WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |

Психическая реальность, с одной стороны, нелегко отде­ляется прианализе от целостного трудового процесса, его ор­ганизации и участников. Поэтому,несмотря на то что мысля­ми о труде пронизаны все формы общественного со­знания, начиная от мифов осотворении мира, фольклора и кончая рафинированными работами по современнойробото­технике,собственно история знания о психической регуляции труда пока еще не получиламассивного самостоятельного вы­ражения. С другой стороны, мир труда настолько многолик и настольконе прост в каждом случае, что всякий раз состав­ляет предмет очень специальнойкомпетенции. А что касается в связи с этим психологических знаний о труде итрудящемся, то если они рождены полезными, то они конкретны, а если ониконкретны, то настолько «впаяны» в контекст определен­ного вида труда, что их нельзя ниоценить, ни даже достаточ­но хорошо понять, не вникнув в тонкости этого определенного видатруда. Как правило, профессию осваивают годами, и не так уж легко понятьтонкости труда семеновода или свар­щика, пионервожатого или бухгалтера, или гравера в тек­стильной промышленности и т. д. Абез этого неоткуда взять­ся тонкостям понимания или пониманию тонкостей психоло­гии соответствующего труда.Вследствие сказанного, несмот­ря на то что развитие психологических знаний висторичес­ком аспектеочень часто является предметом рассмотрения (достаточно сказать, что в каждойдиссертации всегда есть раздел об истории соответствующего вопроса, не говоряуже о специальных книгах по истории отечественной и мировой психологии),собственно история психологии труда оказалась отраженной в печати в основномтолько в той части, в какой она имеет демонстративные признаки социальнойоформленности (так, скажем, советские психотехники активно заявили о себе -«попали в историю»). Однако в связи с описанной выше коллизией (неявностьпсихики для трудоведов и неве­домость труда для психологов) дело обстоит так, чтопсихоло­гическиесведения о труде и трудящемся порождались часто вне рамок собственно психологиикак науки или направлений науки и оказались рассеянными по разным и многимисточ­никам (см. отчасти§ 3): инженерно-техническим, юридичес­ким, экономическим, этнографическим,палеоантропологическим, филологическим, историческим (гражданская история) идр. Все это накладывает своеобразный отпечаток и на ис­ториографию рассматриваемой здесьотрасли науки.

Множество историографических источников можноупоря­дочить следующимобразом.

1. Исторические разделы диссертаций попсихологии тру­да,инженерной психологии, эргономике. Общая их отрица­тельная особенность состоит в том,что сообразно предвзятой традиции, а отчасти сообразно желанию авторов«блеснуть» знанием зарубежной литературы многие авторы склонны ви­деть источники, истоки тех или иныхидей, фактов, направле­ний, достижений именно за рубежом - «в мировой литера­туре», в то время как достиженияотечественных авторов не­редко остаются за бортом. Что касается дореволюционной мысли,относящейся к психологии труда, то часто авторы исходят из предпосылки, что еев нашей стране не было [см. подробнее: 54]. Удивляет логическая несообразность:обычно полагают, что стимулом развития психологии труда является возникновениекапиталистической индустрии, и ведут родо­словную многих идей почему-то именноиз недр зарубежной капиталистической индустрии, хотя всем известна работа В. И.Ленина «Развитие капитализма в России» [5], из чего следует, что надо бы думатьнад вопросом - почему же у нас капитализм был, а психологии труда не было Насамом же деле она как раз была, и очень многие идеи, культивиро­вавшиеся в зарубежной и советскойпсихотехнике нашего ве­ка, были предвосхищены в дореволюционной общественной мысли Россииеще в прошлом веке, при этом были специаль­ные психологические работы [70 идр.]. Поэтому исторические обзоры диссертаций, посвященных психологическимпробле­мам того илииного труда, следует воспринимать с поправкой на указанное вышеобстоятельство.

2. Специальные общие работы по развитиюпсихологии в России и Древней Руси [30; 57; 75 и др.]. Они интересны, но какправило, совершенно стерильны в отношении проблема­тики психологии труда.

3. Специальные непсихологические работы поистории кон­кретныхвидов труда, отраслей науки, производства, народно­го хозяйства или историческиеразделы работ, посвященных разным видам труда [10; 20; 21; 24; 58; 71; 73; 74;79 и др.].

