WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
Последние были озабочены жульничеством и манипулированием в отношении вербуемых и адептов, наличием психологического, финансового, а иногда даже физического насилия и, конечно, фактами психических расстройств. Эти выступления против неокультов встретили, по словам американского исследователя неокультов Rosedale (1989) "резкую, хорошо организованную контратаку клики специалистов по "гражданскому освобождению", которые спекулировали нерушимостью свободы совести и жизнеспособностью так называемых новых религиозных движений".
     В упомянутой ситуации в США прошли острые дискуссии. Одновременно накапливалось все больше фактов о существенных психических расстройствах у неокультистов, приводящих даже к недобровольному стационированию в психиатрические клиники (эти данные и клинический опыт будут приведены ниже). Под давлением этих и других негативных фактов общественное мнение постепенно приходило к тому, что конституционное положение о свободе совести не может быть "абсолютной иконой". В США теперь широко признано, что право на религиозную свободу никому не позволяет наносить вред психическому здоровью людей или под прикрытием религиозной мотивации изменять их сознание, лишать свободы, разрушать семью.
     Как упоминалось, мы деструктивно-тоталитарные секты предпочитаем называть культовыми новообразованиями. Помимо сказанного это обозначение нам импонирует и потому, что в нем имеется и фактическое сходство с раковыми новообразованиями: последние разъедают тело и распространяют свои метастазы по организму, культовые же новообразования разъедают душу и также разносят свои метастазы, но уже в социальной среде.
     Метастазы этих деструктивных культовых новообразований с начала 90-х годов стали активно и вначале без каких-либо сдержек распространяться в Западной Европе, однако там они вскоре стали встречать все большее сопротивление. Деятельность некоторых из них стала иметь прямое правовое ограничение. В России же к этому времени в результате принятого на волне необузданного либерализма неудачного Закона РСФСР "О свободе вероисповеданий" от 1990 года, напротив, открылись границы для деятельности иностранных, в том числе неокультовых, миссионеров и была создана для них благоприятная правовая ситуация.
     Для большего понимания социально-психологических причин быстрого роста культовых новообразований в нашей стране необходимо выделить специфику ее исторического развития в XX веке. Монотеистическая страна в своем духовном развитии была насильственно, с применением физических мер, вплоть до уничтожения неподдающихся, превращена в атеистическую. За 70 лет тоталитарно насаждаемой материалистической идеологии и жесткого преследования религиозной духовности удалось прервать передачу этой духовности по линии семейных традиций, по линии связи с духовенством, которое все более изолировали от общества, по линии связи времен через духовную литературу, превратившуюся в раритет. Так или иначе, тоталитарному коммунистическому режиму в нашей стране удалось сформировать атеистический менталитет, что, правда, не помешало существованию языческих предрассудков и суеверий.
     К последствиям многолетнего тоталитарного режима следует добавить те социально-психологические изменения, которые образно названы петербургским профессором М.М.Кабановым "дебилизацией и апатизацией населения". Ориентация на среднетехническую грамотность населения, на "единственно научную идеологию", на безальтернативность материалистического понимания смысла жизни и бытия вела к спаду критичности в отношении новой, в том числе наукообразной, информации и легкости принятия всего примитивного и сильно прямолинейного (например, происхождение человека от обезьяны или от посетивших Землю инопланетян). Дискуссии на эти темы были своего рода эрзацами духовности. Поиск иной, нематериалистической духовности пресекался вплоть до уголовного наказания.
     Однако присущие психически нормальному человеку жажда познания, жажда духовного общения, религиозного самовыражения как онтологические свойства личности сохранялись в потенции и ждали возможности реализоваться в благоприятных условиях свободы.
     Те резкие социокультуральные изменения, которые произошли со сменой политической парадигмы в нашей стране с конца 80-х годов, привели как к деформациям сложившегося за годы советской власти общественного менталитета, так и к нарушениям жизненного стереотипа нашего населения. Резкий слом устоявшегося атеистического менталитета homo soveticus привел к непривычной для него идеологической дезориентации, пробил брешь в догматически-материалистическом мировоззрении, оживил потенциальный интерес к духовным ценностям. Для многих крушение старого мировоззрения уже было стрессовым обстоятельством и предпосылкой развития тех расстройств психики, которые предрасполагают к восприятию неокультовых учений.
     Жизненный стереотип нашего населения был нарушен непривычными для него требованиями новой социально-экономической ситуации, переориентацией на западный характер приоритета материальных ценностей.


