WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

     Первую группу составляют лица с хорошо развитым критическим мышлением, без невротизирующих комплексов, достаточно самостоятельные в определении своего поведения, ориентированные на макросоциальные, духовные ценности. У этих лиц неудовлетворенности культивируемым в современном обществе гедонизмом, информационный голод, жажда духовной пищи, жажда познания истины - все это является причинами, формирующими мотивацию отклика на приглашение познакомиться с новым, необычным религиозным учением. Здесь налицо интеллектуальная жажда познания истины, интеллектуальная основа мотивации, без ведущего участия чувственной сферы психики.
     У человека с хорошо развитым критическим мышлением при достаточном знакомстве с сутью проповедуемого в секте учения, как правило, возникает неудовлетворенность жажды познания. Интеллектуальное разочарование в неорелигиозном учении побуждает к разрыву с сектой, что при отсутствии эмоциональной связки с ней позволяет без особых усилий ее покинуть. Психических расстройств у представителей этой группы не наблюдалось.
     Противоположная группа характеризуется отсутствием личностной защищенности при наличии фрустрации, то есть при психологическом стрессе, переживании неудачи, разочарования своей жизнью. Этим людям нужен катарсис - очищение от психотравмирующего комплекса, "отреагирование" аффекта, ранее вытесненного в подсознание и являющегося причиной невротического конфликта. В отличие от неофитов первой группы у относящихся ко второй мотивация заключается не в жажде познания, а в жажде признания, в получении сочувствия и эмоциональной поддержки со стороны других в своей проблемной ситуации. Иными словами, здесь в основе лежит чувственная мотивация. Возможности удовлетворения последней всегда находятся в арсенале каждой секты.
     Чувственная потребность снижает интеллектуальный контроль, ведет к несопротивляемости культивируемым в секте приемам развития синдрома зависимости от авторитетов секты. Для таких личностей уход из секты - это уход в одиночество, возврат к прежним психотравмирующим проблемам, не говоря уже о страхе за свою жизнь. Эти люди в "культовой семье" нашли свой "якорь", им все стало ясно, а от этого просто и спокойно. Они говорят, что обрели в секте чувство счастья, "духовного интима", лишиться которого и не хотят и боятся. Все это сопряжено с подсознательным чувством беззащитности вне секты. Они не хотят слушать доказательств, аргументирующих неоригинальность, компилятивность, примитивность учения, его духовную ущербность. Они не допускают мысли, что существуют сотни других неокультов с подобными богами-учителями со сходными в целом "абсолютными истинами". У этих людей нет и четкого представления о догме учения их неокульта: они утверждают, что у учителя есть "все знания", а им достаточно того, что они ему верят.
     Все большая потеря своего "Я", подчинение своей воли воле "учителя" делают этих лиц по существу интактными к попыткам показать им их трагическое положение и предложениям помощи. Именно у представителей этой группы быстро формировался упомянутый DDD-синдром.
     В отмеченном диапазоне полярных свойств личности и мотиваций согласия приобщения к секте можно отметить много вариаций. Отметим еще лишь две группы.
     Одна из них имеет сходство с первой группой стеничных, самостоятельных, с развитым критическим мышлением личностей, но представители данной группы отличаются отсутствием внутренней честности и порядочности, их характеризуют амбициозность, властность, авантюристичность. Довольно скоро они замечают всю химеру "религиозного" учения своей секты, но при этом также быстро замечают и возможную выгоду. Их прельщает перспектива быстро вырваться "из серой массы", занять "офицерскую" должность в секте (то есть роли надзирателя, наставника, активного помощника, ассистента главы культового новообразования, войти в руководящую структуру, побывать в заграничном центре секты) со всеми соответствующими земными (и немалыми) благами. Чем выше они поднимаются по иерархической лестнице, чем ближе они к большим деньгам - тем меньше в них даже сектантской "духовности". Данными о психической патологии у этих личностей мы не располагаем.
     Другую группу составляют наивные искатели "чего-то новенького", необычного, таинственного. Они также хотят выделиться из серой массы, быть причастными к "современному", "международному" духовному движению. Их манят завлекающие, многообещающие рекламы сект, возможность пообщаться с заграничными, "всемирно признанными" проповедниками, не говоря уже о перспективе бесплатно съездить "за океан". На предупреждения об опасности связи с сектами они самонадеянно говорят, что могут всегда, когда захотят. бросить это дело. К сожалению, они не замечают скрытой, но последовательной психологической обработки и постепенного развития синдрома зависимости, после сформированности которого обратный ход практически закрыт (одна из американских журналисток, намереваясь написать критический очерк о секте, сделала вид, что поддалась вербовке и несколько дней провела в группе сектантов, но вскоре почувствовала, что теряет самоконтроль, поддается "погружению в культ" и только большим усилием воли заставила себя "выйти на свободу").
     И наконец, необходимо отметить прямую психопатологическую мотивацию вступления в неокультовую общину. Чаще всего это наблюдается в дебюте шизофрении при развивающемся чувстве потери смыслообразующих позиций своего "Я" с гипертрофированной интроспекцией и рефлексией (самоанализом своего внутреннего мира и отношений с внешним). Здесь можно отметить и мотивацию преодоления нарастающего чувства отгороженности от реального мира, и стремление восстановить способность контролировать свои мысли и чувства, и поиск контакта с людьми, способными понять их философские построения, созданные в результате их навязчивых поисков смысла бытия, и попытки обрести магический путь к духовному совершенству.
   

