WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |

Я думаю, все, кто знал об этомисследовании, считали его смелым и рискованным предприятием. Могли ли эксперты,прослушав только единичные акты взаимодействия, достаточно надежно оценить тетонкие качества, о которых я говорил И даже если бы их оценки были достаточнонадежными, могли ли восемнадцать взаимодействий из каждого случая лечения (ведьв каждом случае они были только минутной выборкой из сотен или тысяч такихвзаимодействий) иметь какое-либо отношение к результату психотерапииВероятность этого представлялась весьма малой.

Результаты – удивительны. Оказалось возможнымдостигнуть высокой надежности данных; большинство корреляций между даннымиотдельных экспертов составляло 0,8 или 0,9, кроме данных по последнейпеременной. Было обнаружено, что высокая степень со-чувствующего понимания былазначимо связана (на уровне 0,001) с наиболее успешными случаями лечения.Высокий показатель безусловного уважения также был связан с наиболее успешнымислучаями лечения (на уровне значимости 0,001). Даже оценка искренности илисогласованности консультанта – степень, с которой его слова соответствуют его чувствам,– была связана суспешными результатами лечения (и опять на уровне значимости 0,001). Толькорезультаты влияния соответствия интенсивности эмоций были двусмысленными.

Интерес представляет также то, что высокиеоценки этих переменных не были более значимо связаны со взаимодействиями изпоздних бесед по сравнению со взаимодействиями из ранних бесед. Это значит, чтоотношение консультанта к клиенту было одинаково в течение всех бесед. Если онпроявлял высокую степень со-чувствия, то оставался таким с начала до конца.Если ему не хватало искренности, это было свойственно ему постоянно. Как илюбое исследование, эта работа имеет свои недостатки. В ней рассматривалсяопределенный тип помогающих отношений – психотерапевтические отношения.Изучались лишь четыре переменные, которые предполагались значимыми. Возможно,имеется много других. Несмотря на это, работа представляет собой значительноепродвижение в изучении помогающего поведения. Разрешите мне кратко изложить еерезультаты. Мне кажется, качество взаимодействия консультанта с клиентом можетбыть удовлетворительно оценено на основе очень небольшого числа высказываний.Если чувства консультанта прозрачны и соответствуют его словам, а не расходятсяс ними; если клиент нравится консультанту независимо от каких-либо условий иесли консультант понимает основные чувства клиента так, как их понимает самклиент, – тогдаимеется большая вероятность, что это отношение будет помогающим и эффективным.

Несколькозамечаний

Итак, это – исследования, которые бросаютлуч света на природу помогающих отношений. В них изучались различные аспектыпроблемы с разных теоретических позиций. В них также использовались различныеметоды, которые нельзя прямо сопоставить. Однако, мне кажется, они указывают нанесколько утверждений, которые могут быть высказаны с уверенностью. Кажетсяясным, что помогающие отношения отличаются по своим качествам от другихотношений. Эти отличительные качества связаны прежде всего, с одной стороны, сотношением человека, который помогает, а с другой – с восприятием этого отношениятем, кому помогают. Также ясно, что проведенные исследования не дают нам ответана вопрос о том, что такое помогающие отношения и как они формируются.

Как я могу создатьпомогающие отношения

Я верю, что у каждого из нас, работающего вобласти человеческих отношений, имеется подобная проблема, заключающаяся в том,как использовать знания, полученные в таких исследованиях. Мы не можем рабски имеханически следовать их результатам, в противном случае мы разрушим своиличностные качества, которые, как показывают эти работы, очень ценны. Мнекажется, нам следует использовать эти знания, сопоставляя их с нашим опытом иформируя все новые и новые собственные гипотезы для использования и проверки ихв дальнейших отношениях с людьми.

Поэтому важнее, очевидно, рассказать о рядевопросов, вызванных этими исследованиями и моим собственным опытом, а также онекоторых предположительных и изменчивых гипотезах, определяющих мое поведениепри вхождении в помогающие отношения со студентами, персоналом, семьей иликлиентами, нежели излагать, где и как следует использовать результаты этихисследований. Разрешите мне представить список вопросов и моих соображений.

