WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
Кроме того, Европейский парламент "призывает в этой связи государства-члены усилить взаимный обмен информацией для того, чтобы объединить сведения о феномене сектантства...".
     Настоящее издание как раз и носит такой информационный характер.
   

 

1. Отношение психиатрии к проблеме тоталитарных неокультов

     Проблема тоталитарных неокультов (сект) возникла в связи с коллизией между положением "Всеобщей Декларации Прав Человека" о свободе совести и многочисленными протестами пострадавших против деятельности этих сект. Понятно, что причинами обращения за помощью к психотерапевтам и психиатрам является не сам факт принятия новой веры (любой человек вправе верить во что угодно), а те психические изменения и расстройства, которые возникают у адептов как результат участия в деятельности тоталитарных культовых новообразований.
     Актуальность исследования негативных медико-социальных последствий деятельности в России организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект, обозначилась в последние 10 лет, когда в судебно-психиатрическую службу все чаще стали обращаться сотрудники прокуратуры, следственно-судебных и административных органов с просьбой дать рекомендации о возможности возбуждения уголовного дела в отношении той или иной тоталитарной секты или о снятии с регистрации в связи с причинением вреда здоровью. Эти просьбы обусловлены как жалобами отдельных граждан, чьи родственники, оказавшись вовлеченными в эти секты, стали обнаруживать психические расстройства, так и обращениями представителей общественных организаций, в первую очередь Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект.
     Судебно-психиатрический аспект этого вопроса состоит в том, что констатация причинения вреда здоровью (в данном случае психическому) является принципиально важной, поскольку она одна может быть основанием для возбуждения уголовного дела против тоталитарной секты по ст. 239 У К РФ 1997 г. и применения соответствующих статей Закона "О свободе совести и религиозных объединениях", став причиной отказа в ее регистрации или запрета на ее деятельность.
     Вокруг вопроса о влиянии деятельности культовых новообразований на психическое здоровье идет, можно сказать без преувеличения, ожесточенная борьба. С одной стороны, многочисленные случаи психических расстройств у лиц, вовлеченных в тоталитарные, деструктивные секты, свидетельствуют о явном вреде деятельности этих сект для психического здоровья, с другой - имеют место как отдельные заявления психиатров о том, что пребывание в секте не имеет какого-либо отношения к психическому здоровью, так и хорошо организованные групповые выступления, проводимые под руководством Независимой психиатрической ассоциации. Эта организация как сектозащитная впервые заявила о себе на судебном процессе по делу созданной Секо Асахарой секты АУМ Синрикё и вполне могла выиграть процесс, доказав "безобидность" этого тоталитарного неокульта, если бы не своевременно подоспевшие сообщения о террористических акциях в токийском метрополитене учеников Асахары и последующие разоблачения, показавшие среди прочего и наносимый сектантам вред здоровью.
     Следует подчеркнуть, что современные деструктивные тоталитарные секты - это не только хорошо организованные международные образования, но и мощные финансовые пирамиды, располагающие немалыми средствами, чтобы ангажировать журналистов, юристов, общественных деятелей и политиков для своей защиты. При этом ключевыми фигурами оказались психиатры как специалисты, способные дать профессиональные экспертные заключения относительно причинения вреда психическому здоровью. Упомянутая Независимая психиатрическая ассоциации России не только практически в каждом номере своего журнала публикует статьи в защиту тоталитарных сект. обрушивается с некорректными нападками на психиатров, выступающих против деструктивной деятельности неокультов, но и организует многодневные, дорогостоящие, с арендой загородных пансионатов, семинары на тему о взаимоотношениях психиатрии и религии. При этом характерно, что сектозащитная деятельность "независимых психиатров" сочетается с нападками на традиционные религии и с утверждениями об отсутствии у них принципиальных различий с культовыми новообразованиями. Примечательно, что в своих выступлениях "независимые" сектозащитники любят ссылаться на известные имена западных психиатров, тенденциозно подбирая среди них своих сторонников.
     Более того, в последнее время сектозащитниками развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной психиатрии, озабоченной проблемами неокультов. При этом специально вновь поднята шумиха о "карательных" традициях отечественной психиатрии, теперь уже не в отношении диссидентов, а "инаковерующих". Все чаще в публикациях "независимых" психиатров навязываются представления о том, что официальная психиатрия "призывает к психиатрическим и уголовным преследованиям сектантов", предлагает свои "карательные услуги" православной церкви.

