WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |

Из обзора литературы становится ясно, чтосуществует запутанный клубок аналогичных терминов, используемых для описаниякатарсиса —“вентиляция”, “отреагирование”, “первичный крик” или рейхианский тип полного,тотального оргазма. Каждый вид терапии использует свою собственную терминологиюи разнообразные ритуалы, чтобы позволить пациентам “облегчить душу”,“выплакаться” или “выпустить пар”. Одновременно с этим некоторые аналогичные,но разные по сути явления — отыгрывание в действии, пиковые переживания, завершение акта,инсайт-в-действии, исповедь, религиозный экстаз, регрессия, удовлетворениепотребностей — иногданазывают ка­тарсисом,хотя они так называться не должны. Предложенная Блатнером дифференциацияразличных компонентов ­катар­сиса —катарсис действия, интеграции и отреагирования, катар­сиса включения, духовный (иликосмический) катарсис — также не ясна и размывает определение катарсиса. Ибо катарсисотносится исключительно к высвобождению накопившегося содержания путемаффективного выражения (наблюдаемые изме­нения в лице, теле, голосе илиповедении).

Переживание катарсиса

Иллюстрацией переживания катарсиса можетслужить психодрама Вальтера, женатого человека в возрасте старше сорока лет,который жаловался на то, что большую часть времени ощущает напряжение ираздраженность. Он сообщил группе, что страдает от частых головных болей и чтоему трудно расслабиться на работе. Временами он выглядел так, словно собиралсявзорваться, и каждому было ясно: что-то давит его изнутри. Когда Вальтер былизбран протагонистом, никого не удивило, что он захотел поработать над своимсостоянием общей тревожности. Во время интервью он упомянул, что ненавидитработать на своего агрессивного и властного тестя, но страх и чувство винымешают ему правильно оценить ситуацию и уйти с работы. В одной из сцен Вальтерпредставил ситуацию, когда его несправедливо обвинили в присвоении денег фирмы,где он работал. Вопреки его протестам и объяснениям, тесть (роль которогоисполнялась вспомогательным лицом) оскорбил и очернил его, пригрозив вызватьполицию.

Ситуация очень быстро утратила свойство“как будто”. Можно было заметить, что Вальтер начал терять над собой контроль инастоящий гнев овладел им. Несмотря на все его усилия оставаться спокойным ипопытки овладеть собой, что-то в нем прорывалось наружу, нечто, что он долгоевремя хранил в себе: старая подавленная ярость пыталась сломать заслон.Казалось, Вальтер заново переживал все случаи в своей жизни, когда егопритесняли, и кричал: “Я не делал этого! Я не делал этого!” Внезапно его телоохватил спазм, и слезы буквально брызнули из глаз, ослепив его и намочиврубашку. Затем все “перевернулось с ног на голову”, и он заплакал в первый разза много лет. Когда все закончилось, Вальтер выглядел так, словно открылсекрет, некую простую истину, которую до сегодняшнего дня не мог облечь в словаи даже в мысль. Но его тело всегда знало эту истину, напоминая о нейнапряжением и головными болями. После этой сессии Вальтер сообщил, что головныеболи почти исчезли и он стал намного менее напряжен и раздражен на работе. Ончувствовал, что осознал важную связь, существующую между своим нынешнимнапряжением и детскими фрустрация-ми – инсайт, позволивший ему болееэффективно справляться с настоящими и будущими ситуациями, провоцирующимисостояния тревожности.

Как и любое выражение чувств в состоянииаффекта, катарсис возникает невольно и спонтанно — “экспромтом”. Слово “эмоция”здесь принимает свой буквальный смысл — происходящий от латинского“e-movere” (“движение вовне”); это отражает идею движения чувств изнутри вовне.Но катарсис отличается от других аффективных выражений чувств своейинтенсивностью, “сыростью” и примитивностью, а также пространственно-временнымискажением, при котором “здесь и теперь” воспринимается как “там и тогда”.Например, плач как реакция на недавнюю потерю — это нормальная реакция, но взрывслез после долгого периода сдерживания горя можно рассматривать как катарсис.Некатартическое выражение эмоций (например, печали) включает всхлипываниечеловека, скрывающего свой гнев, и манипулятивный плач того, кто хочет привлечьвнимание, и симптоматическое нытье того, кто испытывает хроническуюдепрессию.

