WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |

“Когда харизматический лидер играет насвоей дудочке, чувство, которое в нас возникает, намного превосходит тольковнимание и согласие. Оно перерастает в обожание. Я слышал, как люди говорили:“Я никогда не слушаю того, что он говорит, я просто восхищаюсь”. Это чувствочасто ассоциируется с томящимися от любви подростками. В мое время этоназывалось “зарубиться” на ком-либо. Иными словами, в буквальном смысле— быть слепым, неподдаваться никаким уговорам, ставить кого-либо вне обсуждения”.

В группе потребность любить частосопровождается потребностью зависеть. Группы, ведущие себя так, словно сами посебе они полностью беспомощны, описываются Бионом (Bion, 1961) как “группы сбазовой установкой на зависимость”. Основная цель таких групп — добиться того, чтобы одининдивидуум обеспечил безопасность и защиту для всех. Предполагается, что именнодля этого группа и собралась. Члены группы ведут себя так, словно они ничего незнают, словно они неадекватные и незрелые создания. Их поведение предполагает,что лидер, напротив, всезнающ и всемогущ (Rioch, 1970).

Подобные группы напоминают религиозныесекты и группы политических экстремистов стремлением избежать личной свободы иответственности (Fromm, 1965/1941).

В заключение заметим: нравится нам это илинет, стараемся ли мы предотвратить это или поощряем, но время от временииндивидуумы и группы, по-видимому, нуждаются в том, чтобы вместе восхищатьсясвоим терапевтом и преклоняться ­перед ним.

Психодраматическая ситуация

В психодраме существует много стилейлидерства, но классический стиль имеет несколько харизматических черт. Онтребует, чтобы директор обладал способностью председательствовать на сессии вистинно богоподобной манере. Согласно Полански и Харкинсу (Polansky &Harkins, 1969), постановщики должны отлично владеть межличностной энергией,ежесекундной изобретательностью и управлять вспышками своей яркойтеатральности, доступной далеко не каждому. Лидеров учат действовать в рамкахразнообразных ролей, включая роли родителя, мудреца, героя и бога. Длянекоторых таких лидеров “психодрама представляет собой соблазнительный искусвласти и нарциссического самовозвеличивания” (Sacks, 1976).

Для некоторых харизматических директоровиспользование психодраматических техник и процедур становится менее важным, чемприменение качеств своей личности, для того чтобы активизировать, стимулироватьи зарядить энергией протагонистов. Харизма таких лидеров может стать мощнейшиминструментом для разогрева и подготовки протагониста и членов группы кспонтанному действию. Зная о наклонности протагонистов к регрессивномуповедению, такие директоры вызывают доверие к себе, используя похожее на гипнозсостояние суггестии в целях быстрого установления тесных рабочихвзаимоотношений. За удивительно короткое время взаимоотношения с протагонистомтак перерождаются, что директор становится лицом, наделенным необычайнойвластью, а участники — его восхищенными последователями. Если такое положениеустановилось, директор старается предложить некий сорт повторного опытаотношений с родителями, воплощая их заместительный идеальный образ.

В области психодрамы можно найти богатуюпочву для таких ситуаций. Через введение техник “как будто” (“волшебная лавка”и “вспомогательный мир”), через максимизацию воображения постояннопредпринимаются сознательные усилия заменить опыт повседневнй реальности нагрезоподобное состояние воображаемой сверхреальности (см. главу 9). Несмотря нато, что протагонистов убеждают избегать переноса чувств по отношению кдиректору (обнаруженные переносы удаляются и разряжаются на вспомогательные“я”), несмотря на усилия установить свободные от переносов (“теле”) отношения(см. главу 8), некоторые директоры все-таки становятся объектами идеализации,может быть, благодаря совпадению стремления собственной воли и воли участниковгруппы. Поскольку такие техники, как обмен ролями, шеринг, социометриядействия, процесс-анализ и “прямая встреча” работают на нейтрализацию переноса,протагонисты будут оставаться зависимыми так долго, как долго директор будетиграть божество.

Наиболее выдающимся примеромхаризматического лидера в психодраме, как можно судить из литературныхисточников, служит Дж.Л. Морено. Яблонски (Yablonsky, 1976) рассказывал: “Всевнимание было приковано к доктору Морено, который появился из-за кулисвнезапно, как фокусник. Несколько минут он спокойно стоял в центре сцены,просто разглядывая группу. На его сияющем лице было выражение счастливоговсемогущества. Две-три минуты он молча стоял на сцене, и его присутствие,казалось, вызывало волны эмоций”.

По отзыву Коблера (Kobler, 1974/1962),“личность Морено сочетает в себе живость и огонь мастера действа, которым онявляется, с плутовским шармом венского бонвивана, каким он когда-то был.Массивный и широкобровый, он носит свою щегольскую шляпу в стиле богемногохудожника сдвинутой на ухо — по отошедшей моде. Голубые глаза с тяжелыми веками придают емувыражение одновременно сонливости и наблюдательности. Его речь, окрашеннаяпевучим австрийским акцентом, блистает остроумием, поэтичностью,парадоксальностью”.