Так. помощник депутата Госдумы В.Борщова Лев Левинсон на страницах Независимого психиатрического журнала (1.1998.С.49) утверждает, что якобы существует "госзаказ" превращения "психиатрии в аппарат преследования инаковерующих". Он и до этого со своим шефом вкупе с известным экс-депутатом Госдумы Г.Якуниным распространял эту небылицу. Но теперь дело дошло до явно нелепо-клеветнических обвинений в том, что официальная психиатрия "навязывает" церкви свои услуги "психофармакологического возвращения сектантов в лоно православия".
     На основании таких утверждений ряд "правозащитных" организаций (РОО содействия утверждению свободы совести в обществе, Московская хельсинкская группа. Христианское социальное движение) даже выпустила в свет документ "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации" (Москва, 1998). Предложив СМИ этот документ для ссылок, эти организации соответствующим образом формируют общественное мнение, особенно через свои издания и зарубежные радиостанции, в первую очередь радио "Свобода".
     В этом документе, в частности, в разделе "Инициативы по возрождению карательной психиатрии" утверждается: "Не имея легальных оснований для преследования верующих, противники свободы совести в России ведут деятельность по возрождению карательной психиатрии и введению в медицинскую практику американской методики депрограммирования". Естественно, каких-либо подтверждений фактами эти утверждения не сопровождаются, поскольку никто и нигде в России американские методики депрограммирования не проводил и проводить не мог.
     Но этим активность сектозащитников не исчерпывается. В одном из последних номеров "Независимого психиатрического журнала" (III, 1999, с. 49) даже публикуется "Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее XI конгресса ВПА" (Всемирной психиатрической ассоциации), в котором говорится: "Со всей ответственностью перед совершаемым этим заявлением шагом считаем необходимым обратить внимание Генеральной Ассамблеи ВПА на возобновившееся в России с 1994-1995 гг., ставшее широкомасштабным и не ослабевающим до настоящего времени, очередное использование психиатрии в немедицинских целях. На этот раз для подавления не инакомыслящих, а инаковерующих". Это "Открытое письмо заканчивается призывом к ВПА принять следующий текст Обращения:
     "Всемирная психиатрическая ассоциация выражает обеспокоенность инициацией многочисленных судебных исков к различным религиозным организациям в России за якобы "причинение ими грубого вреда психическому здоровью и болезненное изменение личности".
     Всемирная психиатрическая ассоциация выражает солидарность с позицией Независимой психиатрической ассоциации России и Российского общества психиатров относительно недопустимости вовлечения психиатров в проблемы. выходящие за пределы их профессиональной компетенции."
     Это обращение принято не было, что отнюдь не обозначает, что активность "правозащитников" снизится (как и зарубежное финансирование их деятельности). Само обращение спроецировано на руководство российской психиатрией, на Минздрав с целью полного отстранения от участия отечественных психиатров в помощи жертвам деструктивных неокультов.
     Необходимость задержаться на фактах такой широкомасштабной, до международного уровня, борьбы за общественное мнение, должна показать роль психиатрии в вопросе об оценке деятельности современных неокультов.
     В настоящее время в России сложилась ситуация, когда любая из противоборствующих сторон может найти себе экспертов-психиатров, сообразно своим интересам, или же дать соответствующую ссылку на литературу. Что касается последней, то возможности публикаций в своих изданиях и в зарубежной прессе Независимой психиатрической ассоциацией (НПА) в защиту "нетрадиционных религий" несопоставимы с возможностями других психиатров обнародовать факты негативных последствий деятельности тоталитарных неокультов. Все это путает общественность, затрудняет правильную ориентацию как психиатров, не соприкасавшихся с этой проблемой, так и правоохранительных органов, которые сталкиваются с проблемой новоявленных "религий".
     Все чаще стала возникать необходимость проведения судебно-психиатрических экспертиз по делам, сопряженным с неокультовой практикой, причем не только по факту причинения вреда психическому здоровью.
     Участились случаи освидетельствования лиц, совершивших агрессивные и другие правонарушения в связи с их деятельностью в секте, а также посмертные экспертизы сектантов, покончивших жизнь самоубийством. Стали возникать вопросы и по гражданскому судопроизводству, связанные с передачей завербованными своего имущества сектантским организациям. Нередки и обращения к психиатрам со стороны государственных структур за консультациями по оценке всей деятельности неокульта в плане наличия или отсутствия в ней факторов, приводящих к расстройству психического здоровья.