 

5. Психологические "технологии" формирования синдрома зависимости

     После привлечения новичка к общению с группой адептов он оказывается в особой атмосфере группового психологического давления. Главной составной частью последнего является "бомбежка любовью" ("love-bombing"), которая отбивает охоту к сомнениям и усиливает потребность в принадлежности "к новой семье". Для создания чувства духовной общности используются игры, подобные детским, пение, объятия, прикосновения и лесть. В результате этого сверхназойливого навязывания любви у вербуемого в культ потенциального адепта возникает ощущение, что все ждали именно его, что он - это нечто особенное, и общаться с ним адептам культа очень и очень приятно. Новичок не выпускается из-под опеки ни на минуту. Так, в "Церкви унификации" Сан Мен Муна специальными наставлениями рекомендована процедура, называемая "сандвич", которая требует, чтобы новичок постоянно находился в окружении двух приставленных к нему опытных адептов, обязанных со всем рвением "сотрудничать" с ним и вовлекать в культовую группу.
     Далее в сознание новичка активно внедряется идея абсолютной истинности учения секты, которая ему доверяется в силу "особой любви" к нему. Под видом хранителя тайны этой истины у него культивируется чувство своей исключительности и внутригрупповой взаимозависимости. Одновременно формируются отрицательное отношение ко всем другим общепринятым социальным, культурным и религиозным представлениям и установка на изоляцию себя от жизни общества. Идет форсированное противопоставление новой жизни старой, культовой общины - своей семье, вплоть до отказа от прежнего имени и принятия нового. В это время уже можно наблюдать возникновение подсознательных форм коллективного реагирования и поведения.
     Важно отметить, что все сказанное, являясь в большей или меньшей степени характерным для всех тоталитарных неокультов, уже содержит элементы деструкции личности, которые можно рассматривать как психотравмирующий фактор, способный причинно привести к психопатологическим расстройствам.
     Для закрепления в сознании новичка "доверенной" ему "абсолютной истины" вербовщики стремятся взять под контроль его время, особенно время размышления, пытаются добиться, чтобы он потерял желание сверять информацию, предоставляемую группой, с реальностью. Одновременно они добиваются появления у новичка ощущения беспомощности и, создавая видимость поддержки, навязывают ему образцы нового поведения, демонстрирующие "истинную" нормативность, которую хочет выработать руководство (лидеры) неокульта. С этой же целью широко используется манипулирование путем вознаграждений, наказаний и практических действий, выражение отношения (одобрительного или осуждающего) "группового мнения". Чтобы подавить прежнее социальное поведение новичка нередко используется соответствующая информация о его жизненном опыте, полученная в состояниях измененного сознания или при специальных исповедях, - "одитингах". Новичок оказывается в жестко контролируемой системе, в которой тех, кто отступает от внутригрупповой нормативности, заставляют чувствовать себя так, словно у них имеются врожденные отклонения от нормы (неприемлемое со стороны новичка поведение вызывает немедленную единообразную реакцию печали всех членов группы), и держит новичка в состоянии неведения и неспособности отдавать себе отчет в происходящем (руководство секты не может выполнять программу реформирования мышления при полной компетенции и информированном согласии личности).
     За первоначально добровольным подчинением своей воли лидеру секты происходит дальнейшее некритичное усвоение новых догм, ритуалов квазирелигиозной формы. С этой целью неофита обучают медитированию, вводят в атмосферу постоянного монотонного пения и повторяющихся действий, которые, при чрезмерном использовании, создают состояние высокой внушаемости. Во многих зарубежного образца неокультах применяется прямое гипнотическое воздействие или изощренно скрытая суггестия, в том числе и в виде нейролингвистического кодирования: "зарядки" языка специально созданным малопонятным жаргоном, который приписывает новые значения знакомым словам и имеет многоцелевое назначение - от разрыва прежних межличностных связей до инкапсулирования и удержания в неокульте.
