WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Почему, зачем, ради чего принимаясь за психологическое исследование, мы уже довольно много времени занимаемся исследованием потребностей Что могут они нам дать в понимании психики человека Психика человека, являясь отражением объективного мира, в немалой степени складывается под влиянием тех потребностей, которые сформированы социально-экономической системой отношений у человека. Так существование у человека того или иного набора потребностей в большой мере определяет его социально-исторический и классовый психотип, а в конечном итоге и его характер. Изучив потребности людей в их классово-исторической среде, мы сможем лучше понять не только человека того времени, но и саму эпоху. Это так же поможет нам научиться понимать и наше время, современного нам человека.

Исторический опыт учит нас тому, что люди бывают деятельными и инертными, пассивными и активными, при этом наблюдение показывает, что эти черты они имеют не обособленно, случайно индивидуально, а коллективно, группами, даже классами. В чем кроются причины такой специфики человека Быть социально активным или пассивным, действовать или ждать, подчиняться или бороться решает не сам человек. Точнее, он, разумеется, принимает решение, но то как, при каких условиях и почему он это делает, происходит не из его физиологической природы, а из его психики. Способности эти, быть активным или пассивным индивидам, диктуются историей, социально-экономическим характером общества, его классовой, а как следствие культурной, этической и что особенно выразительно психической природой.

Индивидуализм или коллективизм, пассивный или активный склад личности, все это складывается исторически, и важнейшим узлом в понимании психического склада той или иной структуры души служат потребности человека. Именно благодаря им, как и благодаря знанию социально-экономических отношений, в той или иной эпохе, мы можем понять психику человека. Вникнуть в ее структуру, определить, какие ее элементы находятся в сознательной, а какие в подсознательной сфере психики, разобраться в том на какие поступки и почему способен тот, или иной индивид. Это и есть марксистский психоанализ. Именно так строится познание психики.

Рассматривая в одной из предыдущих глав вопрос о садомазохистской склонности психики человека классового общества, мы смогли увидеть многие стороны этого явления, но получилось ли у нас четко охарактеризовать это явление Нет, и только потому, что, касаясь проблемы со всех сторон, мы не подошли к ней как к потребности человека в эксплуататорском обществе, то есть, указав на ее связь с общественно-экономической формацией, не охарактеризовали ее как потребность. Не скрою, что тогда это было сделано не случайно, а с целью рвать вишни в своем саду.

Что же мы видим Потребности человека, выходя их общественного строя, не всегда несут в себе положительный для его психики потенциал. Впрочем, это вполне естественно, так как было бы наивно ожидать, что в уродливом, выстроенном на эксплуатации человека человеком обществе, потребности этого самого человека будут выглядеть как новое платье невесты. Однако, названная выше потребность в получении и нанесении душевного страдания не является единственной, есть еще потребность в обладании и еще многие другие. Все эти потребности носят социальный характер, и своим возникновением и развитием связаны с общественными процессами.

Но навсегда ли приобретаются человеком потребности Есть ли выход из замкнутого круга уродливых отношений и уродливых потребностей эксплуататорского, буржуазного общества Марксизм уже давно дал ответ на этот вопрос. Неудовлетворение материальной потребности может вести либо к изменению нормальной жизнедеятельности либо к гибели человека, что же касается неудовлетворения социальной, нематериальной потребности то это ведет к изменению характера психических процессов, а со временем и к исчезновению этой потребности, если объективная необходимость не препятствует этому. В таком понимании расцвет в современном обществе самых диких форм садомазохизма и культа обладания при постепенном исчезновении их социальных предпосылок служит выражением постепенной гибели этих отвратительных потребностей человека.

5. Коллективное и индивидуальное. Пассивность и активность.

Теперь, чтобы продолжить рассмотрение активных и пассивных, коллективных и индивидуалистических наклонностей психики к которому мы уже приступили в предыдущей главе, обратимся к некоторым историческим примерам. Обобщим их, и на опыте прошлого нашего мира вникнем в истинную природу возникновения, развития и исчезновения как коллективистских, так и индивидуалистских наклонностей психики, разберем в естество пассивности и активности человека.