     Сказанное обусловливает необходимость более глубокого анализа проблемы с исследованием социально-психологических причин быстрого распространения на отечественном духовном поле деятельности деструктивных тоталитарных сект, более точного обозначения их сути и взвешенного решения вопроса о вреде их деятельности для психического здоровья.
   

 

2. Некоторые общие отличия сущности неокультов от традиционных религий

     Психолог и психиатр, к которому обратились по тому или иному поводу, сопряженному с деятельностью неокульта, должен уметь отличить собственно психопатологию от тех отступлений от общепринятой социально-психологической нормативности, которые являются выражением узко культовой нормативности и не могут быть квалифицированы как болезненные расстройства, какими бы парадоксальными они не представлялись.
     Все религии имеют свои догматы, которые определяют суть и структуру духовного учения и на которых построены принципы и модус социального поведения ее приверженцев. Упомянутая "Всеобщая Декларация Прав Человека" и основанная на ее положениях Конституция Российской Федерации уважительно относятся к этим догматам и не допускают какой-либо дискриминации человека добровольно выбравшего свое вероисповедание. Однако современные культовые новообразования (тоталитарные секты), претендуя на статус новой религии (и, соответственно, такое же правовое к себе отношение, как и к традиционным религиям), имеют ряд принципиальных отличий. Главное из них заключается в том, что тоталитарные неокульты, исходя из сущности доктрин и методов их навязывания, лишают своих адептов свободы религиозного самоопределения, нарушая тем самым одно из основных положений "Всеобщей Декларации Прав Человека" и Конституции РФ.
     Поэтому целесообразно первоначально "развести" понятия культовых новообразований и собственно религии. Говоря о культовых новообразованиях в целом, психолог и психиатр должны абстрагироваться от содержательно-религиозной стороны их деятельности, наличия какой-либо ереси по отношению к традиционным религиям. Ереси, то есть отклонение от стержня господствующей религии, всегда существовали и будут существовать вследствие того, что люди отличаются индивидуальным мышлением, собственным "событием с Богом", своим качеством "совести". Если происходит "новое видение Бога", и оно сочетается с абсолютной убежденностью в его истинности, то может (и история это многократно подтверждала) сложиться новое религиозное учение с последующим ее распространением. Успех последнего зависит как от активности нового учителя, так и от социальной востребованности и восприемлемости видоизмененной религии. Далеко не всякая группа лиц, исповедующих такую ересь, подходит под понятие тоталитарного культового новообразования или "секта" в современном смысле этого слова.
     Понятие "секта" пока не имеет четкого научного определения в социологии и психологии, хотя в международной правовой практике встречается достаточно часто, чтобы считаться устоявшимся юридическим термином. Тем не менее считается, что в социальном аспекте сектой можно назвать организацию или группу лиц, замкнувшихся в своих узких интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, или безразличных, или противоречащих им. Они отличаются от групп, сложившихся на основе общих интересов, именно замкнутостью всех сторон своей внутренней жизни. В религиозном контексте под сектой обычно понимается община, часть, отколовшаяся от господствующей церкви. Но это еще не законченная характеристика современного культового новообразования.
     К последним не в полной мере подходит и обычный смысл понятия "культ", поскольку современные культовые новообразования - это особая разновидность культов, отличающихся "разрушительностью по отношению к естественному гармоническому состоянию личности: духовному, психическому и физическому (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, вероисповеданиям, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность). Такие культы противоположны созидательным традиционным вероучениям, хотя зачастую и имеют некоторое поверхностное внешнее сходство (на чем спекулируют борцы за равноправие всяких вероисповеданий)" [А.И.Хвыля-Олинтер].
     В конце XX века общество встретилось с явлением, принципиально отличным от прежних культов. Его основное отличие не столько в заявках на новое вероучение, сколько в тоталитарно-деструктивном характере деятельности с использованием современных методов воздействия на личность, в маскировке меркантильной сущности духовной риторикой и в исключительно агрессивном прозелитизме (то есть распространении учения культа и вовлечении в сферу своей деятельности новых членов).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.