WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 35 |

Межличностная терапия основана на томдопущении, что люди изменяются и развиваются не только в результате совместногосуществования, но и в процессе активных проработок межличностных чувств,восприятия, конфликтов, отношений, коммуникации с “обобщенным другим” (Mead,1934) в их социальных атомах. Такие проработки могут включать в себя изучениеисточников различных стилей общения протагониста и распознавание некоторыхшаблонов взаимодействия с другими людьми, возникших в детстве и продолжающихоказывать влияние на поведение в настоящем. В работе с неуспешными в прошломвзаимоотношениями психодрама имеет целью избавление человека от психологической“ноши”, что может помочь ему стать счастливее, жить более наполненной иплодотворной жизнью в настоящем.

На психодраматической сцене протагониступредлагается представить всех различных людей, с которыми он был связан и, еслипонадобится, он может переписать диалоги и роли, которые эти люди играли в егожизни. В процессе такой работы внимание сосредоточено на взаимоотношениях слюдьми, к которым он чувствовал в прошлом или чувствует сейчас любовь илиненависть. Когда все люди, игравшие важные роли в жизни протагониста,произнесли свои монологи, когда протагонист истощил свое красноречие, отвечаяим, тогда он активно начинает прислушиваться к своим внутренним голосам иискать свою сокровенную правду. Какие бы выводы в конце концов не сделалпротагонист из этого опыта, он придет к пониманию того, что он принадлежитпрежде всего себе, и добьется уникального места в своей внутреннейвселенной.

Ментальные репрезентации

Концепция ментальной репрезентациинеобходима для точного понимания межличностных аспектов психодрамы. Ментальнаярепрезентация — этоотносительно постоянный образ чего-либо, что было ранее воспринято, некаявнутренняя картина или хранимый в памяти образ себя (саморепрезентация), других(объектная репрезентация), всего мира в целом (символическая репрезентация).Ментальная репрезентация также включает в себя взаимоотношения с другими лицамии отношения между близкими протагонисту людьми. Согласно Блатнеру и Блатнер(Blatner & Blatner, 1988), “динамика внутреннего опыта, предвидимыхповторяющихся травмирующих событий, символических действий... является частьюкомплексной психодраматической “внутренней правды”... Один из способовизменения иллюзорных представлений состоит в том, чтобы отыграть их вобстановке, в которой общественное признание допускает, по крайней мере,символическое их осуществление с последующей возможностью коррекции восприятияи разрешения конфликтов”. Использование вспомогательных “я” напсиходраматической сцене запускает потрясающей силы механизм для выведениявовне внутренних ментальных образов; на сцене они обретают жизнь и своетрехмерное воплощение. Сандлер и Розенблатт (Sandler & Rosenblatt, 1962)уподобили мир представлений человека театральной постановке: “Сценическиеперсонажи изображают как близких ребенку людей, так и cамого ребенка. И,разумеется, ребенок обычно является главным героем пьесы (протагонистом). Все,что происходит на сцене, связано с различными аспектами ego, и смена декораций,и поднятие и опускание занавеса, и различная вспомогательная механика театрасоответствуют функциям человеческого, которые проявляются и в обычнойжизни”.

В терминах ментальной репрезентации,истоки межличностных конфликтов лежат во внутренних образах могущественныхродительских фигур, которые насаждают свое сильное и пугающее влияние надбеспомощным подчиненным “я”. Когда такие образы проецируются на реальных людейво внешнем мире, детские эмоции вновь усиливаются, заслоняя реальныевзаимоотношения, возникшие “здесь и теперь”. Это влияние прошлого навзаимоотношения в настоящем представляет собой то, что психоаналитики называютпереносом. С моей точки зрения, важные явления, возникающие в процессечеловеческих взаимоотношений, могут быть поняты в терминах переноса, иобсуждение этой концепции я предлагаю в качестве предисловия к основной темеэтой главы.

Перенос

“Перенос” буквально означает “перемещениечего-либо из одного места в другое”. Как было сказано выше, эта концепцияиспользуется в психотерапии для описания процесса помещения прошлого опыта вситуации, имеющие место в настоящем. Когда человек вовлечен во взаимоотношения,в которых присутствует перенос, восприятие настоящего у него искажено ипутается с прошлым. Вот распространенный пример: пациент относится к терапевтутак, как если бы последний был ему отцом или матерью.

