WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 37 |

Он привел в пример себя. Он сказал, что дарсилы, полученный им от бросившего вызов смерти, заключался в знании позицииточки сборки вороны и способах манипуляции своим энергетическим телом длядостижения полного восприятия себя вороной. Дон Хуан объяснил, что полноевосприятие и полное отождествление — это то, чего старые магидобивались любой ценой, и что в случае с его собственным даром силы полноевосприятие пришло к нему в результате постепенного процесса обучения, шаг зашагом, как учатся работать на очень сложной машине.

В дальнейшем дон Хуан объяснил, чтобольшинство сдвигов точки сборки, осуществляемые современными магами,— это незначительныесдвиги в пределах тонкого пучка светящихся энергетических волокон внутрисветящегося яйца; пучка, называемого «человеческой полосой», или просточеловеческим аспектом энергии вселенной. За пределами этого пучка, но все еще впределах светящегося яйца, располагается сфера глубоких сдвигов. Когда точкасборки смещается в любое место этой сферы, восприятие для нас все еще возможно,но для абсолютного постижения требуется крайне детальные процедуры.

—Неорганические существа попросту надували вас с Кэрол Тиггс в вашем последнемпутешествии, якобы помогая вам при попытке достигнуть абсолютного слияния,— сказал дон Хуан.— Они сместили вашиточки сборки в максимально отдаленное место, помогая вам воспринимать так,словно вы находитесь в своем повседневном мире. Это почти невозможная вещь. Длятакого восприятия магу требуются или практические знания, или могущественныедрузья.

Твои друзья в конце концов предали бы вас сКэрол, и вам пришлось бы учиться практическим способам борьбы за выживание вэтом мире. В результате вы оба до краев бы наполнились прагматизмом,уподобившись в этом наиболее знающим магам древности.

— Каждыйглубокий сдвиг точки сборки требует особой проработки, — продолжал он, — которую современные маги могли быизучить, если бы знали, как фиксировать точку сборки на довольно длительноевремя при любом таком сдвиге. Только маги древности обладали необходимыми дляэтого особыми знаниями.

Дон Хуан продолжал объяснять, что знаниеособых действий, необходимых для таких сдвигов, не были доступны восьминагвалям нашей линии, предшествовавшим нагвалю Себастьяну. Затем арендаторпродемонстрировал нагвалю Себастьяну возможность достигнуть полного восприятияв десяти новых позициях точки сборки.

Нагваль Сантистебан получил семь, нагвальЛухан — пятьдесят,нагваль Розендо —шесть, нагваль Элиас —четыре, нагваль Хулиан — шестнадцать. Сам он получил две. Всего это составило девяностоособых позиций точки сборки, известных его линии.

Он сказал, что на вопрос, считает ли он этопреимуществом, он ответил бы «нет», потому что под тяжестью этих даров нашалиния явно сместилась в сторону настроения древних магов.

— Сейчаствоя очередь встретиться с арендатором, — продолжал он. — Возможно, что дары, которые онтебе даст, станут последней каплей, после чего наша линия окончательнопогрузится во мрак, поглотивший магов древности.

— Этоужасно болезненно, —сказал я.

— Я тебеискренне сочувствую, —серьезно ответил он. —Знаю, что тебя не успокоит, если я скажу тебе, что это самое серьезноеиспытание для современного нагваля. Встреча с таким древним и таинственнымсуществом как арендатор вызывает не столько страх, сколько отвращение. Так, покрайней мере, было со мной, и это факт.

— Почему ядолжен пойти на это, дон Хуан

— Потомучто, сам того не зная, ты уже принял вызов бросившего вызов смерти. За времятвоего ученичества я подготовил тебя к этой встрече незаметно для тебя самого,точно так же, как это проделал со мной мой учитель.

— Я прошелчерез такой же ужас, только, пожалуй, в чуть более грубой форме. — сказал он, посмеиваясь.— Нагваль Хулиан былмастер на жестокие шутки. Он сказал мне, что одна очень красивая и пылкая вдовавлюблена в меня до безумия. Нагваль часто брал меня с собой в церковь, и явидел там женщину, подолгу смотревшую на меня. Она показалась мне красивой. Ябыл молодым невежей, и когда нагваль сказал, что она любит меня, я в этоповерил. Меня ожидало сильное разочарование.

Я с трудом удержался от смеха при жестедона Хуана, означавшем потерю им невинности. Затем меня поразила мысль о том,что положение, в котором он оказался, было совсем не смешным, — оно было простострашным.

— Тыуверен, дон Хуан, что эта женщина была арендатором — спросил я, все еще надеясь, чтоэто ошибка или плохая шутка.

— Ясовершенно уверен, —сказал он. — Крометого, даже если бы тогда я и был таким тупым, чтобы забыть арендатора, моевидение не может меня подвести.

