WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |

Всякая игра, особенно ролевая, включает всебя элементы “как будто” и является важнейшей активностью человека в течениевсей жизни. Морено не был согласен с Фрейдом (1908), что игра прекращается совзрослением. В процессе взросления игра может становиться более ритуальной,структурированной и контролируемой, однако она не исчезает, она сосуществуетвместе с воображением на протяжении жизни. Поскольку игра занимает важнейшееместо в психодраме, мне иногда нравится думать, что этот метод является“игровой терапией” для взрослых, потому что взрослые и дети похожи.

Игра — это деятельный способ справитьсяс беспокойством, научиться адаптивному поведению в общественной жизни исимволическим образом удовлетворить нужды человека. Согласно Сингеру (Singer,1977), активность фантазии и воображения играет важную роль в расширениисловаря детей, в развитии их навыков воображения и способности переноситьдолгие периоды ожидания, в развитии эмпатии и создании социальных ролей. Онзаметил, что “измерение “как будто”, деятельность воображения и мир фантазийимеют огромный потенциал для обогащения детского опыта и для подготовки ребенкак восприятию более продолжительных и формальных аспектов обучения между пятью ишестью годами”.

Ролевая игра обращает на себя вниманиетем, что является очень эффективным средством помощи людям в различениифантазии и реальности, она помогает отличать себя от других. Ролевая игра можетспособствовать формированию единого и устойчивого ощущения собственнойличности. Способность “взять чужую роль” существенна для всех процессовинтернализации: подражания, отзеркаливания, идентификации, моделирования,интроекции и ассимиляции. Пиаже (Piaget, 1951) описывал начало символизмадетской игры как подражание в присутствии объекта подражания, развивающегося вподражание вслепую, а затем во внутреннее ментальное представление. Когда мыовладеваем ролью и интернализуем ее, то сначала ведем себя “как будто” мыобладаем определенными ее атрибутами, а только затем действительноидентифицируемся с ролью и достигаем единого ощущения самих себя. Этот процессперекликается с мореновской (1960а) теорией ролевой игры и принятия роли вразвитии ребенка: “Не роли происходят из личности, но личность происходит изролей”.

Эти точки зрения находятся в согласии стеориями таких ­социальных психологов, как Уильям Джеймс, С.Х. Кули и ­Дж. Х. Мид, описывавших развитие втерминах социальных взаимодействий с обобщенными “другими”. Когда я вижу себятак, как видят меня другие, я как бы смотрюсь в зеркало и строю собственныйобраз. Посредством социальных взаимодействий, ­ролевой игры и обмена ролями сдругими я учусь “подражать” поведению других и таким образом становлюсь“объектом” для себя самого (Я — это Он). В то же время я существую как отдельная сущность (Я— это Я), у которойвозникают новые и спонтанные поведенческие ответы и которая представляет собойсубъективную, принадлежащую только мне часть меня самого. Таким образом,ролевые игры становятся способом постоянного овладевания все новыми ролями,согласно Блатнеру и Блатнер (Blatner & Blatner, 1988), ключевым навыкомличного развития.

C точки зрения теории социального научения(Bandura, 1971), функция ролевых игр несколько отличается. Люди нуждаются вобновлении своего поведенческого репертуара и изменяют свои социальные навыкипосредством исследования моделей родителей, значимых взрослых, помогавшихчеловеку чувствовать себя в мире с собой.

Якобсон (Jacobson, 1964) впсихоаналитической перспективе описывает, как использование “как будто” ивоображаемая игра помогают маленькому ребенку развить ощущение самого себя вобщении с внешним миром и различать то, что находится внутри и что снаружи:“Вначале ребенок, подражая матери, ее жестам, поведению, поступкам, совершаетлишь формальные действия “как будто”, без постижения их смысла, основанныетолько на тесных связях эмпатии с матерью. Подражать матери в игре значит бытьили становиться матерью”.

Подобно этому, Винникот (Winnicott, 1971)утверждает, что дети, играя, находятся на пограничной территории, в срединнойсфере игры (не лишенной сходства с психодраматической сверхреальностью), гдевнутренний субъективный мир (“я”) может встретиться с внешней реальностью (“якак другой”). На этой территории ребенок пытается связать и объединить друг сдругом два мира, но продолжает держать их в стороне от себя, подобно тому, какэто происходит в воображении, фантазиях, иллюзиях и во время других активностей“как будто”. Винникот также описывает, как ребенок играет с так называемым“переходным объектом” (с первым “не-я” приобретением), помогающим в процессеразличения. Объект этот может быть частью одеяла, соской или мягкой игрушкой,он помогает ребенку сформировать внутреннее представление внешнегообъекта.