Как правило, на эти работы можно взглянуть какна ра­боты по историипрофессиональных деятельностей и увидеть при этом немалый психологическийматериал. Откроем кни­гуЮ. И. Соловьева «История химии в России» (М., 1985). Но это вместе с тем иистория деяний профессионалов-химиков - их замыслов, волевых усилий и операцийпо реализации идей, история делового взаимодействия и т. д. В книге встречаютсядаже обобщения о профессиональных типах личности: «На сменуученому-просветителю приходит естествоиспытатель нового типа (курсив - Ю. И. Соловьева).Он видит свою основную задачу не только в пропаганде и популяризациихи­мических знаний, но ив практическом применении научных знаний» [76. С. 9]. Такого рода материалысовершенно не ос­военыпсихологами.

4. Специальные работы по истории психологиитруда в России. Их немного [13; 33; 37; 38; 50; 60; 64 и др.], ипред­метом анализа в нихявляется начало 20-х годов XX в.

5. Небольшие разделы учебников и пособий попсихологии труда и инженерной психологии [25; 42; 63 и др.].Большин­ство авторовсвязывает возникновение психологии труда в до­революционной России с именемвыдающегося отечественно­го физиолога и психолога И. М. Сеченова (1829-1905), од­нако это справедливое указаниеоставляет в тени вопрос о социально-историческом контексте его прикладныхисследо­ваний.

Очевидно, что воссоздание целостной картинызарождения психологических знаний о труде, формирования научного подхода вданной области знания и далее, выделение психо­логии труда (или дисциплин другогоназвания, но близкого содержания) как обособленной отрасли науки требуетсистем­ного освоениявсех обозначенных историографических источ­ников.

Вопреки традиции, мы будем рассматриватьисториогра­фиюпсихологии труда не «от Адама», а от современности. Если исходить из пониманиятруда в широком значении, т. е. как социально ценной продуктивной деятельностичеловека, занятого биологическими, техническими, социальными (люди как объекттруда), знаковыми, художественными системами [34], то и историюпсихологического знания о труде и трудя­щемся нельзя связывать только сразвитием материального производства, хотя и следует оставлять за нимприоритетное значение. Поэтому в круг историографических объектовнеоб­ходимо включатьработы достаточно разнообразного профиля, если они содержат, хотя бы в неявномвиде, психологическую информацию (например, работы по истории средств трудаумственного, административного, труда в области искусства)

Раздел I. Обзор моделей, репрезентировавших психологическое знание о труде в древности и в эпоху феодализма

Глава I. Психологическое знание о труде внеписьменных функциональных средствах фиксации опыта

§ 5. Мифологическое знание какразновидность модельных представлений

о психической регуляциитруда

Для исторической науки в целом реконструкциярелигиозных представлений является важным критерием уровня духовного развитиячеловеческой общности изучаемого периода, ибо с религией тесно переплетеныформы ведения хозяй­ства, особенности развития искусства, познания мира в целом. Дляистории психологии труда особый интерес имеют те проявления религиозногомироизучения и культуры, которые зарождались, развивались и сохранялись внародной памяти в связи с потребностями хозяйственной деятельности людей. Тоесть нам интересна прежде всего так называемая «низ­шая» форма мифологии, представленнаяв виде сказок, преда­ний, культовых хозяйственных обрядов, в обрядовых песнях,заговорах, пословицах и поговорках, в предметах народного декоративноготворчества.

Интересно, что по замечанию специалистов вобласти исто­риимифологии [49; 72], именно эта относительно аморфная «низшая» разновидностьмифов оказалась более устойчивой и сохранной по сравнению с системой «высших»мифологичес­кихконструкций, отражающей мифологических героев-покро­вителей военно-княжеской верхушкиобщества, как системы, более зависимой от изменчивой социально-историческойоб­становки.

С другой стороны, именно эта «низшая»мифология, вырас­тающаяиз недр хозяйственной деятельности людей, имеет чрезвычайно много общего дляразных племен и народов, территориально разделенных [49; 51]. Мифы имеютсодержа­тельное сходство(хотя мифические существа могут по-разно­му называться) в той мере, в какойимеется общее в спосо­бах ведения хозяйства, природных и бытовых условиях людей раннихстадий общественного развития [51 и др.].

Не подлежит сомнению также и то, что «огромныйпериод в жизни человечества был безрелигиозным», как это показано в специальномисследовании [29]. Отсюда следует вывод о том, что религиозные представления всвоих примитивных фор­мах охотничьего тотемизма, «аниматизма» (по Н. М.Николь­скому), анимизмапоявились не сразу в истории человечест­ва, а лишь на определенной ступени,которой предшествовала длительная предрелигиозная эпоха, связанная уже сэлемен­тамиколлективного орудийного труда. Несколько слов об ос­новных формах мифологическихпредставлений.

