WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |

сти и наказания свои доводы мотивируют ст. 43Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, раздельнорегламентирующей условия освобождения от уголовной ответственности и условияосвобождения от наказания. Отсюда они делают вывод, что ответственность инаказание — понятияхотя и взаимосвязанные, но не тождественные, самостоятельные '. Однако еслипроанализировать законодательство об уголовной и административнойответственности с точки зрения делимости понятия «ответственность», то придем кзаключению, что в ряде статей Уголовного кодекса УССР не проводится различиемежду понятием «наказание» и «ответственность». Исходя, например, из смысла ст.50 Уголовного кодекса Украинской ССР, делаем вывод о том, что всякоеосвобождение от ответственности означает тем самым освобождение лица отназначения и реального отбытия наказания. Такой же вывод о «слитности»,тождестве наказания и ответственности можно сделать из анализа ст.ст. 39, 40,41 УК УССР, где речь идет об основных началах назначения наказания и обобстоятельствах, смягчающих или отягчающих ответственность. Неотделимостьответственности от наказания можно наблюдать и в случаях освобождения отадминистративной ответственности. В соответствии со ст. 15 Указа ПрезидиумаВерховного Совета УССР от 15. 12. 1961 г. «О дальнейшем ограничении примененияштрафов, налагаемых в административном порядке»2 при отсутствии оснований дляприменения наказания дело прекращается. Тем самым лицо освобождается и отответственности. Неотделимы эти понятия и в институте давностиадминистративного преследования. Основания для этого же вывода дает и анализактов об амнистии, которые предусматривают полное или частичное освобождение отуголовной или административной ответственности, содержащее в себе иосвобождение от наказания 3.

1 ВедомостиВерховного Совета СССР, 1959, № 1, ст. 6; Б р а й-н и н Я. М. Указ. соч., с.26; Тихонов К. Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967, с.49.

2 Ведомости Верховного Совета УССР,1961, № 53, ст. 609.

3 См.: УказПрезидиума Верховного Совета СССР от 31.10.1967 г. «Об амнистии в связи с50-летием Великой Октябрьской социалистической революции» — Ведомости ВерховногоСовета СССР, 1967, № 44; Указ Президиума Верховного СоветаСССР от 6.05.1975 г. «Об амнистии в связи с 30-летием победы советского народав Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» —Там же, 1975, № 23.

>>>10>>>

Фактическое несение административнойответственности выражается в том, что правонарушителю, во-первых, выноситсяпорицание компетентным органом, выражающее отрицательную оценку противоправномуповедению от имени государства. Во-вторых, назначается наказание, своей меройсоответствующее тяжести содеянного. В-третьих, взыскание исполняется. Вслучаях, когда административный материал народным судьей или другим органом(должностным лицом) передается для рассмотрения в товарищеский суд илиобщественным организациям по месту работы или проживания нарушителя, вопросывины, порицания, наказания решаются общественными органами, следовательно, и вэтих условиях ответственность и наказание остаются единым понятием.

Следует заметить, что наказание даетпредставление о ретроспективной ответственности как последствии правонарушения,признании личности, виновной в проступке. Здесь ответственность и наказание вравной мере есть следствие порицания правонарушителя в административном илисудебно-административном порядке и основаны на возникшей ранее обязанностиотвечать за проступок, понести наказание. «Ответственность — обязанность» нельзя сводить кюридически значимому моменту признания нарушителя виновным и применения кары.Ответственность как обязанность значительно шире ответственности за конкретныйделикт да и в целом понятия правовой ответственности. Как моральная илиполитическая (в частности, партийная) ответственность начинается раньше, чемприменение наказания. Она возникает с вхождением в силу правового запрета иконкретизируется с момента совершения проступка. Последнее отмечалосьучеными-криминалистами, справедливо полагавшими, что возбуждение уголовногопреследования правонарушителя и означает привлечение к ответственности '.Данная позиция совпадает и с решением вопроса в действующем законодательстве. Всоответствии со ст. 50 Уголовного кодекса УССР законодатель относит времявозникновения ответственности не только к моменту рассмотрения дела в суде ( вчастности, вынесения обвинительного приговора), но и ко времени расследованияуголовного дела.