— Имеешь литы в виду, дон Хуан, что арендатор обладает иным типом энергии

— Нет, неиным типом энергии, но, без сомнения, другими признаками энергии, что отличаетего от нормального человека.

— Тыабсолютно уверен, что та женщина — арендатор — настаивал я, почувствовав внезапный прилив отвращения истраха.

— Этаженщина была арендатор! — воскликнул дон Хуан тоном, не терпящим возражения.

Некоторое время мы сидели молча. Я ожидалследующего прилива неописуемой паники.

Я уже сказал тебе, что быть натуральныммужчиной или натуральной женщиной является вопросом положения точки сборки,— сказал дон Хуан.— Но, естественно, яимел в виду того, кто родился или мужчиной или женщиной. Для видящего самаяяркая часть точки сборки обращена наружу, если это женщина, и вовнутрь,— если это мужчина.Точки сборки арендатора первоначально была обращена вовнутрь, но он менял ееположение, и вращая ее, превратил свою яйцеобразную энергетическую оболочку вподобие спиралевидной раковины.

12. ЖЕНЩИНА В ЦЕРКВИ

Мы сидели в молчании. Мои вопросы иссякли,а дон Хуан, казалось, сказал мне все, что считал нужным сказать. Было никак небольше семи вечера, но площадь была против обыкновения пустынной. Вечер былтеплым. По вечерам в этом городе люди обычно сновали по площади до десяти идаже одиннадцати часов.

Я воспользовался моментом затишья, чтобыосмыслить то, что со мной произошло. Мое время с доном Хуаном подходило кконцу. Он и его партия были близки к осуществлению магической мечты— оставить этот мир ивойти в непостижимые пространства. Основываясь на своих ограниченныхдостижениях в области сновидения, я верил, что их притязания были неиллюзорными, а напротив — исключительно трезвыми, хотя и противоречащими разуму. Онистремились постичь непознаваемое, и они сделали это.

Дон Хуан был прав, когда говорил, чтосновидящий, вызывая систематическое перемещение своей точки сборки,раскрепощает восприятие, расширяя диапазон и масштабы того, что может бытьвоспринято. Для магов его партии сновидение не только открывало врата в любыевоспринимаемые миры, но и готовило их ко вхождению в эти миры в полномосознании. Сновидение для них было чем-то невыразимым, беспрецедентным, чем-тотаким, на что можно было лишь намекнуть, как это сделал, например, дон Хуан,когда назвал его вратами к свету и темноте во вселенной.

Им осталось сделать только одно— свести меня сбросившим вызов смерти. Я сожалел о том, что дон Хуан не позволил мнезаписывать, чтобы я мог лучше подготовиться. Но он был нагвалем, который в делелюбой важности полагался на экспромт или вдохновение, почти ни о чем непредупреждая заранее.

На мгновение я почувствовал себя хорошо,сидя с доном Хуаном в этом парке и ожидая дальнейшего развития событий. Нозатем моя эмоциональная стабильность стала улетучиваться, и я в мановение окаоказался на грани темного отчаяния. Меня захватили мелочные соображенияотносительно своей безопасности, своих целей, своих надежд в этом мире, своихпроблем и тревог. Однако поразмыслив, я вынужден был признать, что единственноеистинное беспокойство, которое у меня оставалось — это беспокойство о моих трехсоратниках по миру дона Хуана. Но даже это реально не волновало меня. Дон Хуаннаучил их быть такими воинами, которые всегда знали, что делают, и, что самоеглавное, он научил их всегда знать, что делать с тем, что онизнают.

Имея все возможные земные причины, чтобиспытывать муки, беспокоившие меня с давних пор, все, с чем я остался, былобеспокойством за себя самого. И я без тени стыда предавался ему. Одно последнееиндульгирование на дорожку: страх умереть от руки бросившего вызов смерти. Мнестало страшно до спазмов в желудке. Я пытался извиняться, но Дон Хуанрассмеялся.

— Ты неуникален в своем страхе, — сказал он. — Когда я встретил бросившего вызов смерти, я наложил в штаны.Поверь мне.

Я долго ожидал в молчании, это были тяжкиеминуты.

— Ты готов— спросилон.

Я сказал — да!

Вставая, он добавил: — Тогда идем, посмотрим, как тысможешь выйти на линию огня.

Он направился назад в церковь. Все, что ямогу вспомнить до сегодняшнего дня, — это то, как он тащил меня весьэтот путь. Я не помню, как мы дошли до церкви, как вошли в нее. Дальше мнезапомнилось, как я опустился на колени на длинную потертую деревянную скамьюрядом с женщиной, которую заметил раньше. Она улыбалась мне. В отчаянии яоглянулся, пытаясь найти дона Хуана, но его нигде не было. Я бы заметался, каклетучая мышь, вырвавшаяся из мрака, если бы женщина не удержала меня, схвативза руку.