Перенос возникает не только по отношению ктерапевту, но и по отношению к любому человеку, и, конечно, он не редкость впсиходраматической группе. Приведем простой пример. Когда Рашель присоединиласьк группе, она выражала враждебность и раздражение по отношению к другой женщинев группе, Иветт, без всякой видимой на то причины. Еще перед тем, как у Иветтпоявился шанс представиться, Рашель заявила, что не желает находиться в однойгруппе с Иветт: “Я не могу выносить ее снобизм, она думает, что она лучшевсех!” Во время следующих сессий, однако, мы выяснили, что Иветт напомнилаРашель ее младшую сестру, которую она не любит с детства, втайне завидуя ееуспеху в жизни. В психодраматическом исследовании соперничества Рашель с еесестрой Иветт согласилась играть сестру Рашель — роль преуспевающей и умеющейдобиться своего женщины. Во время разыгрывания Иветт раздвинула рамки ролисестры Рашель. И при обмене ролями Рашель открыла новое измерение поведениясестры, что помогло ей не только разобраться в своих чувствах к ней, но ипонять: Иветт —совсем другой человек. Рашель и Иветт впоследствии стали хорошимиподругами.

Вне зависимости от своего происхожденияперенос пробуждает сильные, сложные и таинственные эмоции, которые влияют нетолько на отношение к другим, но также и на тип взаимоотношений в группе, навыбор вспомогательных лиц, на чувства к психодраматисту в его роли лидерагруппы. Поэтому работать с явлением переноса необходимо тонко и внимательно,используя, если возможно, его как источник информации о личностиклиента.

Контрперенос

Было уже много сказано о склонностипациентов к различным нереалистичным представлениям о терапевте. Скорее всего,правда и то, что терапевт время от времени испытывает различные эмоции поотношению к своим пациентам, причем к одним в большей степени, чем к другим.Ситуация, когда психотерапевт развивает свои предпочтения и искажаетвзаимоотношения, перенося свои фантазии на пациентов, называетсяконтрпереносом. Согласно Райкрофту (Rycroft, 1968), различаются два аспектаконтрпереноса.

С одной стороны, контрперенос представляетсобой перенос терапевта по отношению к пациенту. Например, терапевт, которомусложно контролировать свое чувство гнева, может иметь тенденцию подавлятьпроявления гнева у пациента. Такого рода явления вносят деструктивный элемент втерапевтический процесс, они содержат потенциальную опасность для настоящейэмпатии; это увеличивает необходимость постоянного анализа и супервизии поотношению к терапевту. Согласно Дьювальду (Dewald, 1964), источникконтрпереноса лежит в бессознательных мотивах терапевта, которые индуцируют у него в некотором смысленеадекватную реакцию на пациента и представляют собой замещение прошлыхвзаимоотношений и опыта самого терапевта.

С другой стороны, если чувства терапевтаиспользуются в качестве основы для понимания пациентов, контрперенос можетстать важным инструментом лечения. Контрперенос в данном случае — адекватная эмоциональная позициятерапевта по от­ношению к пациенту — это осознанная реакция на поведение ­пациента. Согласно Хейманну (Heimann, 1950), Литтлу (Little,1951), Гительзону (Gitelson, 1973), Ракеру (Racker, 1968) и другимисследователям, этот тип контрпереноса может быть использован в качествеклинического свидетельства, при этом предполагается, что собственныеэмоциональные реакции терапевта основаны на правильном понимании личностнойорганизации пациента.

Вот пример из моей практики: я был лидеромгруппы на психодраматическом тренинге. Один из участников, Чарльз,рассказывавший ранее о своем авторитарном и своевольном отце, на втором годузанятий стал сражаться со мной, обвиняя меня в том, что я будто бы имелнедобрые побуждения во время работы с ним. Я чувствовал себя расстроенным этимиповторяющимися обвинениями и был рассержен подобной несправедливостью.Очевидно, что обвинения Чарльза затронули во мне чувствительные струны, и моимпервым желанием стало желание накричать на него или выгнать из группы. Всоответствии с первым аспектом контрпереноса, похоже, у меня мало-помалуразвивался очень сильный перенос по отношению к Чарльзу, который началстановиться для меня образом пугающего крити­цизма.

Но вместо того, чтобы отвечать, защищаясобственную невиновность, или мстить, я использовал второй аспект контрпереноса— свое знаниеЧарльза, которое помогло мне осознать развитие переноса. Неприятные чувства,которые вызвал во мне Чарльз, были исследованы, для того чтобы понять то новое,что они открывают для меня в личности Чарльза. Если бы я не разобрался в этойситуации и позволил себе находиться под ее воздействием, возник бы рискобновления изначального сюжета, лежащего в основе трудностей при общении,которые испытывал Чарльз. Порочный круг не прервался бы и, возможно, дажеусилился. Вместо этого в процессе психодраматических постановок на темувзаимоотношений отца и сына я попытался показать, что Чарльз воспроизводитранний сценарий своих взаимоотношений с отцом и что я получил роль в этойпьесе. В результате понимания этого обстоятельства (другой член группы былизбран для того, чтобы играть роль отца) Чарльз стал более склонен кдоверительным отношения со мной, а я стал смотреть на него с меньшейнеприязнью.

