WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 35 |

Следующая волна публикаций, будучи оченьнебольшой, не может ясно показать, насколько участники способны применитьизменения, возникшие в процессе интенсивных психодраматических сеансов, в своейжизни вне группы. Тем не менее, мой опыт доказывает, что иногда эффектыпсиходрамы могут сказаться по прошествии длительного времени после завершениятерапии. Это находится в согласии с выводом Поланского и Харкинса (Polansky& Harkins, 1969): “Психодраматическая ситуация может быть использована длятого, чтобы ввести в игру большие внутрипсихические силы. Если онизадействованы, некоторые пациенты достигают потрясающих результатов на пути кокончательному выздоровлению”.

Иллюстрация психодраматическойсессии

Нижеследующая иллюстрация основана насессии, проведенной Зеркой Т. Морено с группой студентов из 50 человек насеминаре по психодраме. Сессия, снятая на видеопленку, длится около полуторачасов. То, что последует далее, представляет собой отредактированную версиюописания сессии протагонистом, который просмотрел ее по видео.

Кто поведет мой зеленыйавтомобиль

Билл, протагонист, 29 лет, был выбранЗеркой Морено из семи членов группы, изъяви­вших желание работать. Билл былхорошо разогрет и представил свою тему следующим образом: “ Внутри менянаходится маленький мальчик, который водит мой автомобиль. Я не хочу, чтобы идальше так продолжалось. Я хочу встретиться с той своей частью, котораяразрешает малень­комумальчику управлять автомобилем. Я сам хочу вести машину”.

Зерка расспрашивает Билла о его автомобиле:“Как он выглядит Какой он марки Кто ведет его” Билл разъясняет, чтоавтомобиль зеленого цвета, с четырьмя сиденьями: “В машине двое. Один сидит зарулем, а другой — назаднем сиденье, это две части меня: Маленький Билл и Большой Билл.Мале­нький Билл ведетмашину в то время, как Большой Билл сидит на заднем сиденье”.

Зерка:Посмотрим-ка на это!

Сцена 1. ЗЕЛЕНАЯ МАШИНА

На сцене — четыре кресла, изображающиесиденья автомобиля: два спереди и два сзади. Помощник (вспомогательноелицо)2 был выбран для разыгрывания роли Маленького Билла, усевшегося напереднем сиденье, тогда как сам Билл сел на заднее.

Билл ввел помощника в курс дела, показав,как именно нужно играть роль Маленького Билла. После этого Билл (как БольшойБилл) сел на заднее сиденье и выразил желание повести автомобиль. Но МаленькийБилл отказывает ему, говоря, что не позволит Большому Биллу сесть за руль.

Несмотря на отчаянные попытки заставитьМаленького Билла уступить место, решимость Большого Биллаослабевает.

Зерка подбадривает Большого Билла, и всягруппа побуждает его постоять за себя и занять свое место за рулем, но Биллзастыл и, кажется, переполнен и парализован страхом, он не способен никудадвинуться.

Зерка предлагает поменяться ролями Большомуи Маленькому Биллу, для того чтобы Маленький Билл показал, как можно занятьводительское кресло. Зерка: “Ты сильный, тебе известна отцовская любовь. Ты— тот, кто помнит изнает”. Но в роли Маленького Билла, стоя на коленях перед вспомогательнымлицом, играющим Большого Билла, Билл все еще не способен понять и остаетсянеподвижным и молчаливым.

Зерка: Кого ты хочешь еще встретить в связисо всем этим

Билл: Моегоотца.

Зерка: Хорошо,давайте узнаем, что Маленький Билл недополучил в детстве.

Сцена 2. МАЛЕНЬКИЙ БИЛЛ ВСПАЛЬНЕ

Во второй сцене протагонист — сейчас в возрасте восьми
лет — лежит осенним вечером на кровати в своей спальне и ­тихонько плачет. Он не можетзаснуть, чувс­­­­твуя себя одиноким и испуганным, раздраженный шумом, доносящимсяиз гостиной, где в разгаре вечеринка.

Зерка: Почему тыплачешь

Билл: Я боюсьтемноты.

Зерка: Кто можетбыть там, в темноте

Билл: Мой дядяВальтер.

Зерка: Давай-кавстретимся с дядей Вальтером.

Тот же человек, что играл Маленького Биллав первой сцене, выбран для того, чтобы играть Вальтера, и был введен в рольБиллом. Билл (как Вальтер) объясняет, что тот был эдаким “праотцом” всегосемейства, огромным мужчиной с сильным голосом, в негнущихся ботинках и состекля­­ннымгла­зом, которыйособенно пугал Билла.

Билл (как Вальтер): Хотя мой голос звучит так, словно я сердит, это не всегда так. Якое-что понял, глядя на тебя, Билл: я никогда не был способенпозаботиться о себе.

Зерка: Вальтер,что ты хочешь сказать Биллу

Билл (как Вальтер): Позаботься о себе. У тебя естьвозможности, которых у меня не было.