В феодальном обществе крестьяне, живущие соседской общиной, коллективно распределяли землю по домам, имели общий лес и луга, они сообща определяли, кому, сколько вносить оброка, кто, где и когда отрабатывает барщину, а кто на этот раз освобождается от нее. Разумеется, все это они определяли в тех границах, которые определял хозяин земли, а нередко и тех, кто ее обрабатывал, то есть феодал. Но, тем не менее, мы не можем представить себе феодальное общество, по крайней мере, в период его расцвета, без крестьянской общины.

Такая система во многом, несмотря на индивидуальный труд каждой семьи на отведенной ей общиной земле рождала коллективную структуру души в гораздо большей степени, нежели затем в буржуазном обществе, где потребовался уже не общинный, а индивидуальный наемный труд. Однако замкнутый, стабильно-однообразный образ жизни людей в общине и феодальная система эксплуатации, основанная на мощной идеологической религиозно-сословной системе подчинения, делали личность крестьянина малоактивной, плохо приспосабливаемой, пассивной. Сельский средневековый быт, формируя психику крестьянина, закладывал в его подсознание целый ряд поведенческих норм, многие из которых сохранились и по сей день. Так психические пережитки феодальных отношений можно видеть в России, и многих других странах в том, что люди не могут ответить прямо на прямой взгляд, не могут даже осознавая свою правоту выступить против сильных мира сего, или быстро принять важное решение. Они задумчивы, медлительны в решениях и неманевренны. Свою речь они выстраивают осторожно, в поступках не спешат, даже зачастую там, где это необходимо и вообще проявляют слабую решительность. Все это поведение по мере жизни в активной городской буржуазной среде изживается, но то, что спустя, полтора века после отмены крепостного права в нашей стране и много десятилетий после переселения в город предков носителей данных психически черт, мы можем наблюдать такое поведение весьма симптоматично, поскольку указывает насколько долго могут сохраняться в подсознании вербально и не вербально передаваемые по наследству психические черты прошлого.

Иначе выгляди поведение тех людей, чьи предки жили в городах уже давно. Тут, под воздействием необходимости выживать самому диктуемой капиталистическим миром, мы наблюдаем, сильный распад семейных ценностей, которые живы и сильны у тех, кто покинул деревенский быт не так давно. Носители коренной городской, а вернее буржуазной, не в классовом, а в формационном смысле, психики не склонны жить большими семьями и вообще поддерживать тесные родственные отношения, да и сам институт брака в их среде активно утрачивает свои позиции. Эти люди легко приспосабливаются к новым условиям, месту работы и жизни, им не сложно знакомится с другими людьми и завязывать новые отношения. Они мобильны, и на протяжении многих поколений являясь «городскими кочевниками» научились тому, чего не могли знать и уметь, ведя замкнутый образ жизни. Но они и индивидуалисты до той меры, до которой их только не объединяет по ходу истории профсоюзное, политическое или экономическое движение прогресса.

Психика господствующих классов, феодалов и буржуазии, то есть тех классов, которые как крестьяне и рабочие являются основными классами своих формаций, так же носит отпечаток того насколько коллективную или индивидуальную деятельность они ведут. Но тут в оценки психических свойств их представителей необходимо учитывать еще и то, что классы эти являются не просто господствующими, но и эксплуататорскими классами, классами паразитов.

Общей формулой тут является то, что индивидуалистские либо коллективистские наклонности психики формируются под воздействием деятельности, которую ведут люди. От того, какой больше характер носит эта деятельность, и какие особенности имеет, зависит то, какие особенности приобретет психика людей, а то насколько исторически сложились те или иные условия деятельности определяет место возникающих психических черт в сознании или подсознании человека. Если уже столетиями определенное условие отношений сохраняется в относительно неизменном виде, то в подсознании человека живущего в этой среде закрепляются стереотипы поведения соответствующие привычным для психики условиям. Если же эти условия постоянно изменяются, то ответ на объективно возникающие вопросы человек ищет в собственном сознании, а не действует по шаблону. Вот характерный пример. Товарищи по университету учащиеся в одной группе в первые семестры, более-менее узнав друг друга, активно обмениваются конспектами лекций. Дают их друг другу, получая обратно. По началу у них существует неуверенность, сомнение стоит ли давать мои лекции этому сомнительному субъекту Затем на опыте устанавливаются доверительные отношения, и решение доверить свои вещи другому человеку или нет, принимаемся уже не сознательно, а бессознательно, так как люди уже знают, что данный человек их не подведет. Выстраиваясь из подобных отношений, но не за несколько лет, а за десятилетия — тысячелетия психика приобретает бессознательные классово-исторические особенности которые в своей совокупности, и позволяют нам определять ее как более или менее коллективистскую или индивидуалистскую, хотя это, безусловно, является не всегда уместной абстракцией. Так же обстоит дело и с характеристикой активной и пассивной личности.