Блатнер (Blatner, 1966) отмечает, чтоМорено обладал удивительным “целебым прикосновением”: “Мне доводилось слышатьтермин “харизматический” в применении к доктору Морено, и временами я чувствую,что это совпадает с моим восприятием этой личности, особенно когда он работал сгруппами”.

И действительно, люди по-разномуреагировали на доктора Морено, и не всякий бывал зачарован его личностью.Однако, коль скоро многие считают его харизматичным, он является подходящейиллюстрацией к нашему обсуждению. Как идеализированный лидер Морено послужилролевой моделью для поколений психодраматистов и до сих пор много значит дляразвития психодраматического сообщества. Подобно шаману, Морено являлсятипичным аутсайдером, создавшим себе статус в особой, ритуальной реальности длякомпенсации своего исключения из верхушки психиатрического сообщества. Егожена, Зерка Т. Морено, писала: “Для психиатрического братства он был проблемой,его взгляды на человека и межличностные и внутригрупповые отношения былиперчаткой, брошенной в лицо всему тому, чему тогда учили. Он был просто слишкомбольшим спорщиком, слишком не простым в общении человеком, одиночкой,отщепенцем, нарциссическим лидером, очаровательным, но отчужденным,сверхобщительным, но разборчивым, приятным, но эксцентричным, не вызывающимлюбви, но притягательным”.

В институте его имени Морено называлипросто “Доктор”, приписывая ему тем самым волшебные целительные возможности.Вместо того, чтобы развеивать эти фантазии, Морено подчеркивал элементвоображения и тем самым (может быть, ненамеренно) побуждал всех возводить егона пьедестал всеобщего восхищения. Возможно, Морено удовлетворял таким образомсвое нарциссическое стремление играть Бога. Изучение работ Морено побуждает насзадать следующий вопрос: были ли его занятия психодрамой, социометрией,групповой психотерапией, а также теософией, проблемами общения, вдохновения,ролевыми играми и т.д. скорее проявлением его индивидуальности и результатомсамоанализа, чем проработкой профессионального опыта Мне кажется, чтонарциссическая тема, будучи, однако, весьма продуктивной, проходит краснойнитью через его теоретические работы. Как и Фрейд, Морено предпочитал бытьокруженным учениками, а не товарищами. Но он был для своих студентов больше,чем учителем — он былотцовской фигурой, этаким “крестным отцом”; на него надо было смотреть снизувверх, любить его, он говорил со студентами так, словно они были его детьми.Хотя некоторые отвергли подобный тон обращения с ними и отказались видеть в немродительскую фигуру, остальные предпочли быть усыновленными. У Морено не былоникаких профессиональных границ в общении с пациентами, зато на друзей,родственников, служащих он воздействовал, как на пациентов в психодраме. Всевместе они были собраны в сплоченную, психологически замкнутую группу, лидеромкоторой он являлся. Привязанность учеников к Морено и его собственнаяпреданность коллективной “цели” почти привели к развитию психотерапевтическогокульта. Однако “как только его последователи становились мужчинами и женщинами,обладающими собственными силами, Морено часто изгонял их или они сами покидалиего” (Fine, 1979).

Терапевтическая ценность

харизматического лидерства

Наблюдая впечатляющую способностьхаризматических психодраматистов достигать терапевтических изменений упациентов, можно предположить, что развитие соответствующих качеств будетполезным для всех практикующих. С другой стороны, если изменения являютсятолько результатом внушения, возможно, что вместо этого директор психодрамыдолжен сконцентрироваться на том, чтобы научиться избегать применения харизмы впрофессиональной деятельности. Использование харизматических качеств дляосуществления влияния на пациента поднимает не только методологические (какнаиболее эффективно сделать это), но и глубокие этические вопросы. Большинствоиз нас имеет строгое предубеждение против тех харизматических лидеров, которыеиспользуют свою власть, чтобы управлять людьми, хотя, возможно, мы по-иномуотносимся к тем, кто старается таким образом улучшить положение этихлюдей.

Харизматические элементы можно обнаружитьво многих психотерапевтических подходах, например, в поддерживающем,огра­ниченном вовремени, в различных видах групповой психотерапии, а также в тех подходах,которые строятся на надеждах и ожиданиях пациента (Frank, 1973). Ценность этихподходов, однако, трудно определить, так как в работу вовлечено слишком многопеременных: внушаемость, эффект плацебо, убеждение, спонтанная ремиссия,излечение верой, ожидание чуда, отношения между врачом и пациентом, слава ипопулярность терапевта. Кроме того, существует множество разновидностей харизмы(например, харизмы, построенные на демагогии, внешнем обаянии, доверительности,честности).