1 См.: КурляндскийВ. И. Указ. соч., с. 91; Пионтков-ский А. А. О понятии уголовнойответственности. —СГП, 1967, № 12, с. 44.



10

>>>11>>>

Если ответственность сводить лишь к моментупризнания виновным и применения государственного принуждения, игнорировать еесвойства как обязанности, то легко прийти к заключению, что правонарушитель домомента реализации в отношении его наказания не обязан нести ответственность *.Итак, двойственный характер правовой ответственности проявляется в том, что допризнания лица виновным ответственность — это обязанность. С момента жепризнания вины ответственность — наказание.

Там, где правовую ответственностьрассматривают во всем многообразии внутренних свойств и внешних проявлений,закономерно приходят к выводу о ее неразрывной связи с правовымотношением.

Отношение есть одна из форм, один изнеобходимых моментов всеобщей взаимосвязи предметов, явлений, процессов вприроде, обществе и мышлении. «Каждая вещь (явление, процесс etc.) связаны скаждо й»,— отмечал В. И. Ленин '. Этоозначает, что не может быть права ни на что, как и ничьего права. Все находится«в отношении необходимости к другому»2. Сложные отношения взаимной зависимости, власти и подчинения,выража-юшиеся в определенных актах поведения, согласованных с обязательными длявсех нормами, слагают людей в государственные и административные(управленческие) правовые отношения. Регулируемые законодательством о браке исемье, возникают отношения между супругами, родителями, детьми. Потребностиимущественных отношений, товарного обмена, опосредствованные юридическиминормами, связывают людей в гражданские правоотношения и т. д. Точно так же фактсовершения проступка ставит его совершителя в определяемое правом отношение кгосударству и его органам. Возникает юридическая связь, содержанием которойявляются права и обязанности участников данного отношения, их возможное идолжное поведение. Юридическая ответственность,

* «Ответственность — это не обязанность претерпеванияпоследствий, проистекающих из правонарушения, а самое их претерпевание всостоянии принуждения» (Братусь С. Н. Указ. соч, с. 102—103). Рассматривая ответственностьтолько как реализацию санкции, С. Н. Братусь не мог не прийти к выводу обискусственности конструкции правового отношения ответственности (см.: там же,с. 104).

1 ЛенинВ. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 203.

2 Т ам ж е, с. 95.

и

>>>12>>>

связанное с нею фактическое несениенаказанным определенных тягот, лишений, иных неблагоприятных последствийсовершенного проступка объективно складывается в юридическое отношение,регламентируемое правовой нормой и основанное на ней. Отсюда следует, чтопонять природу любого вида основанных на праве отношений возможно лишь в связис анализом роли правовой нормы, юридического факта и механизма их действия вобразовании и развитии правовых отношений.

Сами по себе общественные (фактические)отношения не выполняют регулирующих функций, а тем более функций охраныправового порядка. В рамках этих отношений не может существовать иреализоваться ответственность за их нарушение. Фактические отношения нетождественны с правом. Это бытовые связи между людьми, юридически нерегламентированные и правом не защищенные. Посредством их люди проявляютсубъективную волю и осуществляют свою деятельность КЛишь будучи урегулированным конкретной юридическойнормой фактическое отношение приобретает форму правового отношения. Характерно,что роль правовой нормы и правового регулирования состоит не в образованииправоотношения, оформляющего другое общественное отношение, а в приданиифактическому отношению вида или формы правового, т. е. фактическое отношениесвоего собственного содержания не теряет. Именно это имеет в виду К- Маркс,когда пишет: «...уже при неразвитой меновой торговле обменивающиеся лицамолчаливо признают друг друга равными личностями и собственниками обмениваемыхими благ; они делают этоуже тогда, когда предлагают друг другу свои блага и совершают друг с другомсделку. Это фактическое отношение, возникающее лишь благодаря самому обмену и в обмене,получает позднее правовую форму в виде договора и т. д.; но эта форма не создает ни своегосодержания, обмена, ни существующих в ней отношений лиц друг к другу,а наоборот» 2. Итак, при правовом упорядочении, воздействии на общественноеотношение возникает правоотношение. Оно как форма облекает содержаниеобщественного отношения. «Законодатель же, — по словам К. Маркса,— долженсмот-

1 См.:Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с.28—29; т. 27,с. 408—409.