Катарсис различается у разных людей каккачественно, так и количественно. Интенсивность высвобождения чувств оченьотносительна и должна оцениваться не объективно, а с позиции устройства мирапереживаний конкретного человека. “Внешне вялое выражение эмоций может статьсобытием большой интенсивности для очень сдержанного индивидуума, а дляимпульсивного — дажеэмоциональная буря —повседневным явлением” (Yalom, 1975). Хотя многие участники психодрамыподчеркивают, что пережили “ошеломление” нахлынувшими чувствами, для некоторыхэто переживание было приятным, оно означало, например, облегчение от выходасдерживаемых эмоций или сексуальное возбуждение, которое может возникнуть какпобочный продукт эмоционального возбуждения. Одна женщина воскликнула: “Это какоргазм! Если это случилось с Вами, это благословение, это чудо!” Такое ощущениепохоже также на приятное ощущение облегчения, возникающее после исповеди:“Теперь все будет хорошо. Все было открыто высказано, и ничего не нужно большескрывать!”

Не только пациенты расходятся во мнениях,описывая катарсис и его эффекты. Три авторитетных психодраматистаохарактеризовали переживание катарсиса как “облегчение после состоянияпредельного напряжения, или эмоциональную кульминацию, когда уходят всесопротивления” (Schьtzenberger, 1970), как “сдвиг, взламывание подавленных эмоций изастывших структур” (Leutz, 1974), “ощущение самих себя такими, какими мыхотели бы быть в своем воображении” (Z.T. Moreno, 1971).

Несмотря на разницу в ощущениях, общая нитьпроходит через все описания опыта катарсиса. Катарсис относится к томувыражению эмоций, когда что-то сдерживаемое, имеющее естественную тенденциювыйти наружу, наконец высвобождается. Таким образом, катарсис можно считать“отметкой о завершении (полностью или частично) ранее прерванной или сдержаннойпоследовательности самовыражения, которая явилась бы естественной реакцией накакое-либо переживание, не натолкнись это переживание на препятствие” (Nichols& Efran, 1985). Согласно этой точке зрения, катарсис — это нечто вроде запасногоклапана для сброса напряжения, возникающего внутри человека и в отношенияхмежду людьми. Отсюда ясно, почему большинство из нас рассматривает катарсис какчто-то положительное, как драгоценный момент, идеальное состояние бытия. Внашем мире здравого смысла катарсис (и вообще высвобождение) имеетположительное значение. Однако само по себе это еще не делает катарсистерапевтически значимым явлением.

Катарсис как лечение

Лечебная ценность катарсиса остаетсяспорным вопросом. Традиционно считалось, что катарсис обладает лечебной силойпри расстройствах, связанных с посттравматическим стрессом, когда “то, чтослучилось, представляет собой лишь реакцию на травматические стимулы, реакцию,которая не смогла реально проявиться” (Freud, 1894). Катарсис помогает такжепри шизоидных, избегающих, обсессивно-компульсивных или пассивно-агрессивныхрасстройствах личности, когда аффект заторможен, а также при некоторыхсоматоформных расстройствах, когда аффект подавлен и соматизирован. Однакозащитники катарсиса полагают, что все пациенты — невротики, психотики, пациенты ссильным и со слабым эго, подавленные или импульсивные — имеют сдержанные “энергии” имогут получить пользу от катарсиса, по крайней мере, на некоторых стадияхлечения. Сторонники катарсиса утверждают, что катарсис может излечить сам посебе, автоматически, и немедленно возникающее ощущение благополучия, котороелюди испытывают сразу после сильной эмоциональной разрядки, представляют собойдостаточное доказательство значимости катарсиса. В центре этой веры в катарсислежит мысль, что сдерживание эмоций ведет к “законсервированности” чувств, аосвобождение эмоций дает облег­чение.

Противники катарсиса из противоположноголагеря подвергают сомнению преимущества катарсиса или полностью их отрицают.Они утверждают, что облегчение, которое дает катарсис, носит непостоянныйхарактер, что напряжение обычно возвращается после определенного периодавремени и что вообще выражение какого-либо чувства совсем не обязательно должнопривести к тому, что это чувство ослабеет (например, плач не делает гоременьше). Они также задают вопрос: а может ли выражение чувств привести ктерапевтическим изменениям, например, может ли выражение гнева разрешитьреальный межличностный конфликт

Защитники терапевтического воздействиякатарсиса опираются на упрощенную точку зрения, согласно которой душевноездоровье есть “чистота души”, душевная болезнь — “загрязнение души”, а катарсис— промежуточный агенточищения. Они концептуализируют излечение катарсисом как открытие “запасногоклапана” для находящихся “под замком” аспектов “я”, позволяя им выйти наружу.Согласно этой точке зрения, здоровый индивидуум — тот, кто может дать свободный испонтанный выход своим эмоциям и постоянно находится в динамическом процессетрансформации. Для защитников катарсиса игра в совершение зла “понарошку”, взаконных рамках, не только дает выход накопившемуся гневу, но и позволяетобрести эмоциональный баланс и самоконтроль. Клиенты могут выразитьпереполняющий их гнев “заместителю” адресата — своему терапевту, другим членамгруппы (вспомогательным лицам) или неживым объектам. Например, еслипротагонисты сдерживают большое количество гнева, Голдман и Моррисон (Goldman& Morrison, 1984) рекомендуют пронзительно кричать, бить “батакой” илишвырять стену металлические стулья. Какой бы инструмент ни использовался,уменьшение напряжения поможет выдержать фрустрации и отложит действие до техпор, пока не найдется удовлетворительного способа разрешения конфликта.

