WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 47 |

Согласно Ясперсу, в наивном наличном бытиичеловек действует, мыслит и верит, "как все". Однако, поворачиваясь от миравещей к самому себе, он воспринимает свои мотивы и чувства прежде всего с точкизрения того, сохраняется ли в них его чистота и подлинность. А поскольку любыеобъективации "Я" могут быть только частичными, личность может определить себялишь отрицательно: "Я" не вмоем теле, не в моихдостижениях, не в моихчаяниях и т.д.

По Хайдеггеру, "Я" – нечто, что "высказывается" в нас,оставаясь в то же время постоянно неизреченным и невысказанным. По Сартру, "Я"(ego) – не реальный субъект, а некотораяспроектированная в мир спонтанная возможность сознания [23].

Французский психоаналитик Ж.Лакан считает,что субъект не обладает автономным существованием и проявляет себя только винтерсубъективном диалоге с другим, причем смысл того, что говорится, зависитстолько же от говорящего, сколько от слушателя.

Такое радикальное упразднение онтологическойреальности "Я" с точки зрения обыденного сознания выглядит парадоксом. Однакопопробуем взглянуть на проблему в ином ракурсе, например с точки зренияавторства литературных текстов [24]. Мы привыкли думать, что автор любоготекста – "реальноелицо", которое онтологически предшествует своему творению. Но всегда ли можноопределить индивидуальное авторство Разве история науки не пестрит спорами оприоритете, об авторстве идей и открытий Дело не только в коллективноститворчества и одновременном открытии разными людьми одних и тех же явлений. Кто,например, автор "Воли к власти" Общеизвестно, что это сочинение Фр.Ницше.Известно, однако, и то, что рукопись философа была в ходе ее подготовки кизданию фальсифицирована его сестрой. Не значит ли это, что и репутация Ницше,основанная на этой книге, не вполне заслуженна Однако "отменить" то, что ужестало фактом общественного сознания, невозможно. "Философ Ницше" в некоторомсмысле продукт книги, которую человек Ницше сочинил лишь частично.Следовательно, тезис, что человек-творец "предшествует" своему творению исуществует независимо от него, должен восприниматься с известными оговорками.

Идея монолитного субстанциального "Я",которому должно соответствовать такое же единое, цельное и непротиворечивоесамосознание, подвергается сомнению не только в теоретическом, но и в обыденномсознании.

Первыми столкнулись с этим психиатры,обнаружившие не просто рост числа так называемых "личностных расстройств", но ирадикальное изменение их симптоматики, распространение таких синдромов, каккризис идентичности, "диффузное Я" и деперсонализация.

Пациенты, с которыми имел дело в начале XXв. З.Фрейд, страдали главным образом от противоречий между усвоенными имиморальными запретами и нормами и собственными инстинктивными влечениями.Современный невротик, по свидетельству Э.Эриксона, напротив, ищет ответа навопрос, во что он должен верить и кем он должен или мог бы стать [25].Расщепленный на множество недостаточно интегрированных и кажущихся одинакововнешними ролей, буржуазный индивид испытывает острый дефицит устойчивости,тепла и интимности и не знает, в чем его подлинное "Я".

Американские социологические типологииличности 50-60-х годов ("человек организации" У. Уайта, "одномерный человек" Г.Маркузе и т.п.) рассматривали это явление с отрицательной стороны, подчеркиваяутрату личностной автономии, рост конформизма, ориентации не на внутренние, ана внешние ценности, идентификации с группой и устойчивыми социальнымиструктурами. Особенно знаменательна в этом плане книга Д.Рисмена "Одинокаятолпа". Рисмен утверждал, что в XIX в. преобладающим типом социальногохарактера в США была личность, "ориентируемая изнутри" (inner-directed). Содержанием еестремлений могли быть и жажда обогащения, и желание сделать карьеру, ирелигиозный аскетизм, но она характеризовалась устойчивостью жизненныхориентаций и целеустремленностью. В современной Америке, по Рисмену,преобладает другой тип человека – личность, "ориентирующаяся на других" (other-directed), которая не имеетустойчивых жизненных целей и идеалов, стремится, прежде всего, к "гармонии" сокружающими и старается любой ценой быть похожей на других. Этотчеловек-конформист настолько поддается внешним влияниям, что не толькоокружающие, но и сам он не знает, в чем же в конце концов состоит его подлинное"Я". Если психологический механизм личности, "ориентируемой изнутри", можносравнить с гироскопом, то личность, "ориентирующаяся на других", как бы имеетвнутри радар, чутко реагирующий на любые внешние сигналы.