  1. "Могу ли я восприниматься другим человеком как достойный доверия,надежный, последовательный человек в самом глубинном смысле этого слова" Иисследования, и опыт показывают, что это очень важно. Спустя годы я нашел, мнекажется, более правильный, не лежащий на поверхности вопрос. Обычно я чувствую,что, если бы соблюдал все внешние условия поведения надежного человека– например,пунктуальность, конфиденциальность беседы и др. – и если бы я вел себя одинаковопоследовательно во время консультирования, тогда это условие было бы выполнено.Но мой опыт подсказал мне, что если я демонстрирую хорошее отношение к клиенту,хотя на самом деле чувствую раздражение, скептицизм или неприязнь, то людипочувствуют обман и воспримут меня как непоследовательного или ненадежногочеловека. Я пришел к выводу, что быть надежным – это не значит быть во всемпоследовательным, это значит быть заслуживающим доверия, правдивым человеком.Чтобы описать, каким я хотел бы быть, я использовал термин"конгруэнтный"15. Под ним яподразумеваю следующее: какое бы чувство или отношение к человеку я нииспытывал, оно должно сопровождаться осознанием этого чувства или отношения.Когда это так, я в данный момент представляю собой цельную личность и,следовательно, могу бытьтем, кем я есть в глубинедуши. Это и есть то, что другие люди определяют словом "надежность".
  2. Очень близко с этим связан другой вопрос: "Могу ли я достаточновыразительно передать, что я испытываю в данный момент, чтобы это выгляделонедвусмысленно" Я думаю, что причиной большинства моих неудач в установлениипомогающих отношений служат неудовлетворительные ответы на эти два вопроса.Когда я испытываю чувство раздражения к какому-то человеку, но не сознаю этого,при общении передаются противоречащие друг другу сообщения. Мои слова передаютодно сообщение, но с помощью каких-то едва уловимых невербальных средств япередаю и испытываемое мною раздражение, а это приводит моего партнера взамешательство, делает его недоверчивым, хотя он также может не сознавать, чтослужит причиной его затруднений. Если я не слышу, что происходит во мне, невоспринимаю этого из-за моей собственной защитной реакции, которая не дает мневозможности сознавать свои чувства, тогда и приходит эта неудача. Это заставиломеня прийти к выводу, что основное для человека, который хочет установить любойвид помогающих отношений, заключается в том, чтобы понять, что прозрачностьчувств всегда полезна. Если в отношениях с другим человеком мои чувства вдолжной мере осознаны, если никакие чувства, существенные для данногоотношения, не скрыты ни от меня, ни от другого человека, тогда я могу бытьпочти уверен, что отношения будут помогающими.

Выражаясь иначе, если я могу создатьпомогающие отношения с самим собой (если я смогу осознать и принять моисобственные чувства), тогда имеется большая вероятность, что я смогусформировать помогающие отношения с другим человеком.

Принять себя самого в этом смысле и датьсебе возможность показать это другому человеку – это для меня сейчас самаятрудная задача, которую удается решить не всегда. Но уяснить, что моя задачатакова, было очень полезно,так как это помогло мне понять, что было нарушено в межличностных отношениях,которые не сложились. И поэтому я также смог вывести их на конструктивный путь.Это значило, что если я хочу способствовать личностному росту других вотношениях со мной, то должен расти сам; и хотя зачастую это болезненно, ноочень обогащает.

  1. Третий вопрос следующий: "Могу ли я позволить себе испытыватьположительные чувства к другому человеку – чувства симпатии, привязанности,любви, интереса, уважения" Это нелегко. У себя самого и у других я вижунекоторый страх перед этими чувствами. Мы опасаемся, что если разрешим себесвободно испытывать эти положительные чувства, то попадем в ловушку. Они могутпривести к выдвижению каких-то требований к нам, или мы в свою очередь можемобмануться в своем доверии к другому человеку. Мы боимся подобных последствий.Поэтому ответная реакция проявляется в тенденции создавать дистанцию между намии другими – в видеотчужденного "профессионального отношения", отношения безличного.

