веселым, и я делаю вид,что я веселый, но в душе у меня пусто, нет переживаний"; "Я – только реакция на других, у менянет собственной индивидуальности"; "Жизнь потеряла для меня всякую красочность.Моя личность как будто одна форма без всякого содержания" [10].

Дереализация и деперсонализациядезорганизуют эмоциональные аспекты самосознания, но не нарушают когнитивнойотчетливости "образа Я". Синдром психическогоавтоматизма Кандинского-Клерамбо, часто наблюдаемыйпри шизофрении, влечет за собой более глубокие психические нарушения:собственные ощущения, восприятия, движения, потребности, влечения начинаютвосприниматься больным как чуждые, исходящие от посторонней силы. Вследствиеэтого больные нередко утрачивают чувство "Я", а их интимный внутренний мирстановится словно бы всем известным, "открытым", проницаемым.

Наконец, полный разрыв внутренней и внешнейкоммуникации означает раздвоение личности илимножественность "Я" (в психиатрической литературеописано несколько сот таких случаев). Главная черта этого заболевания– появление всамосознании двойника, скоторым личность не может установить значимых отношений. Хотя больной частоговорит со своим двойником и никогда не может даже разграничить себя от него,между ними нет взаимопонимания. Очень часто двойник воплощает как раз то, чточуждо "сознательному Я" больного, к чему он относится со страхом и отвращением,против чего протестует все его существо.

Как и синдром отчуждения, раздвоениеличности имеет разные формы. В одних случаях (так называемая "чередующаясяличность") в индивиде как бы сосуществуют два автономных "Я", поочереднозахватывающие господство над ним на срок от нескольких часов до нескольких лет.Пока господствует первое "Я", индивид не сознает существования второго; все,что он делал в период преобладания своего другого "Я", забыто, вытеснено изсознания. Оба "Я" резко отличаются друг от друга: первоначальное обычнозастенчиво, робко, заторможено и мнительно, тогда как второе, впервыепоявляющееся в какой-то критический момент жизни индивида, отличается большейрешительностью, общительностью и свободой. О жизни первого "Я" второе ничего незнает. В других случаях первоначальное "Я" кажется более зрелым, но существенноотставшим в эмоциональном развитии. Дополнительные "Я", появляющиеся иногда входе психотерапии, обычно "знают" о существовании первого и могуткомментировать его поведение и чувства, тогда как первоначальное "Я" неосознает своих двойников и не помнит событий, совершенных в период, когдапсихика контролировалась одним из них.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.