Эмпирические исследования ценностикатарсиса концентрировались главным образом на проверке гипотезыфрустрации-­агрессии,предложенной Доллардом, Дебом, Миллером, Ма-уэрером и Сирсом (Dollard, Doeb,Miller, Mowerer, & Sears, 1939). Согласно этой гипотезе, агрессивноеповедение умень­шаетпобуждение к агрессии. Ранние исследования (например, Feshback, 1956;Berkowitz, Green, & Macanley, 1962; Kahn, 1966; Mallick & McCandless,1966; Hockanson, 1970) нашли мало подтверждений данной гипотезе, так же как иболее поздние (Zumkley, 1978; Bohart, 1980; Warren & Kurlychek, 1980;Travis, 1982). Все эти авторы показали, что словесное или физическое выражениегнева не уменьшает гневавтоматически, однако при этом они сделали вывод, что межличностные,поведенческие и сознательные факторы имеют первостепенное значение в том,уменьшится ли гнев после катарсиса или нет. Занимаясь контрольнымиисследованиями детей, Бандура и Уолтерс (Bandura & Walters, 1965) собралимассу сведений о том, что прямое или замещенное участие в агрессивном поведениив безопасных условиях поддерживает поведение на начальном уровне и даже можетусилить его. В попытках сбалансировать эти точки зрения, Гoулд (Gould)предположил, что катарсис агрессии приносит пользу в первую очередь подавленныминдивидуумам или тем, кто так или иначе не может выразить свои чувства. Хужеподдаются лечению катарсисом импульсивные люди, например, хаотическиеподростки, которым сложно отложить получение удовлетворения, выдержатьфрустрацию и задержать немедленную экспрессию (Willis, 1991). Ялом (Yalom,1975) занимает аналогичную позицию: “Многие сдержанные люди получают пользу,испытывая и выражая сильный аффект. Другие, перед которыми стоятпротивоположные проблемы контроля над импульсами и большой эмоциональнойподвижностью, напротив, выигрывают от интеллектуального структурирования иподчинения себе своих эмоций”. Подобным же образом, Батлер и Фериман (Butler& Fuhriman, 1983) обнаружили, что катарсис имел очень большой успех вгруппах приходящих пациентов, но был менее эффективен угоспитализированных.

Теоретические исследования в рамкахпсихоаналитического мышления также относятся критически к начальной гипотезекатарсиса. Например, Крис (Kris, 1952) замечает: “Нас больше не удовлетворяетпредположение, что подавленные эмоции теряют свою власть над нашей душевнойжизнью, как только для них был найден выход”. Бинсток поддерживает его: “Ролькатарсиса в человеческих отношениях — очень ограниченная и оченьскромная” (Binstock, 1973). Бибринг (Bibring, 1954), Дьюалд (Dewald, 1964) иГринсон (Greenson, 1967) рассуждают с технической точки зрения и подчеркивают,что, хотя катарсис имеет довольно ограниченное лечебное значение впсихоанализе, он может дать пациенту чувство определенности в отношенииреальности своих подсознательных процессов. Наконец, Славсон (Slavson, 1951)указывает: “...Ценность катарсиса заключается в том, что он индуцируетрегрессию до тех стадий эмоционального развития, где произошла задержка илификсация”.

В сравнительном исследовании лечебныхфакторов в рамках групповой психотерапии Ялом (Yalom, 1975) сделал заключение,что “открытое выражение аффекта, разумеется, жизненно необходимо для групповоготерапевтического процесса, в его отсутствие все выродится в стерильныеакадемические упражнения. Однако оно является только частью процесса и должнодополняться другими факторами”. Его поддерживают Либерман и Майлс (Lieberman,Yalom, & Miles, 1973) и Берзон, Пуа и Парсон (Berzon, Pious, & Parson,1963), обнаружившие, что просто “вентиляция” без приобретения навыков, полезныхдля будущего, не имела никакого лечебного значения. Аналогичным образом, Николси Закс (Nichols & Zax, 1977) в своем рассмотрении катарсиса в религиозных имагических ритуалах лечения, психоанализе, клинической гипнотерапии, групповойтерапии, терапии поведения, социальной психологии агрессии и лечении военныхневрозов обнаружили, что для терапевтического исцеления применения одногокатарсиса никогда не было достаточно.­

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.