WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Что же может развивать ядро Многое. Например, групповая психотерапия - прекрасный способ развития внутренней структуры Я. Транзактный анализ - через все инсайты, через озарение, прекрасные возможности. Многие технологии гештальт-терапии являются глубоко внутренне развивающими и др. С моей точки зрения, все эти подходы, они как бы не прямые, они не воздействуют в лоб на глубинные дефекты ядра личности. Я считаю, что на сегодня из психоаналитических подходов наиболее прямолинейно развивающим подходом, помогающим человеку осознать свои проблемы, принять какой-то другой жизненный выбор, из самых простых и доступных методик, из того, что я знаю, является символдрама, кататимно-имагинативная психотерапия. У меня в прошлом году вышла брошюра, где я описываю работу с детьми-токсикоманами по технике символдрамы. То есть через образы, через переживания, через ощущения, через символы человек наиболее близко может достучаться до глубинной структуры своего Я. Мы можем кому-то внушать, постоянно какую-то мысль. Например: «Ты неправильно себя ведешь, ты должен изменить свои взаимоотношения с женой, нельзя быть таким-то и таким-то, надо по другому строить свою жизнь». Что, это сработает Даже при понимании того, что вы правы, он будет отстаивать свою позицию. Проще держаться за старое, чем формировать какие-то новые поведенческие навыки. А когда в символической форме вся несостоятельность его ему же откроется, откроется в каких-то негативных переживаниях, тогда у него внутренне появится реальный бессознательный стимул к изменению. Поэтому, для реальной практической психотерапевтической работы практикующим врачам символдрама представляется самым простым и самым доступным методом, позволяющим очень глубоко проникнуть в структуру личности. Это некоторый боковой подход, это не прямой подход для работы с символами, архетипами, глубинными переживаниями. На сегодняшний день символдрама является краткосрочным вариантом психоаналитической психотерапии. В реальности за 20-25 минут психотерапевтического приема можно провести сеанс с одним больным. И получается совершенно нормально.

На каком уровне мы должны работать с невротическим пациентом, с пациентом с тревожными расстройствами Есть такая упрощенная классификация уровней сознания. Допустим, внешняя энергия окружающего мира воздействует на наш верхний, адаптационный слой. То есть, человек спонтанно реагирует на внешние раздражители. «Давай чайку попьем. - Хорошо, давай.» Появляется соответствующая рефлекторная реакция, т.е. я пью чай. Это работа моего адаптационного слоя. Мне говорят: «Пойди туда и сделай это.» Ну, ладно, неохота, но пойду и сделаю, так и быть. Я реагирую той естественной, в значительной степени продуманной, сознательной, но очень поверхностно лежащей формой своего ответного реагирования. То, чем мы живем, руководствуясь преимущественно категориями кратковременной памяти, особенно не задумываясь о последующих обстоятельствах.

Это самый поверхностный слой. Что мы делаем, работая с ним Классическая технология работы с адаптационным слоем - это бихевиоральная технология примитивного научения. Негативное поведение в той или иной степени наказывается или, во всяком случае, не поощряется, а позитивное дает дальнейшие стимулы для ее развития и реализации. Банально: «Какой ты хороший мальчик!», подсовывая конфетку. «Доктор, ты хорошо выполняешь свою работу, так и быть, выпишу тебе премию в конце квартала.» Типичный такой подход, банально-научающий подход. В принципе, бихевиористы считают, что используя только один этот совершенно элементарный механизм, из ребенка можно сформировать все, что угодно. Но многие сомневаются в этом: по всей видимости, не все, что угодно.

Второй, более глубокий слой: слой личностной истории. Это, конечно, глубинный багаж нашей памяти, и здесь есть все: все, что мы помним, что в состоянии воспроизвести, все, что мы забыли, и что вытеснили из нашего сознания, все, что мы подавили. То есть, фактически, это история нашей жизни; это наши детские проблемы, это наши детские страхи, это конфликты нашего воспитания, это конфликты нашего взрослого существования. Совершенно естественно, что мы живем в рамках очень узкой программы нашего конкретного сознания, нашей конкретной памяти. Гигантский объем информации нашей личностной истории нами забыт. А может быть он нами никогда и не воспринимался на осознанном уровне; он не востребован в нашей практической жизни, и это нормально. Но, благодаря тому, что эти гигантские очаги информации забыты, они подспудно, из бессознательного, оказывают какое-то свое действие. Они формируют наши пристрастия, нашу интуицию, наши взгляды, внутренние установки, все, что угодно, формируют изнутри. Почему мне нравится одно, а не другое Почему мне нравится докторская, а не любительская колбаса, или что-нибудь еще в этом духе Они, эти внутренние пристрастия, формируются из нашей личностной истории, из нашего прошлого детского опыта и т.п. Психоаналитик работает, преимущественно, с личностной историей; он находит детские конфликты, он выискивает детские проблемы, он эти проблемы проговаривает со своим пациентом, он доводит их до осознания и связывает со страхами, неврозами, тревогами, которые в данный момент существуют у данного субъекта.

Это личностная история. Когда мы проводим катарсический гипноз, это тоже личностная история: человек бурно реагирует, вспоминая какую-то прошлую ситуацию. А вот начальная стадия аутогенной тренировки - это адаптационный слой психики, личностная история здесь мало задевается.