     Все это стало сочетаться с утратой фундаментальнейших радостей жизни - общения, взаимопонимания, общности и единства своих целей, которые хотя и были при прежнем строе жестко контролируемы и узко идеологизированы, но все же в известной мере отвечали психологическим потребностям человека. Коллективные формы общения и духовного единства в виде партийных и прочих традиционных собраний ушли в прошлое. Быстро образовалась межличностная разобщенность, развилось чувство духовной неопределенности, что уже само по себе является психотравмирующим фактором.
     Из-за психологического надлома, потери смысловых ориентации, неуверенности в завтрашнем дне, духовной опустошенности и чувства одиночества к религии, теперь уже не осуждаемой, потянулась определенная часть россиян. Люди искали тот "якорь", который помог бы им прикрепиться к чему-то надежному в бурной действительности новой жизни.
     К этому же времени относится обрушившийся на общественное сознание поток самых противоречивых, но неизменно сенсационных сообщений о реальности существования белой и черной магии, оккультизма, шаманства, астральных воздействий, сверхъестественных событий, о жизни "за гранью реальности", о международном признании успехов доморощенных экстрасенсов и колдунов. Эта мистика подкреплялась навязчивыми рекламными предложениями "закодировать" и "раскодировать", использовать знания "ученых" астрологов и хиромантов; стали практиковаться телешоу с магическими целителями, посетителями внеземных цивилизаций, реципиентамии космических энергий и т.д. - и все это в наукообразном виде. Такая ежедневная загрузка сознания через все информационные каналы не могла не привести к восприимчивости общественным менталитетом как псевдонаучных, так и квазирелигиозных мировоззренческих позиций. Сказанное явилось причиной формирования нового качества общественного менталитета, который стал "научно-мистическим".
     Так в общественном менталитете создавалась благоприятная почва для роста культовых новообразований, снижалась интеллектуально-критическая сопротивляемость восприятия явной нелепицы, содержащейся в учениях новых "религий" и сект.
     Традиционные конфессии упомянутую брешь в мировоззрении не могли в должной мере заполнить в силу своей ослабленности десятилетиями гонений. Кроме того, предлагаемый ими "якорь спасения" многим представлялся архаичным и аморфным, требовал усилий в познании догматов. В сознании большинства россиян, оторванных от религиозных корней, лишенных возможности получить целостное религиозное образование, своеобразно переплелись отголоски духовных традиций с языческими предрассудками. Церковь же просто оказалась неспособной (из-за кадрового дефицита и инертности в формах своей работы) обеспечить индивидуальное духовное общение с каждым конкретным прихожанином, обратившимся со своими проблемами. Она не могла удовлетворить и потребность в духовном и деятельном взаимообщении. Формирование приходских общин, в которых должна устанавливаться атмосфера взаимной заинтересованности, конкретной личностной деятельности на основе заповеди любви к ближнему, фактически не происходило.
     В этих условиях более легко усвояемые эрзацы духовности, появившиеся под видом "истинных религий", с их обращенностью именно к личностным проблемам отдельного человека, предлагавшие свой быстрый и легкий, не требующий усилий способ спасения, и приглашающие войти в новую именно тебя любящую семью, оказались тем конкретным "якорем", в котором так нуждались люди, оказавшиеся в стрессовой ситуации. Все это дополнительно обусловило благоприятные предпосылки для бурного распространения культовых новообразований в России.
   

 

4. Методы привлечения неокультами новых адептов и характеристика личностных мотиваций поддаться вербовке

     Как правило, все новые культовые образования первоначально декларируют общечеловеческие позитивные ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Уже одни названия тоталитарных сект носят завлекающий характер, например: "Международный фонд помощи и дружбы", "Христиане мира за единство и социальные действия", "Международный фонд образования", "Фонд Новой Святой Руси", "Духовное обогащение" и т.п. (кстати, эти названия тоталитарные секты часто меняют, оставляя, однако прежнюю притягательную рекламу своей деятельности). Уставы новых "конфессий" также выглядят благопристойно. Например, "Богородичный Центр" основными своими задачами определил "возрождение лучших традиций благочестия, основанных на Священном Писании и свидетельствах о явлениях Божией Матери в 20 веке, благотворительная и просветительская, в том числе издательская деятельность". Пока выясняется истинная сущность сект, люди идут туда в надежде избавиться от психотравмирующей ситуации повседневного бытия, получить необходимую им перспективу, обрести смысл жизни, познать истину, уйти от одиночества.