2 Там же, т.19, с. 393.

12

>>>13>>>

реть на себя как на естествоиспытателя. Он неделает законов, он неизобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительныхзаконах внутренние законы духовных отношений» '.

О роли правовой нормы в механизме образованияи осуществления правового отношения нет общего мнения. Большинство автороврешительно настаивают на том, что правоотношение — это конкретное общественноеотношение, урегулированное нормой права (Р. О. Халфина, О. С. Иоффе, С. Н.Братусь, В. Н. Щеглов и др.). Всякое общественное отношение под воздействиемправа принимает юридическую форму. Нормой права оно закрепляется или защищается(охраняется). Правовое отношение и есть способ преобразования, движенияобщественного отношения, другими словами, условие егосуществования.

Высказываются и иные мнения о характересвязей права и фактических отношений. А. К. Стальгевич, один из сторонниковидеи об опосредствованном (через правоотношение) действии норм на фактическиеотношения, считает, что право непосредственно не может регулироватьобщественные отношения, а лишь предусматривает юридические отношения, которымибытовые связи «вводятся в юридические рамки» 2. Сходную позицию занимает В. П.Мозолин, считающий, что применение правовой нормы к общественным отношениямведет к возникновению новых, дотоле не существовавших идеологических отношений— правовых, которыене поглощают фактических отношений, а закрепляют их, направляя в нужное длягосподствующего класса русло3. С этими мнениями нельзя согласиться по той причине, что онитолкуют правоотношения как некую особую категорию, изолированную отфактического отношения. Недопустимо, однако, отрывать содержание (общественноеотношение) от формы (юридическое отношение). Общественное отношение потому истановится правовым, что на него воздействует правовая норма при наличиипредусмотренных ею известных обстоятельств (юридических фактов). Напротив,общественное отношение, на которое не воздействует норма права, не становитсяправовым отноше-

1 Марк с К-,Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 162.

2Стальгевич А. К. Некоторые вопросы теории социалистическихправоотношений. — СГП, 1957, №2, с 24—25.

3 См.:Мозолин В. П. О гражданско-процессуальныхправоотношениях. — СГП, 1955, № 6,с. 52.

13

>>>14>>>

нием. Весьма удачно это положение выражено всловах О. С. Иоффе о том, что юридический характер могут и должны принять теобщественные отношения, действия участников которых будут юридическизакреплены, а реальность их поведения обеспечиваться силой государственногопринуждения'.

Итак, для большинства юридических отношенийцеликом оправдано мнение, что в механизме их возникновения основная рольпринадлежит норме права, оказывающей регулирующее воздействие на фактическоеотношение. Существует, однако, версия, не связывающая образование правовыхотношений с непосредственным воздействием юридической нормы на фактическиеотношения. В этом случае придается правообразующее значение юридическим фактам,которые сами по себе являются причиной возникновения правоотношений. Речь идето так называемых деликтных правоотношениях (уголовно- иадминистративно-правовых отношениях). Самого по себе жизненного факта(происшествия), разумеется, недостаточно для возникновения соответствующегоправоотношения. Необходимо, чтобы конфликтная ситуация была предусмотренанормой права как противоправное ее изменение (нарушение). Вот тогдапроисшествие и становится юридическим фактом — правонарушением. Таким образом,правовые отношения могут возникать не только «из закона» непосредственно,вследствие регулирующего воздействия правовой нормы (так образуютсярегулятивные и охранительные правоотношения), но и из юридических фактов(правоотношения ответственности).

Конституция СССР 1977 г. допускает раздельноесуществование двух типов правовых норм: правоустанавливающих (например, ст. ст.49, 58, 62 ) и правоохранительных (ст. ст. 47, 56, 104 и др.). В соответствии сэтим нормативный фонд административного права дифференцируется на две группынорм с различными целевыми установками и неравнозначнымигосударственно-обеспечительными средствами. При едином административно-правовомметоде воздействия на общественные отношения они обслуживают явления,относящиеся и к базису, и к надстройке. Это, во-первых, нормы регулятивные.Объектом воздействия нормы-регуляторы имеют «свой»

1 См.: Иоффе О. С.Правоотношение по советскому гражданскому праву.Л., 1949, с. 20—21.

14

>>>15>>>

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.