— Ты что,боишься меня, маленькую — спросила меня женщина по-английски.

Я стоял, словно приклеенный к тому месту,где преклонил колени. Ее голос — вот что мгновенно приковало мое внимание. Я не могу описать, чтобыло в этом резком звуке, проникнувшем в самые потаенные уголки моей памяти.Мне показалось, что я знал этот голос всегда.

Я остался стоять неподвижно,загипнотизированный этим звуком. Она спросила меня по-английски еще о чем-то,но я не мог понять, о чем она говорила. Она опустилась на колени справа отменя.

— Японимаю, что такое настоящий страх. Я живу с ним.

Я только собрался заговорить с ней, когдауслышал голос эмиссара у своего уха.

— Это голосХермелинды, твоей кормилицы, — сказал он.

Единственное, что я знал о Хермелинде,— это история,рассказанная мне о том, как она была насмерть сбита грузовиком. Этот женскийголос, взывавший к таким глубинам памяти, потряс меня. Я испытал мгновенноемучительное волнение.

— Я— твоя кормилица!— негромко воскликнулаженщина. — Какнеобыкновенно! Хочешь молочка — Смех сотрясал ее тело.

Я приложил сверх усилие, чтобы остатьсяспокойным, хотя чувствовал, что земля уходит из под моих ног и в следующеемгновение я потеряю сознание.

— Необращай внимания на мои шутки, — сказала женщина низким голосом. — По правде говоря, ты мне оченьнравишься. Ты переполнен энергией. Похоже, мы с тобой поладим.

Прямо перед нами опустились на колени двастарика. Один из них неожиданно обернулся, странно посмотрев на нас. Она необратила на него никакого внимания, продолжая шептать мне на ухо.

Разреши мне держать тебя за руку,— попросилаона.

Однако ее просьба звучала как приказ. Яподчинился и оставил свою руку в ее, не в силах ответить нет.

— Спасибоза твое доверие и веру в меня, — прошептала она.

Звук ее голоса вверг меня в безумие. Егорезкость была так необычна, так абсолютно женственна. Ни при какихобстоятельствах не смог бы я спутать его с мужским голосом, пытающимся звучатьпо-женски. Это был резкий голос, но не хриплый или грубый. Он более походил нахруст гравия под босыми ступнями.

Я приложил неимоверное усилие, чтобыразорвать невидимую пелену энергии, которая, казалось, окутала меня. Кажется,это мне удалось. Я встреч, собираясь уходить, и я бы сделал это, но женщинатоже поднялась и прошептала мне на ухо:

— Неубегай. Мне надо так много сказать тебе.

Я автоматически сел, остановленныйлюбопытством. Странно, но мое волнение внезапно исчезло, — пропал и мой страх. У меня дажехватило смелости спросить:

— Тыдействительно женщина

Она тихо усмехнулась, словно молодаядевушка. Затем она заговорила.

— Если тыопасаешься, что я превращусь в грозного мужчину, который в состоянии причинитьтебе вред, то глубоко ошибаешься, — сказала она еще более гипнотическим, странным голосом.— Ты мой благодетель.Я твоя слуга, и я была слугой всем твоим предшественникам.

Сконцентрировав всю свою энергию, явысказал ей свои мысли.

—Пожалуйста, бери мою энергию, — сказал я. — Это мой дар тебе. Но я не хочу от тебя никакого дара силы. Я такрешил.

— Я не могувзять твою энергию даром, — прошептала она. — Я плачу за то, что получаю. Это сделка. Глупо отдавать своюэнергию даром.

— Я былглупцом всю мою жизнь. Поверь мне, — сказал я. — Я, конечно, могу позволить себесделать тебе такой подарок. У меня нет с этим проблем. Тебе нужна энергия— бери ее. Но я ненуждаюсь в излишествах. У меня ничего нет, и мне это нравится.

— Возможно,— сказала оназадумчиво.

Агрессивным тоном я спросил, что,собственно, «возможно» — возможно взять мою энергию, или возможно ее недоверие к тому, чтоу «меня ничего нет, и мне это нравится».

Она довольно ухмыльнулась и сказала, чтоона, возможно, возьмет мою энергию, раз я столь великодушно ее предлагаю, ноона должна будет расплатиться. Она должна мне отплатить чем-торавноценным.

Слушая ее, я понял, что она говоритпо-испански с очень сильным и странным акцентом. Никогда в своей жизни я неслышал, чтобы кто-либо так говорил. В каждом слове она добавляла лишнюю фонемув середине слога.

— У тебяочень необычный акцент, — сказал я. — Откуда он

— Почти иззагробного мира, —сказала она и вздохнула.

Между нами установился контакт. Я понял,почему она вздохнула. Она была ближе всего к вечности, в то время как я былчем-то временным. Это было моим преимуществом. Бросившая вызов смерти загналасебя в угол, а я был свободен.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.