Хотя большинство американских социологовотносилось в то время к конформизму и "одномерности" без особой симпатии, онисклонны были признать эти тенденции неизбежными. Внутренние противоречия,множественность образов "Я" и неуверенность в своей идентичности, как правило,оценивались отрицательно, в них видели знак социального отчуждения, симптомнервного расстройства или то и другое вместе. В конце 60-х годов ситуацияменяется. У идеологов молодежного и студенческого движения "оформляетсяориентация личности на абсолютно свободное проявление индивидуальногоспонтанного стихийного импульса, непосредственного чувствования, противостоящихвсякому институционализированному, рационально организованному действию" [26].В результате то, что вчера считалось нездоровым, стало казаться зародышем новойсвободы.

Широкую популярность приобрел образ"человека-Протея", нарисованный американским востоковедом и психиатромР.Д.Лифтоном. Традиционное чувство стабильности и неизменности "Я", по мнениюЛифтона, основывалось на относительной устойчивости социальной структуры и техсимволов, в которых индивид осмысливал свое бытие. В конце 60-х годов положениерадикально изменилось. С одной стороны, усилилось чувство исторической илипсихоисторической разобщенности, разрыва преемственности с традиционнымиустоями и ценностями. С другой стороны, появилось множество новых культурныхсимволов, которые с помощью средств массовой коммуникации легко преодолеваютнациональные границы, позволяя каждому индивиду ощущать связь не только сосвоими ближними, по и со всем остальным человечеством. В этих условиях индивидуже не может чувствовать себя автономной, замкнутой монадой. Ему гораздо ближеобраз древнегреческого божества Протея, который постоянно менял обличье,становясь то медведем, то львом, то драконом, то огнем, то водой, а свойестественный облик сонливого старичка мог сохранять, только будучи схвачен изакован. Протеевский стиль жизни – бесконечный ряд экспериментов и новаций, каждый из которых можетбыть легко оставлен ради новых психологических поисков.

Эта модель сильно похожа на то, чтоЭ.Эриксон назвал "диффузной" или "беспорядочной идентичностью" и частосочетается с функциональными нарушениями психики. Однако "сам по себепротеевский стиль отнюдь не патологичен и является, по всей вероятности, вполнеадаптивным для нашего времени, распространяясь на все стороны человеческогоопыта" [27], подчеркивал Лифтон. Именно акцент на адаптивных, а не нанегативных функциях "протеевского стиля" отличает его концепцию от взглядовнеоромантических критиков "постиндустриального общества".

Американский философ Дж.Огильви в книге сполемическим названием "Многомерный человек" (в противовес "одномерномучеловеку" Маркузе) поддерживает идею о "протеевской" множественности "Я", ноуказывает, что представление о нескольких сменяющих друг друга "самостях""свидетельствует о привязанности к традиционному понятию идентичности, согласнокоторому в каждый данный момент времени индивиддолжен иметь только одно "Я" [28]. По мнению Огильви,нужно идти дальше и признать не только необходимость смены идентичностей, но ипостоянную многомерность идецентрализацию "самости",которой соответствует социально-политический плюрализм и религиозный политеизм.

Переориентация с "закрытого" и стабильного"Я" на "открытое" и текучее тесно связана с влиянием восточныхрелигиозно-философских канонов (дзэн-буддизм, йога, тибетский буддизм, ученияГюрджиева и Кришнамурти, веданта, суфизм, различные формы "гуманистическогомистицизма"). Но дело не только во влияниях и заимствованиях.

Американский социолог Р.Тэрнер пытался спомощью "теста из 20 предложений" [29] выяснить, по каким признакамамериканские студенты отличают свое "подлинное Я" от "неподлинного" иассоциируют ли они их преимущественно со стабильными социальными институтами иролями ("институциональное Я", определяемое через принадлежность к каким-тосоциальным группам, общественное положение и статус) или с изменчивымисубъективными чувствами и желаниями ("импульсивное Я", определяемое в терминахэмоциональных переживаний и стремлений). Из обследованных 1269 студентов 369(28,9%) описывали и свое "подлинное" и "неподлинное" "Я" преимущественно винституциональных терминах, не ощущая конфликта между нормативными требованиямии субъективной реальностью, 310 человек (24,4%) в обоих измерениях выдвигали напервый план импульсивные характеристики, 134 человека (10,6%) описывали"подлинное Я" в институциональных, а "неподлинное" – в импульсивных терминах. Самаябольшая группа – 458человек (36,1%) видела свое "подлинное Я" импульсивным, а "неподлинное"– институциональным[30]. Иными словами, собственный внутренний мир и его эмоциональное выражениедля них важнее, чем социальная принадлежность и соответствие нормативнымстандартам общества.

Эта установка связана с определеннымимакросоциальными процессами.

Американский социолог Луис А.Зурхер-младший[31]. считает, что изменениям социальной структуры, характерным для"постиндустриального общества", в сфере индивидуального самосознаниясоответствует постепенная переориентация со стабильного "Я", где "самость"воспринимается как объект, на изменчивое "Я", понимаемое как процесс. Исходя изанализа эмпирических данных, полученных с помощью "теста из 20 предложений",Зурхер различает четыре главных типа, или модуса, "Я": физический, социальный,рефлексивный и океанический.