Было бы неверно думать, а я не сомневаюсь, что некоторые так подумали, будто буржуазное общество было шагом к большему индивидуализму по сравнению с феодальным миром. Нет, это не так. Переход от феодального к капиталистическому обществу, принес такие психические изменения, которые выразились не просто в общем изменении коллективистского или индивидуалистского, а вместе с тем и пассивного, либо активного склада психики, а в изменении самого набора черт формирующих эти склонности души. И уже это новое сочетание внутренних черт, продиктованное социально-экономическими особенностями мира, определило то насколько психика стала или нет более коллективистской, и насколько возросли либо снизились способности человека действовать активно. Это, а затем и дальнейшее разъяснение необходимо, поскольку возможны и другие заблуждения на счет понимания процессов изменения набора психических черт характеризующих человека как способного на решительные действия или нет и как склонного более к индивидуалистическим действиям или действиям коллективистским. Само же такое рассмотрение понятий активности, пассивности, индивидуализма и коллективизма необходимо, для того чтобы внести в применение этих понятий ясность, не застолбив за ними определения, а дав им истинно марксистскую, диалектическую характеристику.

Индивидуализм и коллективизм первобытного, рабовладельческого, феодального, капиталистического или коммунистического общества, несмотря на много общее для этих формаций всегда был и будет особенным, не развивающимся самостоятельно, по какой-то отдельной кривой, а соответствующим определенным социально-экономическим отношениям. И в этой закономерности рождался, рождается, и будет рождаться новый человек, всегда возникающий под неусыпным взглядом истории, зорко следящей за тем, чтобы в его психике зарождались только те черты, которые соответствуют направлению и характеру развития всего общества и отдельных классов.

Черты активности, как и черты пассивности человека, определяются его деятельностью, социально-экономическими условиями и в конечном итоге, так же как и коллективистские и индивидуалистские черты подвержены изменениям, что еще раз характеризует психику человека как активную систему, где изменяется не только граница между сознанием и подсознанием, но и само содержание этих сфер.

Использованная литература:

  1. Колташов В.Г., Диалектическая психология, Новосибирск 2003.
  2. Колташов В.Г., Краткий марксизм, Новосибирск 2003.
  3. Колташов В.Г., Прошлое, настоящее и будущее социализма, Новосибирск, 2003.
  4. Колташов В.Г. Сексуальная революция, Новосибирск, 2003.
  5. Колташов В.Г. Ценностная ориентация буржуазного психотипа, Новосибирск, 2002.
  6. Краткий философский словарь, М, 1954, 704 стр.
  7. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: МГУ, 1975.
  8. Леонтьев А. Н. Избранные психологические труды : В 2-х т. — Т. 1, М.: Периодика, 1983.
  9. Лимонов Э. Палач.
  10. Основы марксизма-ленинизма, М, 1959, 776 стр.
  11. Основы марксистской философия, М, 1959, 672 стр.
  12. Райх В. Психология масс и фашизм.
  13. Райх В. Сексуальная революция.
  14. Райх В. Функция оргазма.
  15. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. — М., 1957.
  16. Философский словарь, М, 1987, 592 стр.
  17. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука, 1989.
  18. Фрейд З. Об унижении любовной жизни.
  19. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия.
  20. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни // Фрейд З. Психология бессознательного. — М., 1990.
  21. Фрейд З. Я и Оно. //Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1990.
  22. Фромм Э. Бегство от свободы.
  23. Фромм Э. Иметь или быть.
  24. Фромм Э. Искусство любить.

(также в работе использованы материалы различных сайтов)


1 Философский словарь, М, 1986, С. 294.

2 А.Н. Леонтьев, Деятельность. Сознание. Личность.

3 Райх В. Функция оргазма; Лимонов Э. Палач.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.