Согласно первому, “классическому”, аспектуконтрпереноса, казалось, что мой ответ на агрессивность Чарльза наэмоциональном уровне носил в большой степени защитный характер, во мне былизатронуты “чувствительные струны”, и это показало, что я сам нуждаюсь впродолжительной психотерапии или консультации. Однако, согласно второму,“суммарному”, подходу к контрпереносу, мой ответ родился не только из моегопсихического состояния, но также из потребностей Чарльза, таких, как желаниеконтролировать и принижать людей и вызывать в них агрессию и отвержение— поведенческийшаблон, возникший из взаимоотношений с авторитарным отцом.

Я хочу, однако, обратить ваше внимание нато, что не всегда стоит “заглядывать за занавес”, когда член группы восстаетпротив лидера. Как однажды заметил Фрейд, “сигара — это иногда просто сигара”.Согласно Вилльямсу (Williams, 1989), “когда член группы очень сердит надиректора психодрамы, он может, например, не соглашаться быть вовлеченным в тоттип взаимодействий, который принят в психодраме. Такие люди могут подозревать,и вполне обоснованно, обман, силовую игру или скрытый способ обесценить ихвосприятие и показать, что они в большей мере, чем подобные взаимоотношения,ненормальны и нуждаются в обследовании. Сумасшествие лежит по обеим сторонамтаких подозрений, хотя только одна сторона (член группы) может вдействительности оказаться ненормальной”.

Хотя опытный психодраматист долженпридерживаться определенной степени объективности и нейтральности, он не можетбыть вполне свободен от некоторой идиосинкразии. Если он ­недостаточно осознает своивнутренние эмоциональные от­веты, любой сдвиг может разрушить терапевтический процесс. Однакоискажающее воздействие контрпереноса в психодраме частично снимаетсяиспользованием “вспомогательных лиц” и постоянной способностью группы “вести”пациента и тера­певта.

Феномен контрпереноса не ограниченвзаимоотношениями терапевта и пациента. Он может возникнуть также междувспомогательными лицами и вообще любыми членами группы, и минимальная степеньсплоченности в группе — это необходимое требование для конструктивного развитиятерапевтического процесса. Морено (Moreno, 1972) заметил: “если возникаютпроблемы среди “вспомогательных лиц” из-за (1) неразрешенных проблем этихвспомогательных диц, (2) протеста против директора психодрамы, (3)несоответствия назначенным им ролям, (4) недостаточной веры в используемыйметод и отрицательного отношения к нему, (5) их межличностных конфликтов, товсе это создает атмосферу, которая может сказаться на терапевтической ситуации.Следовательно, становится очевидным, что если перенос и контрперенос доминируютво взаимоотношениях между “терапевтами-помощниками” и по отношению к пациентам,терапевтический процесс будет очень сильно затруднен”.

“Теле”

Дж.Л. Морено и З.Т. Морено (1959), однако,полагали, что концепции переноса и контрпереноса не подходят для описаниямежличностных отношений в психодраме. Что касается переноса, то внутри этойконцепции уделяется слишком много внимания фиктивным и искажающим аспектампроцесса, тогда как реальность взаимоотношений, происходящих “здесь и теперь”,не замечена или вовсе забыта. Что касается контрпереноса, Морено виделразрушающие для терапии аспекты подсознательных установок терапевта, ноутверждал, что терапевт должен стараться быть не столько “нейтральным”, сколько“прозрачным” по отношению к пациентам.

Эти выводы основаны на понимании того, что“существует еще один процесс, происходящий одновременно с тем, что пациентподсознательно наделяет терапевта чертами своих фантазий. Какая-то частьпациента не регрессирует, но, скорее, интуитивно воспринимает терапевта внастоящем, таким, каким он в действительности и является. Хотя это и трудноувидеть в начале терапии, но перенос постепенно вытесняется реальнымвосприятием” (Moreno & Moreno, 1959). Для того чтобы описать реальныевзаимоотношения с использованием концепции, отличной от концепций переноса иконтрпереноса, Морено и Морено предложили использовать греческое слово “теле”,означающее “вдали”, “на расстоянии”. Буквально “теле” обозначает, что людиконтактируют и общаются на некоторой дистанции, передавая друг другуэмоциональные сообщения издалека.

Такой выбор термина не являетсяудивительным для психодрамы, которая во многом находится под влияниемклассического греческого театра. Причина того, что было выбрано стольнеоднозначное понятие, кроется в полном отсутствии адекватной терминологии дляописания межличностного общения, особенно заметного по сравнению с богатымсловарем терминов, описывающих индивидуальные и социальные феномены. Такимобразом, когда Морено пожелал описать связи между людьми, фактор, связывающийличность и группу, описывающий межличностные феномены, такие как разделенностьи связанность, взаимные реакции, взаимодействия, коммуникацию и общую эмпатию,он создал совершенно новый термин. “Теле” обозначает “простейшую частицучувстств, передаваемых от одного человека к другому” (Moreno, 1953). Ксожалению, Морено включил в этот термин такое разнообразие аспектов общения,что концепция стала скорее запутанной, чем объясненной, и уже ученики Морено несмогли объединиться вокруг общего определения.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.