Зерка: Сейчаспосмотрим на испуганного Билла, лежащего в кровати.

Обмен ролями.

Билл: Ты— злой, дядяВальтер.

Зерка: Ты недолжен бояться его, даже если у него стеклянный глаз...

Вальтер: Ты недолжен бояться меня. Я знаю, что урод­лив, но ведь ты не урод. Твой папамне рассказывал, какой ты хороший мальчик. Я хочу быть похожим на тебя,Билл.

Билл: Я,возможно, тоже мог бы использовать кое-что из твоих качеств.

Вальтер: Тызнаешь, Билл, насчет моего глаза... Это был несчастный случай... Мне в глазпопал рыболовный крючок.

Билл: Папа знает,что ты здесь

Вальтер: Нет.Хочешь, я пойду на кухню и скажу ему

Билл: Нет, я саммогу пойти на кухню!

Зерка: Мама ипапа не знают, что ребенок имеет право бояться. Скажи Вальтеру “до свидания”,мы переходим к следую­­щей сцене.

Они прощаются друг с другом, и Вальтеруходит.

Сцена 3.Билл С ОТЦОМ

Сначала Билл инструктирует помощника, какнужно играть отца Билла. Билл (как отец) идет на кухню, чтобы выпить вина, покапомощник (как Билл) дрожит, сидя напротив печки.­

Помощник (как Билл): Вальтер был здесь. Я испугался и не могу заснуть.

Билл (как отец):Да, ты испугался, Билл. Я не знаю, чем бы помочь тебе. Позватьмаму

Билл: Нет, яхочу, чтобы ты был здесь!

Билл (как отец):Но у нас гости, и... ты не можешь просто сидеть здесь!

Папа несет Билла в спальню.

Зерка (отцу): УВас никогда ничего не выйдет с Вашим сыном, если Вы будете так с нимобращаться. Билл, выйди из роли отца и покажи нам, будучи собой, в каком отцеты нуждаешься. По крайней мере, ты сможешь сделать отца таким, каким ты хочешь,чтобы он был. Но помни, Маленький Билл внутри тебя — это человек со своими мыслями,идеями и чувствами. Он имеет право быть услышанным.

Повторяется сцена на кухне, но на этот разв ее идеа­­ль­нойверсии. Дав помощнику инструкции о том, как играть “идеального отца”, Биллстановится семилетним мальчиком, а помощник играет роль “идеальногоотца”.­­

Отец: Билл, чтоты делаешь на кухне

Билл: Я такиспугался. Вальтер был здесь.

Отец: Тыиспугался (Отец обнимает сына, и Билл плачет напапиных руках.)

Билл: Я боялся,что ты будешь сердиться на меня!

Отец: Мы будемтеперь вместе. Хочешь, мы пойдем в твою комнату и там немногопоговорим

Отец (сидя на кровати): У тебя такая маленькая кровать, Билл, а у меня такой большойживот.(Вместе устраиваются на кровати, некотороевремя шутливо разговаривая. Билл счастлив и доволен, он засыпает на рукахотца).

Зерка: Сейчас у нас есть две возможности:ты можешь показать, как ты заботишься о маленьком мальчике, находящемся внутритебя, или показать, как ты заботишься о своем маленьком сыне. Я предлагаюсыграть первую сцену еще раз.

Сцена 4. ВОЗВРАЩЕНИЕ К НАЧАЛУ

“Декорации” такие же, как и в начале.Маленький Билл и Большой Билл сидят в машине.

Зерка: Покажи,как ты хочешь повести вместе с собой ­­по жизни Маленького Билла втебе. (Обращаясь к Большому Биллу.) Ты должен показать, как Маленький Билл поможет тебе вестиплодотворную жизнь.

Билл (отчасти к группе, отчасти кМаленькому Биллу): Он мой лучший товарищ по играм,правда. Но ты еще и умный. А сейчас, значит, я решил прокатиться. Я поведумашину, но позволю тебе поехать со мной и буду делать это всегда, когда тытолько захочешь!

Билл меняется местами с Маленьким Биллом ипоказывает группе, как он ведет автомобиль с Маленьким Биллом на заднемсиденье.

Сессия завершается шерингом.

Обсуждение

Очевидно, что в этой сессии велась работа сдогматизмом во взаимоотношениях с внутренними и внешними авторитетами. Дляпротагониста вести автомобиль самому означало нести ответственность за своюжизнь и умение постоять за себя. Зеленый цвет автомобиля символизирует рост,что особенно важно, поскольку его развитие было остановлено. Но сессия былаодновременно посвящена конфликту между слабой и сильной частями протагониста инеобходимости найти между ними приемлемый внутрипсихический баланс.

Билл рос младшим ребенком в семье и обычноему отводилась роль “маленького”, которому полагается сидеть на заднем сиденье.Эта роль усиливалась страхом перед дядей, “отцом семейства”, а такжеотсутствием поддержки со стороны отца. Таким образом, в определенном смыслеБилл все еще чувствовал себя ребенком, испуганным внутренними авторитетнымифигурами. И хотя Билл вырос и стал “Большим Биллом”, “Маленький Билл” все ещевел его по жизни. Билл был оставлен “на заднем сиденье” вместе со своимистрахами.