Защитники использования харизмы заявляют,что немедленное облегчение, испытываемое пациентом от воздействия сильнойличности, служит достаточным аргументом в пользу ценности харизмы. Критики жезаявляют, что любое улучшение, достигнутое под таким влиянием, носит временныйхарактер, и как только поддержка исчезает и харизматическое влияниевыветривается, проблемы обычно возвращаются. Исцеления этого типа частохарактеризуются как исцеления, связанные с переносом, так как считается, чтопациенты, вылеченные подобным образом, лишь отвечают сильному и защищающему(родительскому) авторитету. Согласно Берману (Berman, 1982), “такиеизлечения... могут окончиться когда-нибудь горьким разочарованием, ощущениемпредательства со стороны “развенчанного кумира”.

Либерман и др. (Lieberman, et al, 1973)представили, возможно, самые систематические данные о влиянии на группухаризматического лидера. Их работа показывает, что харизматические лидеры имеютбольшое влияние на группу и способны вызывать изменения, но также допускают инаибольшее количество осечек, если говорить о количестве покинувших группу.Обсуждая влияние личности терапевта на процесс излечения, Вольберг (Wolberg,1977) сделал такой вывод: “Во время ранних стадий терапии часто наблюдаетсянемедленное и драматическое исчезновение симптомов, вызванное такимиположительными факторами, как воздействие плацебо, эмоциональный катарсис,идеализированные взаимоотношения, внушение и динамика группы. Хотя в поведениии достигаются некоторые изменения, они малы и не связаны с перестройкойличности”.

Таким образом, харизматическое лидерство впсиходраме кажется полезным на стадии разогрева и в начале стадии зависимости,когда установление связей в группе является первостепенной задачей и участникампсиходрамы необходим лидер как Ideal-ego и объект идентификации. После чеголидер должен суметь (и захотеть) направить движение членов группы ксамостоятельности (Rutan & Rice, 1982). Если этого не происходит,нарушается способность пациента воспринимать реальность и наносится вредтерапевтическому процессу. Обучение тому, как понимать, что такое терапевт насамом деле, — этоодин из неизбежных шагов на пути пациента к обретению больших возможностейпонимания реальности и к достижению автономии. Искажение реальности, лежащее воснове идеализации, оставляет пациента ребенком, неспособным повзрослеть. Раноили поздно пациенты осознают, что были обмануты лидером, который не сталразвенчивать их лестные для него идеализации. Когда это происходит, обманутыечувствуют праведный гнев и разочарование (Greben, 1983).

Харизматическое воздействие в течениедолгого времени является разрушительным для процесса независимого роста. Так,харизматический директор психодрамы, предлагающий себя в качестве заместителя“хороших” родителей, на самом деле препятствует достижению зрелости тем, чтопоощряет мессианские ожидания. Психодраматисты, полагающиеся на магическоеисцеление верой и обещающие чудеса в случае, если последователи­ подчинятся их власти,“определенно антитерапевтичны” (Liff, 1975).

Нужно отметить, что харизматическаяситуация может принести вред и самим лидерам, а не только их пациентам.Харизматический лидер подвержен опасности начать активно и настойчивокультивировать роль волшебника (см. главу 11). И, будучи однажды вовлеченным всоответствие чьим-то идеальным ожиданиям, он с большим трудом можетвпоследствии изменить свою роль.

В дополнение к этой опасности, в такойситуации существуют еще и безграничные и весьма деликатные возможности дляконтрпереноса. Самая очевидная опасность в этой области состоит в том, чтолидер перестает осознавать, что идеализация — это перенос, и начинаетвоспринимать ее как реальность. Такие лидеры “дают пищу своему самомнению засчет пациента... и так как грань между “исцеляющим” и “разрушающим” оченьтонка... они становятся просто “плохими” нарциссическими терапевтами” (Volkan,1980). Наконец, такая терапия может перерасти в “сумасшествие вдвоем”, когда илидер, и пациент пойманы в ловушку замкнутой системы, которая поощряет ихвзаимную эксплуатацию и разрушение. Именно в подобных случаях психотерапияиспользуется для создания культа. Согласно Темерлин и Темерлину (Temerlin &Temerlin, 1982), этот культ можно наблюдать во многих психотерапевтическихподходах —гуманистическом, опытном, психоаналитическом, где “лидер не рассматриваетидеализацию себя пациентом как перенос, который может быть истолкован как частьлечения, а, напротив, использует ее, чтобы вызвать подчинение, послушание иобожание. Пациенты становятся истинными верующими с целостными структурамисознания, повышенной зависимостью и паранойей”. Хотя психодрама никогда нестановилась культом в подобном смысле — несмотря на влияние такиххаризматиков, как Морено, — Гонен (Gonen, 1971) отмечал некоторые “культовые аспекты”,которые, как он полагал, задержали вхождение психодрамы в основной потокпсихиатрии.

Советы лидерам

В заключение хочу предложить следующиепринципы, применимые ко всем типам лидерства в психодраме:

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.