     Следствием этого (новое имя, новый язык, новая "семья") является факт радикального изменения личностных ориентации и поведения завербованных в неокульты с изменением всего модуса прежней жизни и с появлением признаков явного психологического изменения, которые у некоторых адептов уже в самом начале могут свидетельствовать о психической патологии.
     Важным условием успеха вовлечения в тоталитарные секты является все большая потеря личностью своей индивидуальности, собственной инициативы, способности к волеизъявлению своего "Я". Примером прямолинейности этого требования может быть книга основателя сектантской организации "Фонд Новой Святой Руси" (Богородичный Центр) о.Иоанна (Береславского) "Родовой поток" (Москва, 1993 г.). В этой книге утверждается необходимость полного самоотречения, смирения, беспрекословного послушания "святым отцам".
     Красной нитью через всю книгу проходит требование: "Не имей суждений". Попавший в секту должен многократно твердить: "У меня нет своего ума, совести, тела, воли". "И надо решиться убить себя - это именно та жертва, к которой призывает Господь"... "Не имей ничего своего, ничего не делай для себя", - наставляет верующих Божия Матерь в своем откровении о. Иоанну, о чем он пишет в журнале ("Рыцарь Веры" №1/15, 1994 г.).
     На протяжении всего последующего периода времени лидеры неокультов продолжают следить за тем, чтобы у завербованных не было времени опомниться, критически осмыслить, в какую ситуацию они попали. Это, по свидетельству очевидцев, достигается беспрерывными молитвенными бдениями, сочетающимися с изнурительным трудом и голодной диетой (с объяснением, что это необходимо для улучшения здоровья и достижения духовности или как обязательная принадлежность ритуалов), дефицитом сна (под видом духовных упражнений), физической и информационной изоляцией от всего, что могло бы вызвать сомнения в действительном смысле деятельности неокульта. За всем этим следит специальная служба надзирателей (эти должности предусмотрены практически во всех сектах и в некоторых прямо так и называются - "надзиратели").
     Подтверждением сказанному служат письма родственников людей, вовлеченных в секты. В них приводятся факты изменения поведения и психического состояния уже спустя 1-2 месяца после общения с вербовщиками: отчуждение от родителей и других родственников, в том числе от собственных детей; уход из родительского дома: отказ от учебы и работы с полным погружением в деятельность секты; прекращение чтения газет, журналов, книг. пользования телевидением и радио; отгороженность от окружающих; резкое ограничение приема пищи; значительное ограничение сна до 3-4 часов в сутки в неудобном положении, физическое и психическое истощение, повышенная возбудимость, утрата присущих ранее интересов.
     Уже на этом этапе у завербованного формируются страх и чувство вины. Они вызываются извлечением признаний (исповедей) под предлогом создания атмосферы единства и близости. Выявленные личностные проблемы, негативные факты прошлого, страхи и секреты дают представление об эмоциональной уязвимости неофита и посредством явных и завуалированных угроз, также как и чередованием наказаний и наград, позволяют более успешно им манипулировать.
     Нередко при психологической обработке акцент ставится на развитии страха за свою жизнь при попытке высказать какое-либо сомнение в истинности учения, не говоря уже о попытке выйти из секты. С этой целью, как упоминалось, широко используются материалы, полученные при тестировании и исповедях, система взаимодоносов и шантажа.
     Следует отметить, что в некоторых сектах открыто применяются явно противозаконные методы форсированной психологической обработки, в частности, экстатических мистерий в сочетании с гипнозом. Видимо, между многочисленными сектами уже существует конкуренция, борьба за скорейший и больший охват населения своим влиянием. Проведение массовых гипнотических сеансов, подчинение своей воле и внушение своих идей людям, находящимся в состоянии гипнотически измененного сознания, является явным нарушением Основ законодательства об охране здоровья граждан, что было подтверждено приказом №245 от 13.06.96 Министра здравоохранения и медицинской промышленности РФ "Об упорядочении применения методов психологического и психотерапевтического воздействия".

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.