WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 37 |

— Тот маг— это бросивший вызовсмерти, — сказал онторжественно. — Длямага, столь опытного в перемещениях точки сборки, быть мужчиной или женщиной— дело выбора илиудобства. Это та первая часть урока сновидения, о которой я тебе говорил, ибросивший вызов смерти и есть тот таинственный посетитель, который собираетсяпровести тебя через него.

От смеха он закашлялся и схватился за бока.Я оцепенел. Затем меня охватил приступ ярости. Это было не бешенство поотношению к дону Хуану, к себе или к кому-либо — мою грудь переполнила какая-тохолодная подступившая к горлу ярость, готовая взорвать меня.

— Давайвернемся в церковь, —закричал я, не узнавая своего голоса.

— Сейчас,сейчас, — сказал онтихо. — Не спешибросаться в огонь. Подумай. Взвесь. Определись. Успокойся, остынь. Никогда вжизни тебе еще не приходилось проходить такое испытание. Сейчас тебе нужноспокойствие.

— Я не могусказать тебе, что делать, — продолжал он. — Как всякий нагваль, я поверну тебя лицом к твоей задаче,предварительно рассказав тебе косвенным образом кое-что имеющее отношение кпредстоящему делу. Это еще один прием нагвалей: говорить обо всем, ничего неговоря или спрашивать, не спрашивая.

Я хотел побыстрее покончить с этим, но донХуан сказал, что небольшая пауза придаст мне уверенности в себе. У меняподгибались колени. Дон Хуан заботливо усадил меня на обочину и сел рядом сомной.

— Перваячасть урока сновидения сводится к вопросу о том, что быть мужчиной или женщинойне означает окончательности этого состояния, а является результатом особогорасположения точки сборки, — сказал он. — Это происходит в результате напряжения воли и тренировок.Поскольку эта тема была близка сердцам древних магов, — только они одни могут пролитьсвет на это.

Возможно потому, что мне ничего иного неоставалось делать, я стал возражать дону Хуану.

— Я не могусогласиться с этим и поверить тому, о чем ты говоришь, — сказал я, почувствовав, как жарприливает к лицу.

— Но тывидел женщину, —возразил дон Хуан. —Ты считаешь, что это только фокус

— Я незнаю, как мне к этому отнестись.

— Этосущество в церкви —реальная женщина, —убедительно произнес он.

— Почемуэто так тебя волнует Тот факт, что она родилась мужчиной, лишь подтверждаетсилу колдовских деяний старых магов. Это не должно удивлять тебя. Ведь ты самявляешься ярким примером олицетворения всех принципов магии.

Мое нутро было готово разорваться отнапряжения. Дон Хуан с упреком заметил, что я люблю спорить. С едвасдерживаемым нетерпением, но с особым пафосом я объяснял ему биологическиеосновы различия мужского и женского организмов.

— Я все этопонимаю, — сказал он.— И в этом ты прав. Нотвоя ошибка в том, что ты пытаешься сделать свои оценкиуниверсальными.

— То, о чеммы говорим, — этоосновополагающие принципы, — закричал я. — И они соответствуют человеку здесь или в любом другом месте вовселенной.

—Правильно. Правильно, — сказал он спокойным голосом. — Все, что ты говоришь, верно лишьтогда, когда твоя точка сборки остается в обычной позиции. Но в тот момент,когда она смещается в пределах определенных границ, и наш обычный мир больше несуществует, — ни одиниз принципов, которые ты отстаиваешь, не имеет того значения, о котором тыговоришь.

Твоя ошибка заключается в том, что тызабываешь: бросивший вызов смерти переступает эти пределы тысячи и тысячи раз.Не надо быть гением, чтобы понять, что арендатор не связан больше теми силами,которыми пока еще связан ты.

Я объяснил ему, что мое недоверие, если этоможно назвать недоверием, относится не к нему лично, но вызвано тем, чтопрактическая сторона магии, о которой мы говорим, до сего времени выглядела дляменя настолько отвлеченной, что я никогда не рассматривал ее как реальнуювозможность. Я повторил, что на своем собственном опыте я действительноубедился, что именно в сновидении возможно все. Я напомнил, что сам же он икультивировал во мне подобную идею наряду с требованием остановки внутреннегодиалога. Но то, что он рассказывал об арендаторе, не укладывалось в привычныерамки. Это было бы нормальным для тела сновидения, но не должно было иметьникакого отношения к действиям в обычном мире. Я дал ему понять, что подобнаяверсия была для меня противоестественной и потому неприемлемой.

Откуда такая реакция непримиримости— спросил он,улыбаясь.

Его вопрос застал меня врасплох. Я был врастерянности.

— Я думаю,что это претит моей сущности, — предположил я. И именно это я и имел в виду. Мысль о том, чтоженщина в церкви была мужчиной, вызывала во мне отвращение.

В моей голове вертелась мысль: возможно,арендатор — простотравести. Я серьезно спросил об этом дона Хуана. Он так рассмеялся, что,казалось, не сможет остановиться.