Принятие роли в театре

Психодраматические ролевые игры переросликлассический театр и могут быть оценены как попытка отобразить и представитьреальность (Kipper, 1986). Цели театра, разумеется, отличны от целейпсиходрамы. Театр стремится доставить зрителям наслаждение, тогда какпсиходрама дает “актерам” возможность личностного роста. Согласно Мартину(Martin, 1991), “цель театра состоит в том, чтобы сотворить для зрителей инуюреальность, и приемы, к которым прибегают актеры (включая использованиебутафории, декораций, музыки и т.д.), необходимы для того, чтобы вызвать узрителей доверие к этой реальности. С этой точки зрения, все равно, верят лисами актеры в эту реальность или нет, причем одни утверждают, что такая вераопределяет реакцию зрителей (Станиславский, 1936), тогда как другие не согласныс этим (Diderot, 1951)”.

Хотя их цели и различны, психодрама итеатр имеют много общего. Процесс принятия роли в психодраме похож на то, какпрофессиональные актеры готовятся к исполнению роли в новом спектакле (Sabrin& Allen, 1968; Goldfried & Davidson, 1976; Yablonsky, 1976; Kipper,1986). Актеры не только используют свое мастерство на сцене, они также пытаются“вжиться” в роль, эмоционально принять ее своей индивидуальностью. Эта задачатребует от актеров огромного творческого потенциала. Поскольку они используютсебя как инструмент персонификации, им необходимо установить внутренниевзаимоотношения с ролью и поддерживать их настолько, чтобы зрители увидели насцене не актера, а персонаж. Для этого актеру самому нужно верить впроисходящее на сцене, достигая естественности поведения и чувств.

“Естественный” стиль актерской игры обычноассоциируется со школой Станиславского, который использовал то, что он называл“волшебным если бы”, — своеобразный “рычаг”, переносящий актера из повседневнойреальности в область воображаемого. Например, актер, который должен сыгратьсердитого человека, оживляет память о ситуациях, в которых он сам был сердит, ииспользует свои воспоминания, чтобы пробудить это чувство вновь.

Существует, конечно, некотороепротиворечие в стремлении актера сыграть роль именно так, как она определяетсяпьесой. Согласно Морено (Moreno, 1923), роль всегда вступает в конфликт сличностью актера, поскольку роль предварительно написана, а не возникаетспонтанно (sua sponte = само по себе, изнутри), и это требует от актеранекоторого количества притворства. Ярдли (Yardley, 1982), однако, не согласен сМорено (Moreno, 1972): “Для Станиславского актер не просто играет “скелет”роли, но объединяет себя с ролью, персонифицирует роль в рамках “как будто”,внося в нее живое содержание”. Как бы там ни было, наличие напряжения,возникающего между личностью актера и его ролью, отражает некийобщечеловеческий закон и имеет сходство с конфликтом между личностью и еесоциальной ролью, которая может диктоваться внешним миром.

Путем использования воображения и методов“как будто” психодрама активно пытается разрешить этот несомненный конфликт ипревратить противоположности во взаимодополняющие и взаимозависимые состояния.В этом процессе “как будто” становится сильным терапевтическим фактором,работающим как “рычаг” для самореализации. Таким образом, “волшебное если бы”Станиславского становится “как будто” Морено (Ginn, 1974).

Ролевая игра и достоверность

Благодаря недоверию к “как будто”психодрама воспринимается многими профессионалами как фальшивый инеестественный метод. Янов (Yanov, 1970), например, называл психодраму “какбудто игрой”, утверждая, что принуждать пациентов играть других, в то время какони часто бывают не способны чувствовать себя собой, ошибочно. Эта критикаоснована на предположении, что ролевая игра сама по себе есть притворство, илюбое использование воображения в психотерапии обязательно порождаетиллюзии.

Уже тот простой факт, что шекспировскоевысказывание “Весь мир — театр” широко распространено и стало доказанным на опытеправилом, указывает на то, что все люди в той или иной мере играют роли. Еслиэто правда, являются ли все люди неискренними И почему человек не может бытьпросто самим собой, не играя никакой роли Я полагаю, что психотерапевтическиеметоды, доверяющие ролевым играм и “как будто”, должны ответить на этивопросы.

Конечно, психодрама использует ролевыеигры и “как будто” не для того, чтобы создать ложную личность. Эти методы,скорее, способ раскрытия различных частей личности путем использования попыткииграть все новые роли, подобно тому, как примеряют новое пальто. Новое пальтоне меняет человека, но иногда (если пальто красиво и хорошо сидит) он можетначать вести себя по-другому и даже чувствовать себя по-иному. Нет ничегонеискреннего или лукавого в этом процесе “примерки” новой роли, при условии,что эта новая роль не скрывает за своей маской человеческую личность. Ролимогут развить у человека большую гибкость и функциональность.