В этой психодраме Биллу помогли сразиться спугающими фигурами его детства и поменяться с ними ролями. Это позволило емупонять, что мешало ему расти как мужчине, и в свете такого понимания он сделалшаг к тому, чтобы стать авторитетом для самого себя.

Это “воображаемая”, или “фигуративная”психодрама (см. главу 9), которая позволяет протагонисту представить свойвнутренний мир в защищенной атмосфере воображаемого, чтобы выразить подавленныечувства страха и отвергнутости и достичь существенного инсайта-в-действии.Самой значительной частью психодрамы для протагониста явилось получениеподдержки от отца и интернализация более положительной отцовской фигуры. Вотсобственные слова Билла: “Для меня это было самим существом психодрамы. Длямаленького сына отец так же близок, как может быть близок Бог. Бог долженосознавать свою роль, должен желать идти по дороге вместе со своим сыном:будучи Богом, он должен стать учителем, будучи учителем — самим собой, будучи собой— другом. Но когдапапа не здесь, сын остается наедине с негативной ролевой моделью и слабыммужским воспитанием. Отец в таком случае — слабая роль. Так и было в моейпсиходраме. Никто не учил меня, как вести машину. Увидев это, я начал медленноизменяться; стал учиться тому, как водить машину самому и как стать человеком,обладающим своими правами. Это позволило Маленькому и Большому Биллу поменятьсяместами в последней сцене драмы”.

Заключение

В данной главе я дал определение психодрамекак особому типу психотерапии: это лечебный метод, использующий техникидействия. Эта схема, однако, не означает, что психодрама может бытьиспользована только для устранения симптомов и “поврежденных” моделейповедения. Как проиллюстрировано в приведенном выше примере, психодрама— это метод,используемый также для ускорения личностного роста и развития; ее эффектыпростираются от помощи в управлении симптомом до высвобождения богатыхпотенциалов внутреннего роста и творчества. Она открывает новое или, по крайнеймере, более широкое измерение пространства психотерапии; измерение, которое, содной стороны, работает с проблемами ограниченного поведения так называемых“нормальных” людей, а с другой стороны, — с незрелостью, связанной сзадержкой развития. В последнем случае психодрама имеет целью проработку“блокировок” в психосоциальном развитии, чтобы человек мог достичь болееполного и спонтанного самовыражения, более высоких жизненных успехов и болеегармоничных взаимоотношений с другими.

2. Теория

Известность психодрамы, по-видимому,обусловлена в большей степени ее практическими возможностями, чем теориями.Если судить по обзорам литературы, относительно мало людей занимаетсяразработкой теории психодрамы, и не так много нового возникает всистематических исследованиях. Существует множество практиков, которыеприменяют техники психодрамы, не имея твердого теоретического базиса. Фарсон(Farson, 1978) отмечал, что большинство психологов гуманистической ориентацииантитеоретичны. Это, я полагаю, справедливо в целом и по отношению кпсиходраматистам. Мне кажется, что психодраматисты оказывают предпочтениеспонтанному действию, эмоциональным переживаниям и свободному выходу чувств вущерб здоровому скептицизму, критическому осмыслению и серьезным исследованиям.Теории, лежащие в основе психодрамы, в результате не были в достаточной мереразвиты, пересмотрены и опробованы и остаются пестрой смесью отдельных идей, несвязанных никакой системой.

В предыдущей главе я предложил не связанноетеорией процедурное определение психодрамы. Я не считаю, что обзор психодрамыдолжен быть построен как прагматический сборник несистематизированныхтерапевтических подходов. Мне хотелось объединить достижения практиковразличных убеждений внутри общих рамок. Предполагалось, что эти рамки смогутвместить весь спектр теоретических воззрений на психодраму. Отзыв Киппера(Kipper, 1988) о том, что “каждая процедура (метод) требует своего собственногообъяснения, модели или теоретического обоснования”, принят без обсуждения. Но,насколько я могу заметить, такое теоретическое обоснование до сих пор не быловыдвинуто. Я согласен с Бориа (Boria, 1989), утверждавшим, что “теоретическаяструктура психодрамы — не более чем набросок или “скелет” того тела, которое еще должновозникнуть”. В этом, согласно Полански и Харкинсу (Polansky & Harkins,1969), стоит одна из причин, ограничивающих популярность психодрамы:“Большинство терапевтов предпочитают такие методы лечения, которые основаны надостаточно хорошо развитой общей теории личности, такой, например, какпсихоаналитическая”.

Если мы хотим, чтобы психодрама развиваласьи дальше, мы должны серьезно заняться теорией. Теория психодрамы должнаобеспечивать практикующего системой для анализа личности протагониста иобоснованием каждого терапевтического воздействия. Такая теория должнапостоянно подвергаться оценке и обновляться в соответствии с новыминаблюдениями.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.