WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |

Жизнь отдельной личности, как и историячеловечества, есть, с одной стороны, естественноисторический, закономерныйпроцесс, а с другой –уникальная, единственная в своем роде, драма, каждая сцена которой – результат сцепления множестваиндивидуально неповторимых характеров и обстоятельств. Всякая жизненнаяситуация конкретна, многокомпонентна и изменчива, а слово "событие" обозначаетоднократное происшествие. Недаром логико-методологическая спецификаисторической науки связана именно с проблемой объяснения событий, а не законов или тенденцийразвития.

Разумеется, жизненные (биографические)события, как и исторические, поддаются классификации и могут быть описаны впроцессуальных или структурных терминах [12].

В зависимости от того, к какой сфере жизниони относятся, говорят о физических, биологических, социальных ипсихологических событиях. В зависимости от того, происходят ли они вокругиндивида, с ним самим или внутри него, различают внешние (средовые),поведенческие (поступки) и внутренние (духовные) события. События, происходящиев собственной жизни индивида, называют индивидуальными, а те, в которых онвыступает как объект исторических обстоятельств, – социокультурными. По степени ихмассовости, повторяемости и предсказуемости различают обычные (нормативные) ислучайные (исключительные) события.

Кроме общей типологизации жизненных событийученые выделяют их структурные свойства:

Время совершениясобытия – насколькооно соответствует нормативным социальным ожиданиям и является своевременным илинесвоевременным для данного отрезка жизненного пути. Первый брак в 16 летсегодня кажется преждевременным, в 18 – ранним, в 40 – поздним,

Длительностьсобытия, которое может быть растянутым во времени (половое созревание,приобретение профессии, становление гражданственности) или почти одномоментным,дискретным происшествием (авиационная катастрофа).

Последовательность– место данногособытия в ряду других жизненных событий. Трудовая жизнь может начинаться послезавершения общего образования, параллельно ему или раньше; интимная близость водних случаях следует за вступлением в брак, в других предшествует ему. Не знаяреальной и нормативно-ожидаемой последовательности жизненных событий,невозможно понять структуру жизненного пути, а следовательно, и особенностиконкретной биографии.

Когортные особенности – каковытипичные структурные свойства (длительность, последовательность) и т.д.жизненных событий у представителей данного поколения, в отличие от других.

Контекстуальная чистота события –насколько тесно и как именно оно связано с другими жизненными событиями.Большинство жизненных событий не являются "чистыми" и не допускают одноплановыхобъяснений. Так, подростки начинают влюбляться не столько в соответствии сбиологическим половым созреванием, сколько под влиянием нормативных установоксверстников и окружающих.

Вероятность осуществления события, его статистическая типичность – происходит ли нечто подобное совсеми, с некоторыми или только с отдельными людьми. Это зависит не только отобычности или исключительности события, но и от особенностей данного индивида,его профессии, групповой принадлежности и т.п. (профессиональные ученые делаютнаучные открытия неизмеримо чаще, нежели самоучки).

Оценивая степень "судьбоносности" разныхжизненных событий, их влияние на личность, обыденное сознание склонно обращатьвнимание прежде всего на яркость, драматизм события, его хронологическуюблизость к моменту предполагаемого изменения личности, крупномасштабность(слово "событие" подразумевает нечто значительное, из ряда вон выходящее) иотносительное единство, благодаря которому оно выглядит однократным. Однакоглубокие личностные изменения не всегда порождаются наиболее яркими,драматическими и недавними событиями, Очень часто они результат накоплениямножества мелких событий в течение определенного времени, причем существуетпотенциальный эффект кумулятивного взаимодействия разных типов жизненныхсобытий. Например, для понимания сдвигов в "образе Я" подростка нужно учитыватьне только изменения в его телесном облике и психогормональные процессы, но итакое, казалось бы, внешнее событие, как переход в новую школу, вызывающеенеобходимость адаптации к новому коллективу, потребность увидеть себя глазаминовых товарищей.

"Событийный" подход к формированию личностивидит в ней не завершенную и замкнутую в себе систему элементов ипоследовательность стадий развития, а живую историю, драму обновления, достижения ипреодоления.

Реконструируя течение собственной жизни, мыпериодизируем его не по безличным психофизиологическим циклам и социальнымпереходам, а по критическим ситуациям, возникающим в точках пересечения"внешнего" и "внутреннего" планов бытия, нарушающих его размеренное течение ипереживаемых как стрессы, фрустрации, конфликты и кризисы. Но так обстоит делоу всех людей. Обобщить все это призван помочь биографический метод.