— Такаявозможность слишком земная, — сказал он. — Может быть, твои прежние друзья могли делать такое. Твоитеперешние друзья более изобретательны и менее склонны к мастурбации. Яповторяю — этосущество в церкви —женщина. Это «она». И у нее есть все органы и атрибуты женщины.

Он ехидно улыбнулся. — Тебя всегда привлекали женщины,не так ли Похоже, что эта ситуация — для тебя, как позаказу.

Его радость была столь по-детскиоткровенной, что заразила и меня. Мы рассмеялись вместе. Он — неудержимо, я — понимающе.

Затем я принял решение. Я встал и громкозаявил, что у меня нет желания иметь дело с арендатором ни в каком состоянии. Ярешил пренебречь всем этим и вернуться в дом дона Хуана, а затем — к себе домой.

Дон Хуан сказал, что он ничего не имеетпротив моего решения, и мы направились назад к его дому. Мои мысли бешеноскакали. Правильно ли я поступаю

Убегаю ли я от страха Конечно, я сразурасценил свое решение как правильное и неизбежное. В конце концов, убеждал ясебя, меня не интересуют приобретения, а дары арендатора напоминалиприобретение собственности. Было много вопросов, которые я мог бы задатьбросившему вызов смерти.

Мое сердце стало биться так сильно, что япочувствовал его пульсацию в желудке. Внезапно это биение сменилось голосомэмиссара. Он нарушил свое обещание не вмешиваться и сказал, что невероятнаясила учащает биение моего сердца, чтобы заставить меня вернуться в церковь.Идти в дом дона Хуана означало — идти к смерти.

Я остановился и быстро сообщил дону Хуануслова эмиссара:

— Этоправда

— Боюсь,что да, — застенчивосогласился он.

— Почему тысам не сказал мне, дон Хуан Ты хотел, чтобы я умер, потому что считал менятрусом — спросил я,приходя в ярость.

— Так ты неумрешь. Твоя телесная энергия имеет бесконечные ресурсы. И мне никогда неприходило в голову, что ты трус. Я уважаю твои решения, и меня совершенно неинтересует, что движет их принятием.

Ты в конце пути, так же, как и я. Так будьнастоящим нагвалем. Не стыдись самого себя. Я думаю, что если бы ты был трусом,ты бы умер от страха много лет назад. Но если ты боишься встретиться сбросившим вызов смерти, тебе лучше умереть, чем встретиться с ним. В этом нетстыда.

— Давайвернемся назад в церковь, — сказал я как можно спокойнее.

— Сейчас мыприближаемся к самому главному! — воскликнул дон Хуан. — Но сначала давай вернемся в парк, присядем на скамью и тщательнопродумаем варианты твоих действий. Мы можем выиграть время; к тому же не стоитслишком спешить к тому, что находится рядом.

Мы вернулись в парк, тут же нашли незанятуюскамью и сели.

— Ты долженпонять, что только ты сам можешь принять решение, встречаться или невстречаться с арендатором, принять или отвергнуть его дар силы, — сказал дон Хуан. — Но твое решение должно бытьвысказано женщине в церкви наедине; иначе оно не будет иметь силы.

Дон Хуан сказал, что дары арендаторанеобычайны, но плата за них огромна. И сам он не одобряет ни дары, ницену.

Перед тем, как ты примешь настоящеерешение, — продолжалдон Хуан, — ты должензнать все детали наших действий с этим магом.

— Лучше бымне больше об этом не слышать, дон Хуан, — взмолился я.

— Ты обязанзнать, — сказал он.— Как же иначе тыпримешь решение

— Некажется ли тебе, что чем меньше я буду знать об арендаторе, тем будет лучше дляменя

— Нет. Недело прятать голову под крыло, чтобы не видеть опасности. Это момент правды.Все, что ты сделал и испытал в мире магов, привело тебя к нему. Я не хотелэтого говорить, потому что знал, — тебе скажет об этом твоя телесная энергия; но нет пути избежатьтого, что предназначено. Даже через смерть. Ты понял — Он потряс меня за плечо.— Ты понял— повторилон.

Я понял так хорошо, что попросил его, еслиэто возможно, помочь мне сменить уровень осознания, чтобы уменьшить мой страх идискомфорт. Я чуть не подпрыгнул, когда он взорвался своим «нет».

— Ты долженвстретить бросившего вызов смерти хладнокровно и как нечто давно ожидаемое,— продолжал он.— Ты можешь сделатьэто только по собственному убеждению.

Дон Хуан стал спокойно повторять мне все,что уже рассказал о бросившем вызов смерти. По мере того как он говорил, японял, что мое замешательство отчасти является результатом его манерыиспользовать слова. Он переводил «бросивший вызов смерти» на испанский как «eldesafia№te de la muerte», и «арендатор» как «el i№quili№o», причем обаавтоматически указывали на то, что речь идет о женщине. Но описываявзаимоотношения между арендатором и нагвалями своей линии, дон Хуан продолжалпутать мужской и женский род в испанском языке, вызывая у меня чувствозамешательства.