Одной из первых примитивных форм религиозногомиро­воззрения былантропоморфный «аниматизм» (по Н. М. Ни­кольскому), зародившийся еще вкаменном веке. Суть его в том, что человек воспринимал все окружающие егоявления природы (растения, животных, метеорологические явления, не­одушевленные предметы) как существживых, чувствующих, подобных человеку. Так, в сказках камни живут, растут ираз­множаются[51. С. 7], на Севере еще в20-е гг. XX в. бытова­лоповерье, что «лучшее средство от вихря - бросить в него ножом, и тогда вихрьулетит, оставив по себе следы крови» [51. С. 7].

Такого рода проекция качеств субъекта наобъекты, т. е., так сказать, неписьменное приписывание очевиднымобъек­там неочевидных,но реальных субъектных свойств, может быть понята как несомненный признакзнания людей о субъ­ектных свойствах и как своеобразная форма фиксации этих знаний.Реальным психическим механизмом, хотя и неосозна­ваемым, но неизменно обеспечивающимуспех фиксации зна­ния,является механизм ассоциации (по смежности или по времени, по некоторомусходству и т. д.).

Своеобразно фиксировались в мифологическихпредстав­лениях имежлюдские отношения, связанные с трудом.

Все предметы и живые существа делилисьчеловеком на две группы: «группа объектов, сильнее человека» и «группаобъектов, слабее человека» [51. С. 8]. Всем объектам, сильнее человека,приписывалась и особая сверхъестественная способ­ность. Они могли помогать человеку ивредить ему. Поэтому человек старался задобрить «сильные» существа, принести имжертву, создавался культ «сильных», который позволял но­вым поколениям знакомиться с«сильными существами», уз­навать их полезные и коварные свойства и способ обхождения сними.

«Аниматизм» рассматривается не столько какрелигия, а как примитивная форма мировоззрения, на основе которой развиваютсякультовая магия, верования.

Так, объекты, обладающие «силой», становилисьфетиша­ми и амулетами -стражами, охраняющими человека, имею­щего изображение «сильного» существа. Живые существа, имеющиеособую «силу», особенно опасны для человека, рас­сматривались как предшественникиплемени и защитники. Им поклонялись. Такие звери выполняли роль «тотема».Другой более поздней по возникновению формой мифологического мировоззрения быланимизм, состоящий в вере в воображае­мых существ, которых никто не видел,но с их действиями свя­зывали вредные и полезные, добрые для людей события, со­стояния. Это, кстати, симптомразвивающегося воображения человека. Одно дело реагировать на камень или навихрь, другое - регулировать поведение в соответствии с образом воображения.Так, славяне верили в опасных упырей, вампи­ров, сосущих человеческую кровь, идобрых берегинь. В хри­стианской религии первые продолжили свое существование в видечертей и бесов, а вторые - в роли святых и ангелов. Упыри - души умершихнасильственной смертью, убитых, жертв несчастий. Они населяли опасные места -болота, лес и пр. Берегини - тоже души умерших красивых девушек, в виде птиц ирыб (или смеси человеческого обличья с ними): они обитали по берегам рек, ипоэтому здесь люди чувствова­ли себя в относительной безопасности, здесь их «оберегали». К такимневидимым, но «сильным», т. е. обладающим сверхъ­естественной силой, существам, откоторых зависит успех, здоровье, урожай или, напротив, несчастье всоответствующей сфере жизни, хозяйственной ситуации относились домовые (душипредков семьи), полевики, лесовики, водяные и множе­ство существ, каждое из которыхнесло свою роль: «Крик­са» - которая нападает на ребенка, когда он кричит [51. С. 15];«Лень» - которая поселяется за пазухой у ленивого работника; «Смерть» - старухас косой; «Горе-злосчастье»- невидимка, вспрыгивающая на плечи человека иделающая его несчастным «Чума», «Трясца» - болезни, «Зима» и Дед Мороз, «Весна»- времена года; «Обида», «Сон» и пр. [51. С. 25]. Все это не что иное, какрегуляторы поведения, в систему которых «впаяны» и регуляторы труда (надостря­хивать с себянесчастья, отгонять лень и т. п.).

Анимизм - удобный способ учета различныхсуществен­ных, нонепонятных для данной ступени культуры явлений, при котором причину данногоявления приписывают соответ­ствующему «духу». Для понимания не требуется ни особой подготовкичеловека, ни напряженной работы мысли. Если аниматизм имеет основой реальныеусловия предметной деятельности, людей, то анимизм - более сложноопосредован­ная образамии вербальными понятиями форма отношения к миру, составляющая базу для развитиярелигии и магии. Ма­гиейназывают культовые действия, связанные с «силой» сло­ва (разного рода «заговоры»,заклинания) *.

* Глубокое исследование форм анимизмасодержится в ра­ботеЭдуарда Тайлора (1871) [77}

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.