Это понятие многогранно. В историческойнауке XIX в. "биографической историей" называли самый примитивныйнетеоретический вид исторического повествования, сводивший сущностьисторического процесса к биографическим особенностям его участников. Всоциологии первой четверти XX в. биографический метод, то есть изучение личныхдокументов (переписки, дневников и т.д.), использовался для прояснениясубъективной стороны социальных процессов, того смысла, который придавали этимпроцессам их участники (У.Томас, Ф.Знанецкий). В психологии 20-х годовбиографический метод превратился в дневниковый: главным источникомреконструкции жизненного мира личности стали дневники и автобиографии(Ш.Бюлер). В психиатрии "история жизни" сливается с клиническим исследованием,нацеленным на обнаружение источника заболевания, исходной "психической травмы".

Хотя биография как распространенныйпознавательный вид (жанр) истории литературы, искусства, политики и науки неотличалась теоретичностью, в начале XX в. в ней оформляются два отчетливыхполюса – герменевтика и психоанализ.

Герменевтика как метод историческогопонимания, интерпретации и расшифровки скрытого внутреннего смысла человеческойдеятельности и ее продуктов считала биографию высшей и самой поучительнойформой гуманитарного исследования. Но В.Дильтей и Г.Миш практически сводятбиографию к расширительно трактуемой автобиографии, истории духовногостановления субъекта, рассматриваемой с его собственной точки зрения. Добиваясьмаксимальной идентификации со своим героем, глядя на мир его глазами,биограф-герменевтик старался избегать какой бы то ни было критики его действий,взгляда со стороны. При этом дело "выглядит так, как если бы задачасамореализации, совпадения с самим собой, во все времена и эпохи былаосновным содержаниемчеловеческой жизни, а конкретно-исторические усилия людей – всего лишь формой, в которой это содержаниеосознавалось и выполнялось". В результате герои разных биографий оказываютсяпохожими друг на друга. "Жизнеописания, каждое изкоторых акцентирует тему движения к себе самому,в совокупности создаюткартину каких – тоничейных, безличных, из века в век повторяющихся мытарств" [13].

Нечто похожее происходит и в психоанализе,хотя его исходные посылки противоположны герменевтическим. "Если вгерменевтике, – пишетЭ.Ю.Соловьев, –отношение к чужому самоистолкованию определяется презумпцией благоговения, то впсихоанализе –презумпцией подозрительности. В искренних исповедях он видит не истину, исключающую всякуюкритику, а как раз высшую форму самообмана, такую степень развития "иллюзий насвой собственный счет", когда пациент уже не может выпутаться из них, но именнопоэтому позволяет врачу распознать вытесненные психологические энергии, силы,комплексы, травмы. Типы и виды чужеродных психических сил психоаналитик всегдауже знает заранее. Проводимая им расшифровка исповедального материала носитпоэтому характер сведения индивидуального к общераспространенному, странного– к известному,уникального – ктипологическому" [14]. Бесконечное многообразие исторических индивидуальностейвтискивается в таблицу, где по горизонтали проставлены психические травмы ианомалии, а по вертикали – типичные способы реакции на них.

Эти недостатки в сочетании с трудностяминаучной интерпретации интроспективных данных и ненадежностью ретроспективныхотчетов сделали "биографический метод" по меньшей мере неубедительным в глазахобществоведов и психологов.

Сейчас положение изменилось. Биография нетолько является одним из любимейших жанров массовой литературы, но и занялапрочное место во всех науках о человеке и обществе. Во-первых, когортный анализи историческая социология жизненного пути позволяют выяснить типичную структуруи последовательность этапов развития и социальных переходов не "человекавообще", а "личности в определенном обществе, современника определенной эпохи исверстника определенногопоколения" [15]. Во-вторых, изучение индивидуального развития на протяжениивсей жизни человека позволяет глубже понять механизм внутриличностноговзаимодействия психических структур и индивидуально-типологические вариантыпроцесса развития. В-третьих, в самой биографической литературе крепнетпонимание того, что индивидуальность личного становления может быть раскрыталишь в связи с конкретной социальной и культурной ситуацией, ибо "только поотношению к последней описываемая жизнь приобретает значение истории, особойсмысло-временной целостности, к которой применимы понятия уникальности,событийности, развития, самоосуществления" [16].

Естественноисторический процесс и драма нетеряют в результате этого своих различий, а индивидуальная биография несливается ни с социологией жизненного пути, ни с психологией развития, ноосознается их взаимозависимость и дополнительность по отношению друг к другу.