Конечно, такая активность не “реальна”. Ивсе участники знают это. Однако она приносит реальные результаты и вызываетреальные ощущения и, по крайней мере, она реальна настолько, насколько реальновсе, что мы знаем. Воображаемые аспекты исчезают, когда участники эмоциональнововлекаются в ролевую игру (Martin, 1991) и начинают думать, чувствовать идействовать так же, как в реальной жизни. Степень эмоционального вовлечения(уровень разогрева) в ролевую игру — это фактор, определяющийдостоверность “как будто”.

Такое вовлечение может возникнуть изсостояния открытости поглощающим переживаниям измененного “я” (“абсорбции”)— черты, родственнойгипнотической восприимчивости (Tellegen & Atkinson, 1974), или из“эстетического отдаления” (Scheff, 1979), которое, кратко говоря, обозначает,что актеры должны быть эмоционально вовлечены в роль, но не настолько, чтобызабыть, кем они являются на самом деле. Эмоциональное вовлечение в ролевую игруможет, согласно Ярдли (Yardley, 1982), возникнуть посредством использованияследующих трех технических приемов, которые имеют параллели с театральныммастерством: (1) детализация, в данном контексте, — сосредоточение на деталяхобъекта (кресло —автомобиль), она требует особого разогрева для ситуации, описания контекста ивторого плана события; (2) персонализация —степень, в которой детализация достигнута самим субъектом (например,протагонист устраивает сцену таким образом, чтобы каждая деталь имела для негозначение и черты его личного опыта); (3) присутствие — представление “здесь и теперь”детализированного и персонализированного материала; оно не являетсяреконструкцией прошлого. Такое вовлечение позволяет протагонисту в психодраме“принять игру всерьез”.

Заключение

Таким образом, мы можем сделать следующийвывод: нереалистичные и недостоверные характеристики “как будто” исчезают врезультате эмоционального вовлечения в ролевую игру. Ролевая игра,следовательно, становится хитрым орудием, позволяющим извлечь достоверныйматериал обходным путем. “И поскольку ролевая игра так часто вызываетповедение, которое по-настоящему выражает личность, хочется назвать ее не “какбудто”, но “как оно есть” поведением” (Kipper, 1986).

10. Отыгрывание в действии

В психодраме участники не только обсуждаютсвои конфликты, но и “отыгрывают их в действии”, используя открытое ролевоеповедение в терапевтическом окружении. Концепция отыгрывания в действиипредоставляет собой поведенческий аспект излечения с помощью психодрамы, таккак ранние события и их эмоциональное содержание повторяются в действиипосредством прямой моторной экспрессии внутрипсихических процессов. Внутренниенапряжения можно трансформировать в открытое поведение, которое предоставляетвозможность “завершения действия” и удовлетворения “жажды действия”, что сходнос полным катарсисом. Согласно Брейеру и Фрейду (Breuer & Freud, 1893),“полный катарсис зависит от того, была ли энергичной реакция на событие,вызвавшее возникновение аффекта. Под “реакцией” мы понимаем целый класспроизвольных или непроизвольных рефлексов — от слез до актов отмщения— в которых, какпоказывает опыт, аффект получает разрядку”.

Отыгрывание в действии

Тяга к отыгрыванию в действии возрастает вобстановке психотерапевтической группы. Когда пациенты-невротики, в обычнойситуации не лишенные самообладания, собираются в группу, они порой становятсяиррациональными, импульсивными и беспорядочными. Они могут швырять вещи,покидать группу, опаздывать, молчать, формировать подгруппы или каким-либо инымспособом препятствовать прогрессу терапии. Концепция “отыгрывания в действии”часто используется при анализе этого феномена. Но отыгрывание в действии стольсложно и многолико, что в обзорах литературы невозможно найти приемлемое длявсех определение (Abt & Weissman, 1965). Кроме того, в отношенииотыгрывания в действии существуют две “философские традиции” — одна из них представленапсихоанализом, другая — психодрамой. В психоанализе отыгрывание в действии не поощряется,Морено же писал, что “действие изнутри, или отыгрывание в действии представляетсобой необходимую фазу в достижении терапевтического прогресса” (Moreno,1972).

В данной главе я попытаюсьсистематизировать различные определения отыгрывания в действии, представленныеавторами психодраматической и психоаналитической школ, и представить ихсравнительное обсуждение. Моя главная цель состоит в том, чтобы показать:концепцию отыгрывания в действии следует заменить несколькими другойтерминологией —терминологией действия, делая упор на деянии, а не на существовании. Этопозволяет провести более тонкое различие между разными аспектами явлениядействия в групповой психотерапии, чем при использовании простого обозначения“out” (“вовне”)11

.

Отыгрывание в действии впсихоанализе

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.