Следующий слой, еще более глубокий - слой перинатальных матриц, т.е. то, о чем мы с вами говорили: те факторы, которые закладываются у субъекта в период, когда мать его вынашивала. Я не хочу останавливаться на концепции перинатальных матриц, она достаточно хорошо изложена в мировой литературе; надо сказать, что эти концептуальные позиции нашли очень широкое применение во всем мире, и многие системы родовспоможения именно на основе этих концептуальных позиций резко изменились, по сравнению с тем, что было традиционно. Кто работает на уровне перинатальных матриц Традиционно считается, что это трансперсональная психотерапия, т.е. пережить повторно процессов родов, воспроизвести его и тем самым освободиться от кармы вынашивания, от той предиспозиции, которая была заложена негативным поведением матери или негативным состоянием среды, в которой мать находилась, когда вынашивала этого ребенка. Прожив эту ситуацию повторно, отождествив себя с матерью, с новорожденным ребенком, пройдя вновь этот цикл по родовым путям, человек возрождается в новой ипостаси, в новом качестве. Происходит колоссальный и мощнейший процесс инициации в новым виде. Идеальная технология для наркоманов. Если удается пропустить наркомана через перинатальные матрицы, появляется шанс на его излечение.

Не обязательно это состояние достигается при применении достаточно жестких методов типа голотропной терапии или ребефинга, т.е. дыхательными методиками. Та же символдрама очень часто позволяет выйти на уровень перинатальных переживаний. То, что символдрама часто позволяет выйти на уровень личностной истории, допустим, детских конфликтов, хорошо известно. Ну, например, ситуация «обиженного ребенка» - очень характерна для символдрамы и очень часто возникает спонтанно, без всякого предварительного наведения. И также часто она может возникать, проходить глубже и дальше, когда человек вдруг ощущает себя погруженным в какой-то кокон, какое-то закрытое пространство, где он может чувствовать себя по-разному. Некоторые заявляют, что чувствуют себя прекрасно, очень хорошо: принцип - «Мама, роди меня обратно!». Ему было хорошо в этом счастливом пребывании в утробе. А для некоторых это переживание крайне негативно, крайне болезненно. Сдавливает, душит его, ему нечем дышать, у него возникает ощущение полной, абсолютной зависимости от какой-то внешней силы. В символдраме это иногда проявляется в ощущении «подвешенности на пуповине», ощущение, часто пугающее пациентов. Когда же при символдраме это возникает Это возникает всегда, когда мы имеем дело с расколотым, расщепленным невротиком, когда внутреннее ядро его личности слабо развито, когда он весь, в основном, соткан из игры, из психологических защит. И они этот матричный уровень совершенно великолепно проходят, даже в символдраме. А почему А потому, что как бы компенсирован не был невротик, как бы не изощренна и совершенна была его игра, все равно в глубине души он испытывает собственную несостоятельность, свою внутреннюю закомплексованность. Все равно внутри он ощущает свою слабинку. И действительно, экстремальная ситуация часто таких людей легко ломает. И часто это бывает неожиданно. Человек по жизни демонстрирует себя как очень уверенный, умеющий по жизни добиваться своего, а его внутреннее ядро оказывается ломким и хрупким. Оказываясь в какой-то трудной ситуации, он быстро разваливается. А бывает и наоборот: когда внутреннее ядро человека в экстремальной ситуации консолидируется. Поэтому, эти перинатальные матрицы довольно любопытны, своеобразны. И для процесса самопознания, и для внутреннего изменения они довольно интересны.

Следующий уровень, слой - это собственно трансперсональный слой сознания. Это уже слой архетипов, слой так называемых «стандартных» символов, на основе которых строится вся программа нашего жизненного формирования. Фактически, отработка механизмов работы с символами и есть та пресловутая символдрама, о которой я все время говорю. Символы, которые отражают глубинные внутренние структуры личности и глубинную внутреннюю мотивацию.

Следующий, еще более глубокий слой - это энергетический барьер. Здесь имеется в виду абсолютная независимость нашего сознания от нашей второй сигнальной системы. Это функционирование нашего организма со всеми вытекающими отсюда последствиями преимущественно в экстремальных ситуациях, часто в ситуации глубокой потери сознания или в ситуации клинической смерти. И если в этой экстремальной ситуации переживается какой-то своеобразный трансперсональный опыт, то считается, что он как бы всплывает из глубин бессознательного, из-за энергетического барьера, еще более глубинно-органически биологического уровня. Это те знаменитые случаи, когда происходят глубочайшие личностные трансформации после каких-то катастроф. После, допустим, незавершенного суицида. Человек неспособность решить свою проблему разрешает одним единственным способом: вообще уйти от всех своих проблем через суицид. Он его совершает; по тем или иным причинам суицид не реализуется, человек выбирается в жизнь, и часто происходит глубочайшая личностная трансформация: он становится другим. Пройдя чисто физически через мистерию смерти и возрождения, он трансформируется в совершенно другом своем качестве. Самые яркие примеры - знаменитые примеры Дэвида Розена, те примеры, которые потрясли мировую психологию и психотерапию, с многочисленными самоубийцами. Все то, что описано в «Жизни после смерти», как люди трансформировались после клинической смерти из-за этого энергетического барьера, когда другие переживания открывались их внутреннему опыту. Я не думаю, что в символдраме возможно такое погружение, но оно, наверное, и не нужно, оно экстремально, по сути, а все остальные уровни можно проработать. В символдраме мы можем работать с невротической личностью практически на любой глубине его сознания. И именно это обстоятельство и делает символдраму наиболее простым, доступным и перспективным на сегодняшний день психотерапевтическим методом для лечения пограничных состояний, прежде всего невротической патологии.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.