Модус А("физическое Я") –жесткое, центростремительное, обращенное внутрь и замкнутое в себе "микро-Я",основанное на телесных свойствах и самоощущениях. Лица, принадлежащие к этомумодусу, описывают себя преимущественно в физических терминах, подчеркивая такиесвойства, как пол, возраст, рост и т.д.

Модус В("социальное Я") также фиксирует внимание на объективных свойствах, но нефизических, а социальных. Его носители описывают себя в терминах своихсоциальных статусов, ролей, групповых принадлежностей и т.п. Этот модусстабилен, относительно статичен и мыслится как совокупность и некоторый синтезсоциальных ролей.

Модус С("рефлексивное Я") переносит центр тяжести на субъективные свойства, вкусы идиспозиции, относительно независимые от конкретных социальных ситуаций (типа "Ясчастливый человек" или "Я люблю хорошую музыку"). Он отличается текучестью ине зависит от "внешних" социальных ролей, каждая из которых постояннооценивается личностью, стоящей как бы рядом с ними.

Модус D("океаническое Я") является расширяющимся центробежным, это обращенное вовне"макро-Я", основанное на универсальных ценностях, абстрактных идеях,трансцендентных процессах или духовно-мистическом откровении. Поэтому оно иназывается "океаническим". Представители этого модуса описывают себя наиболееабстрактно, в суждениях, вообще не подразумевающих какой-либо жесткойдетерминации ("Я –живое существо" или "Я – песчинка на берегу времени").

Именно "океанический" тип, полагает Зурхер,лучше всего отвечает потребностям современного развития. По мнению Зурхера, входе индивидуального развития самосознание проходит все четыре модуса: сначалаформируется модус А, потом В, затем С и, наконец, Д. Но их соотношение у разныхиндивидов различно. Зурхер предполагает, что это связано также с историческойэволюцией общества. На ранних стадиях общественного развития, когда люди ведутсуровую борьбу с природой за выживание, должен был преобладать модус А. По мереусложнения социальной структуры и разделения труда на первый план выступаетмодус В, который в дальнейшем, по мере ускорения темпов развития и усложненияжизни общества, уступает место модусу С. В современных условиях стремительногонаучно-технического прогресса и культурного обновления наиболее адаптивнымкажется модус Д, "меняющееся Я".

Однако совмещение индивидуально-личностныхтипологий, рассчитанных на сравнение эмпирически зафиксированных психическихсвойств, и социальных типов, предположительно порождаемых той или инойисторической эпохой, методологически сомнительно уже потому, что первыепретендуют быть аналитическими и описательными, а вторые являютсясинтетическими и ценностно-нормативными. Проблематична и оценка степениадаптивности и конкретного идеологического содержания этих "модусов".

Смена протестантской "этики самоотречения""этикой самоосуществления", как назвал ее американский социолог Д.Янкелович,– явление довольномассовое. Жажда самоосуществления сегодня в большей или меньшей степенихарактерна, по подсчетам Янкеловича, для 80% взрослых американцев [32]. Но вчем они видят это самоосуществление

"Изменчивое Я" резко противопоставляетсятрадиционному буржуазному идолу "сильной личности", которая гордилась своейустойчивостью, трудовыми и социальными достижениями, с презрением относилась к"человеку-потребителю". "Этика самоосуществления", зиждущаяся на абсолютизацииспонтанных эмоциональных переживаний, социально расплывчата и не опирается натвердые социально-нравственные императивы. С одной стороны, она как будтоосвобождает личность от порабощающего ее накопительства, погони за вещами,престижем и другими "внешними" ценностями. С другой стороны, "упоительныйвзгляд внутрь", характерный для религиозно-философских исканий американцев 70-хгодов, оборачивается на практике предельно эгоистическим нарциссизмом исоциальной безответственностью; как сказал американский публицист К.Лэш, их"преобладающая страсть – желание жить моментом, жить для себя, а не для своихпредшественников или потомства" [33].

В современной ситуации, перед лицом угрозыядерной войны и усугубляющегося экологического кризиса, человечество просто неможет позволить себе такой беспечности. По словам президента Римского клубаА.Печчеи, человек сегодня стоит перед дилеммой: "...либо он должен измениться– как отдельнаяличность и как частица человеческого сообщества, – либо ему суждено исчезнуть с лицаЗемли" [34].

Романтическая антитеза "личность илиобщество" принципиально не имеет решения, заводя в тупик и социологическуютеорию, и индивидуальное самосознание. И марксистско-ленинская стратегияосвобождения человека начинается именно с теоретического преодоления этойантитезы.

<<<ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



Марксистскийгуманизм

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.