Говорят, что предметом биографии является непросто жизнеописание, а судьба. Понятие судьбы в метафизическом смысле обозначает неразумную инепостижимую предопределенность человеческой жизни. Но судьба трактуетсянередко и как внутренняя определенность индивидуального бытия, которому самчеловек придает направление и смысл. В первом случае подчеркивается несвободавнешней детерминации, во втором – окончательность, необратимость собственного выбора.

Психофизиологическая индивидуальностьличности и особенности общества, в котором она живет, не зависят от ее воли иставят определенные границы ее жизнедеятельности. В гитлеровской ГерманииА.Эйнштейн не смог бы стать великим физиком: и он сам, и стиль еготеоретического мышления были "несозвучны эпохе". Но в пределах этой двойнойпсихофизиологической и социальной – детерминации индивид имеет возможность выбора. Человеческая жизнь– не спонтанноесаморазвитие, а длинный ряд следующих друг за другом встреч, событий и решений,которые в момент своего осуществления зависят от нашей воли и лишь затем,благодаря своим последствиям и ретроспективному осмыслению, обретают характернеобходимости и воспринимаются как таковые.

Биографическое исследование кажетсявышколенному естественнонаучному интеллекту сомнительным. Биограф интересуетсяне общим, а индивидуальным: вместо того чтобы высчитывать статистическиекорреляции, он погружается в изучение личных документов, смысл которых всегдапроблематичен, пытается понять скрытые мотивы давно умерших людей и постоянновынужден прибегать к статистически ненадежному ретроспективному анализу. Но этиупреки можно отнести ко всякому историческому познанию. Биографический жанр,где объяснение соседствует с пониманием, не случайно называютнаучно-художественным. Советский литературовед Б.И.Бурсов даже назвал свойфундаментальный труд о Ф.М.Достоевском "роман-исследование".

Методологическая специфика биографии состоитименно в том, что, в отличие от экспериментально-психологического исследования,она прослеживает развитие не объекта и его свойств, а самосознательногосубъекта, личности. Биографаинтересует не только что ипо каким причинам сталось сего героем, но и что иради чего он сделал из себя.И хотя из этой "повести" невозможно вывести закона, обязательного для другихжизней, она дает поучительный пример: так можно или так бывает.

Б.Пастернак писал, что жизнь поэта– не в фактах егобиографии, а в его творчестве. "Ее нельзя найти под его именем и надо искатьпод чужим, в биографическом столбце его последователей... Областьподсознательного у гения не поддается обмеру. Ее составляет все, что творится сего читателями и чего он не знает" [17]. В какой-то степени это верно иотносительно любого человека, который, сам того не ведая, накладывает свой,большой или малый, отпечаток на многих других людей.

Отсюда и методологическая сложность изученияжизненного пути личности.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



Глававторая

ДОРОГА ДЛИНОЮ ВЖИЗНЬ



У истоковсамосознания

Хотелось бы мне знать, может ли кто-нибудь
определить точно тот момент своего
существования, когда в первый раз
возникло в нем отчетливое представление
о своем собственном я, первый проблеск
сознательной жизни. Когда я начинаю
перебирать и классифицировать
моипервые воспоминания... эти воспоминания
постояннокак бы раздвигаются передо мною.

С.Ковалевская

Как меняется с возрастом наше самосознаниеХотя этой теме посвящено множество исследований, реальные научные знания обэтом весьма скудны. Причин тому немало.

Прежде всего, многомерность жизненного путиделает принципиально невозможной содержательную психологическую модельразвития рефлексивного "Я". Психология развития может лишь проследитьгенетическую последовательность формирования и взаимосвязь основныхпредпосылок и компонентов "самости", а также с помощьюсоциологии определить, какие типичные вопросы осебе возникают у среднестатистического индивидаданного общества на той или иной стадии его жизненного пути. Кроме того,психологические исследования самосознания крайне неравномерно распределены повозрастам (о детстве и юности работ много, а о зрелом возрасте их почти нет), ктому же и психологические теории, и экспериментальные исследования возрастныхпроцессов самосознания рассогласованы тематически. Применительно к маленькимдетям в центре внимания психологов находится логика самоописаний, возникновениечувства "самости" и формирование половой идентичности; самосознание подросткови юношей изучают главным образом под углом зрения эмоций и эго-идентичности,взрослых – в планеразвития личной автономии и самореализации, а стариков – сквозь призму изменениявозрастных стереотипов и чувства психического благополучия. Состыковать этиподходы зачастую невозможно.

Препятствием на пути широких обобщенийявляется и отмеченная выше множественность типов и форм индивидуальногоразвития.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.