     Как отмечалось, современные неокультовые образования отличаются исключительно активным прозелитизмом. В целях вовлечения в свою деятельность они используют различные каналы средств массовой информации для рекламы своей "истины в последней инстанции". Напомним, что АУМ Синрикё без проблем купил и использовал до судебного запрета эфирное время радио "Маяк" и ТВ канала "2х2". До сих пор 24 часа в сутки ежедневно вещает в российском эфире Общество Сознания Кришны. Адептам "Сторожевой Башни" строго предписано распространять свою Библию методом хождения по домам "от двери к двери". Секты массовыми тиражами издают рекламные ролики и листовки, навязывают газеты, журналы и книги, распространяют свою "духовную" продукцию даже в учебных заведениях, проводят иные формы информационной агрессии, в том числе под прикрытием гуманитарной помощи. В настоящее время тоталитарные неокульты особенно активно занимаются прозелитической деятельностью на периферии.
     Фактически уже мало осталось людей, в той или иной форме не сталкивающихся с сектантской агитацией, и тем не менее "только" три с небольшим процента населения России (данные на 1998 год) оказались активными адептами тоталитарных культов. В связи с этим фактом важно определить, почему одни люди проявляют резистентность ("неподатливость") к вербовке в секты, другие с легкостью вовлекаются в их деятельность; почему одни могут порвать с сектой, другие остаются абсолютно не поддающимися каким-либо усилиям вернуть их к свободной жизни.
     При всей несомненности фактов причинения вреда здоровью от деятельности тоталитарных сект (о чем специально будет сказано ниже) вместе с тем было бы неправильным утверждать, что у всех лиц, принадлежащих к сектам, возникают психические и иные расстройства здоровья. Огромную организаторскую и финансовую деятельность современных тоталитарных неокультов могут проводить только люди достаточно волевые, энергичные, имеющие ясную мотивацию своего вступления в секту. Здесь в психолого-психиатрическом аспекте встает необходимый вопрос о дифференцировке лиц, охваченных сектантской деятельностью. В основе этой дифференцировки должен лежать анализ мотивации прихода в секту и анализ факторов риска развития первого психопатологического феномена - синдрома зависимости.
     К числу общих факторов такого риска относятся такие характерологические черты, как повышенная внушаемость, ведомость, пассивность, своеобразие типа мышления (магическое, пралогическое мышление). Подверженность личности вербовке в секту усиливается развитием невротического состояния в результате упоминавшихся психологического надлома, потери смысловых ориентации, неуверенности в завтрашнем дне, духовной опустошенности, чувства одиночества и ненужности, непонимания в семье и других конфликтных, психотравмирующих, фрустирующих обстоятельств.
     В противоположность этому самостоятельность, лидерство, стеничность достаточная степень личностной защищенности от принятия навязываемых изменений сложившихся смыслов, социальных ориентации и т.д. - являются теми личностными свойствами, которые дают сигнал "Стоп" даже при начавшейся вовлеченности в деятельность секты.
     В мотивационной сфере предпосылками интереса к учению неокульта и факторами риска вовлечения в его деятельность являются ориентации на глобальные макросоциальные ценности в сочетании с такими социально-психологическими особенностями личности, как неудовлетворенность бездуховной жизнью, протест против поп-культуры, жажда познания, поиск истины. Личностная самостоятельность, ориентированная на такие ценности. может предопределить легкость присоединения к "новой религии", но эта же личностная особенность помешает формированию синдрома зависимости и поможет быстро выйти из неокульта при возникшем сомнении в ее "божественности".
     При преимущественной личностной ориентированности на микросоциальные ценности, на свои бытовые проблемы и семейные конфликты особо предрасполагающими к уходу в секту становятся отмеченные характерологические факторы риска и невротические состояния. Заметную роль здесь играет желание улучшить свое психическое здоровье, овладеть техникой регуляции сознания.
     Уместно также отметить, что извечно существующая проблема "отцов и детей" в случаях, когда родители оказывают постоянное психологическое давление и не способны ответить эмоциональной поддержкой в проблемах молодого человека, когда они упустили возможность (или были не способны) сформировать его духовный фундамент, зарождается мотивация к вступлению в контакт со "слушающими и понимающими людьми", способными дать ориентир в жизни.
     Важно, что предлагаемые сектой "духовные услуги" могут соответствовать наиболее слабым, уязвимым местам личностного склада. Секты это учитывают и умело используют при вербовке (после психологической "разведки"} индивидуальный подход.
     При всей многочисленности наблюдаемых вариаций все же возможно определить две крайние группы, между которыми размещаются остальные варианты.
Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.