У меня имеется глубокое убеждение в том,что одна из важных причин профессионализации любой области знания состоит втом, что она помогает сохранять эту дистанцию. В области медицины мы изобретаемсложные формулировки диагноза, в которых человек представляется как вещь. Вобучении и управлении мы создаем множество оценивающих процедур, так что опятьчеловек воспринимается как вещь. Я думаю, что с помощью этих средств мыудерживаем себя от проявления личной привязанности к другому человеку, котораямогла бы возникнуть, если бы мы восприняли эти отношения как отношения междудвумя людьми. Когда мы поймем, что хотя бы в определенных отношениях или вопределенное время в этих отношениях совершенно безопасно проявлять личнуюпривязанность, то есть питать к другому положительные чувства, – это будет настоящим достижением.

  1. Следующий важный вопрос, вытекающий из моего личного опыта, таков:"Достаточно ли я сильный человек, чтобы позволить себе быть отличным от другихСпособен ли я непреклонно уважать свои собственные чувства так же, как чувстваи нужды других людей Умею ли я владеть своими чувствами и, если нужно,выражать их, как что-то, принадлежащее исключительно мне Достаточно ли я твердв этом отличии от другого человека, чтобы не быть подавленным его депрессией,испуганным его страхом, поглощенным его зависимостью от меня Достаточно литвердости в моем внутреннем "Я", чтобы понять, что я не повержен его гневом, непоглощен зависимостью, не порабощен его любовью, но существую независимо отдругого человека со своими собственными чувствами и правами" Когда я свободночувствую эту силу –быть отдельным, непохожим на других человеком, тогда я обнаруживаю, что всостоянии гораздо глубже понимать и принимать другого человека, так как я небоюсь потерять себя.
  2. Следующий вопрос тесно связан с предыдущим: "Достаточно ли ячувствую себя в безопасности, чтобы допустить его отдельность, непохожесть наменя Могу ли я допустить, чтобы он был тем, кто он есть, – честным или лживым, инфантильнымили деятельным, отчаявшимся или чересчур уверенным в себе Могу ли я дать емуэту свободу А может быть, я желаю, чтобы он следовал моему совету, зависел отменя или даже копировал меня" В связи с этим, я думаю, представляют интересрезультаты небольшого исследования, проведенного Фарсеном [6], обнаружившим,что плохой и некомпетентный консультант предпочитает работать с податливымиклиентами, стремящимися быть похожими на него. С другой стороны, наилучший иболее компетентный консультант может взаимодействовать с клиентом в течениемногих бесед, не мешая свободному развитию совершенно отличной от него личностиклиента. Я бы хотел принадлежать к этой последней категории специалистов,будучи родителем, управляющим или консультантом.
  3. Другой вопрос, который я задаю себе, следующий: "В состоянии ли ядопустить себя полностью в мир чувств и личностных смыслов клиента и видеть ихтакими же, какими их видит он В состоянии ли я так глубоко войти в его личнуюжизнь, чтобы потерять желание ее оценивать или судить о ней Могу ли я тактонко ощущать ее, чтобы свободно двигаться в ее пространстве, не попирая теценности, которые так ему дороги В состоянии ли я так верно воспринимать ее,чтобы понять не только очевидный для него смысл его существования, но и тесмыслы, которые еще подразумеваются, видятся ему нечетко Может ли этопонимание быть безграничным" Я думаю о клиенте, который сказал: "Каждый раз,когда я нахожу кого-либо, кто не полностью понимает меня в данный момент,обязательно появляется момент, когда меня опять не понимают... Всю жизнь ягоняюсь за тем, чтобы кто-то меня понял".

Что касается меня, то я нахожу, что легчепонимать и выражать это понимание отдельно взятым клиентам, чем учащимся науроке или сотрудникам, с которыми я работаю. У меня сильное искушение"поправить" учащегося или указать сотрудникам на их ошибки в рассуждениях.Однако, когда я могу взять на себя смелость понимать других в этих ситуациях,наблюдается взаимное удовлетворение. Что касается клиентов во времяпсихотерапии, то я часто бываю поражен тем, что даже минимальное со-чувственноепонимание – нелепая иневерная попытка понять запутанную сложность смыслов клиента – бывает полезно; хотя, внесомнения, наибольшая польза бывает тогда, когда я могу понять и четкосформулировать смысл его жизненного опыта, который был для него неясным изапутанным.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.