Он сказал, что, как предполагается,арендатор будет расплачиваться за энергию, которую он забирает у нагвалей нашейлинии, но чем бы он ни заплатил, — это будет связывать магов на поколения. После того, как со всехэтих нагвалей взята плата энергией, женщина в церкви обучает их, как в точностирасположить их точку сборки в определенных особых положениях, которые она.Выбирает сама. Другими словами, она связывает каждого из этих людей с даромсилы, представляющим собой предварительно выбранную особую позицию точки сборкии всего, что ей сопутствует.

— Что тыимеешь в виду под «тем, что ей сопутствует», дон Хуан

— Я имею ввиду негативные результаты этих даров. Женщина в церкви индульгирует в высшейстепени. В этой женщине нет сдержанности и умеренности. Например, она обучаланагваля Хулиана, как расположить свою точку сборки в таком положении, как у нее— женщины. Эти урокидля моего бенефактора, который был неисправимым сластолюбцем, стали чем-товроде вина для пьяницы.

Но разве для каждого из нас не являетсяправилом нести ответственность за то, что мы делаем

— Да,конечно. Однако это совсем не так просто. И умышленно увеличивать этисложности, как делает эта женщина, — значит только создавать ненужноедавление.

— Почему тыдумаешь, что женщина в церкви делает это умышленно

— Так онапоступала с каждым из нагвалей моей линии. Если мы посмотрим на себя честно ибеспристрастно, нам придется согласиться с тем, что бросивший вызов смертисвоими дарами превратил нас в линию очень индульгирующих и зависимыхмагов.

Меня начали раздражать постоянныенесоответствия в его речи при использовании мужского и женскогорода.

— Ты долженговорить об этом маге или как о мужчине, или как о женщине, но не как об обоихсразу, — резко сказаля. — Я не стольпластичен, и твое произвольное использование грамматического рода вызывает уменя нарастающее чувство дискомфорта.

— Мнесамому не по себе, —признался он. — Но чтоподелать, если бросивший вызов смерти действительно является и тем и другим— и женщиной, кмужчиной. Я никогда не мог по-настоящему привыкнуть к этому. Я уверен, что и тыдолжен чувствовать себя так же, ведь ты уже видел его как мужчину.

Дон Хуан напомнил мне о том, как однажды,много лет назад, он взял меня на встречу с бросившим вызов смерти, и я увиделмужчину — странногоиндейца, не молодого и не старого, очень хрупкого телосложения. Больше всегомне запомнился его странный акцент и одна необычная метафора, которую ониспользовал, описывал вещи.

Он говорил: «mis ojos se pasearo№»— «мои глаза идутвперед». Например, он говорил: «Мои глаза идут вперед на шлемы испанскихзавоевателей».

Воспоминание об этом было столь мимолетным,что мне всегда казалось, что встреча продолжалась лишь несколько минут. Нопозднее дон Хуан сказал мне что я пробыл с бросившим вызов смерти целыйдень.

— Япредполагал, что тогда, много лет назад, ты сам назначил встречу с бросившимвызов смерти, —продолжал дон Хуан, —поэтому и пытался выведать у тебя, знаешь ли ты о том, чтопроисходило.

— Ты былобо мне слишком высокого мнения, дон Хуан. От такого предположения рехнутьсяможно. Как тебе могла прийти в голову такая идея

— Мнепоказалось, что бросившему вызов смерти ты понравился. А это значит, что ужетогда он мог наделить тебя даром силы, хотя ты этого и не помнишь. Либо он могназначить тебе встречу, приняв облик женщины. Я даже подозревал, что она далатебе точные инструкции.

Дон Хуан заметил, что бросивший вызовсмерти, определенно являясь существом ритуальных привычек, неизменно встречалнагвалей нашей линии сначала в облике мужчины, как это случилось с нагвалемСебастьяном, а впоследствии — в облике женщины.

— Почему тыназываешь дары бросившего вызов смерти дарами силы И в чем тут тайна— спросил я.— Ведь ты и сам можешьперемешать свою точку сборки куда угодно, разве не так

— Это дарысилы, потому что они являются продуктом особого знания магов древности,— сказал он.— Это тайна, потомучто никто на этой земле, кроме бросившего вызов смерти, не может явить нампример таких знаний. Я, конечно, могу расположить свою точку сборки там, гдехочу, внутри или за пределами энергетической формы человека. Но чего я не могу,и что подвластно лишь бросившему вызов смерти, — это знать, что нужно делать смоим энергетическим телом в каждом из этих положений с тем, чтобы достигнутьполного восприятия, полного единства.

Затем он объяснил, что современные маги незнают особенностей многих тысяч возможных позиций точки сборки.

— О какихособенностях ты говоришь — спросил я.

— Особыеспособы обращения с энергетическим телом, направленные на достижение прочнойфиксации отдельных позиций точки сборки, — ответил он.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.