WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 57 |

Еще один итог моего личного познания.Мне нравится выявлять правила, которым подчиняетсямой опыт. Я обязательно стараюсь найти значение,упорядоченность или закономерности во всяком большом массиве опыта. Это мое какбы любопытство, которое, я думаю, достойно поощрения, так как оно приводит кзамечательным результатам. Оно привело меня ко всем главным положениям, которыея высказал. Оно привело меня к поиску закономерностей во всем том, чем занятклиницист, работая с детьми, и отсюда появилась моя книга "Клиническое лечение трудного ребенка".Оно привело меня к формулированию основных принципов, которые, казалось,работали в психотерапии, а отсюда – к появлению ряда книг и множества статей. Любопытство привеломеня к исследованию различных закономерностей, которые, я чувствую, встречалисьв моем опыте. Оно соблазнило меня создать теории для соединения техзакономерностей, которые я обнаружил в опыте, и спроецировать их на новыенеисследованные области, где в дальнейшем они могут быть проверены.

Поэтому я стал понимать, что и научноеисследование, и создание теории направлены на упорядочивание важного для меняжизненного опыта. Исследование – это постоянные направленные попытки увидеть смысл изакономерность в явлениях субъективного опыта. Они необходимы, потому что важновоспринимать мир упорядоченным и потому что, если мы понимаем закономерностиприроды, это ведет к стоящим результатам.

Таким образом, я стал понимать, что причинамоих занятий исследованиями и построением теории лежит в необходимостиудовлетворить нужду воспринимать мир упорядоченным и имеющим смысл. Это– моя субъективнаянужда. Иногда я проводил исследование не по этой причине – для того, чтобы убедить других,убедить оппонентов и скептиков, пойти дальше в своей профессии, завоеватьпрестиж, и по другим непривлекательным причинам. Эти ошибки в целях исоответствующих действиях только убедили меня в том, что имеется лишь одназдравая причина для научного исследования, а именно желание удовлетворить своюпотребность в осмыслении мира.

Другой итог познания, потребовавший от менямного усилий для его понимания, можно сформулировать в двух словах:факты благоприятны.

Я очень заинтересовался тем, чтобольшинство психотерапевтов, особенно психоаналитики, неизменно отказывалисьнаучно исследовать свою психотерапию и не разрешали другим делать это. Я могупонять их поведение, потому что испытывал такие же чувства. Я хорошо помню, какв ранних исследованиях я волновался за конечный результат. А что, если нашагипотеза будет отвергнута А что, если наша позиция была ошибочной!Оглядываясь назад, я вижу, что в то время факты казались потенциальнымиврагами, потенциальными вестниками несчастья. Очень нескоро я пришел к мысли,что факты всегдаблагоприятны. Любое доказательство, которое можно найти в каждой области,приближает нас к истине. А то, что приближает к истине, никогда не может бытьвредным, опасным, неудовлетворительным. Поэтому, хотя я и не люблю изменятьсвою точку зрения, я до сих пор ненавижу отказываться от старых представлений ипонятий. Однако на каком-то более глубинном уровне я в большей мере понимаю,что эти болезненные перестройки и есть то, что называется познанием. Хотя они и болезненны, новсегда направляют на более правильный путь, к более верному видению жизни. Так,в настоящее время одной из наиболее заманчивых областей исследования для меняесть та, в которой благодаря научным доказательствам потерпели крах некоторые из моих любимыхидей. Я чувствую, что если смогу пробиться сквозь эту проблему, то ближеподойду к истине. Я уверен в том, что факты будут моими друзьями.

Вот здесь я хочу предложить вам итогпознания, которое было для меня наиболее благодатным, так как дало мневозможность почувствовать глубокое родство с другими людьми. Я могу выразитьэтот итог следующими словами. То, что наиболееприсуще мне лично, относится и ко всем людям. Быловремя, когда в беседах со студентами, преподавателями или в статьях я выражалсугубо личное мнение. Мне казалось, что отношение, которое я выражаю, настольколично, что, возможно, не будет понято никем. Двумя примерами этого служатпредисловие к книге "Психотерапия, центрированная на клиенте" (издатели считалиего неуместным) и статья на тему "Человек или наука". В обоих случаях яобнаружил, что чувство, которое казалось мне сугубо личным, принадлежащимтолько мне и потому непонятным другим, нашло отклик у многих людей. Этот случайзаставил меня поверить, что то, что наиболее лично и присуще только одному изнас, если оно выражено и разделено с другими, может о многом говорить и другимлюдям. Это помогло мне понять художников и поэтов, которые осмелились выразитьто уникальное, что в них есть.

Есть еще один итог познания, который,возможно, лежит в основе всего остального, о чем я говорил до сих пор. Этотитог встал передо мной после более чем двадцатипятилетней работы – помощи людям с личнымипроблемами. Проще всего этот итог можно выразить так: мой опыт говорит мне, что в основе человека лежит стремление кположительным изменениям. Глубоко соприкасаясь синдивидами во время психотерапии, даже с теми, чьи расстройства наиболеесильны, чье поведение наиболее антисоциально, чьи чувства кажутся наиболееэкстремальными, я пришел к выводу, что это правда. Когда я смог тонко пониматьвыражаемые ими чувства, принимать их как индивидуальность, я смог обнаружить уних тенденцию развиваться в особом направлении. Каково же это направление, вкотором они развиваются Наиболее верно это направление можно определитьследующими словами: позитивное, конструктивное, направленное ксамоактуализации, зрелости, социализации. Я начал чувствовать, что чем болееполно человека понимают и принимают, тем более он старается сбросить фальшьфасада, используемого им при встрече с жизнью, и тем более стремится идтивперед.

Я не хочу, чтобы меня поняли неправильно. Яне воспринимаю человеческую природу в духе Поллианны14. Я знаю, что из-за защитных реакций истраха люди могут вести себя жестоко, незрело, очень разрушительно,антисоциально, причинять боль. Однако мой опыт работы с ними вдохновляет меня идает мне силы, так как я все время убеждаюсь в положительном направлении ихразвития на глубинном уровне – точно так же, как и у всех нас.

Давайте закончим это подведение итоговпоследним кратким выводом. Жизнь в ее лучшем виде– это текущий иизменяющийся процесс, в котором ничто не есть неизменным.

И для меня, и для моих клиентов жизньнаиболее богата и благодатна, если она движется, течет. Это ощущение иочаровывает, и немного пугает. Мне лучше всего, когда я могу позволить моемуопыту нести меня куда-то вперед, по направлению к целям, которые я еще смутносебе представляю. В этом движении, в несущем меня потоке богатого жизненногоопыта, в попытках понять его изменчивую сложность становится ясным, что в немнет места чему-то неизменному. Когда я могу таким образом плыть в этом потоке,мне становится ясно, что не может быть ни закрытой системы верований, нинеизменной системы принципов, которых я придерживаюсь. Жизнь направляетсяизменяющимся пониманием и осмыслением моего опыта. Она всегда в развитии, встановлении.

Сейчас вам ясно, почему нет ни однойфилософии, верования или принципов, в которых я мог бы убеждать других людей ипринуждать их им следовать. Я могу жить лишь благодаря самостоятельномуосмыслению моего текущего жизненного опыта и поэтому пытаюсь дать возможностьдругим развивать их собственную внутреннюю свободу и понимать их собственныйзначимый для них опыт...

Часть II
КАК Я МОГУПОМОЧЬ

Я знаю, как работать с индивидами.
И мне кажется, этот метод обладает
большими созидательными возможностями

Глава2

НЕСКОЛЬКО ГИПОТЕЗ,
КАСАЮЩИХСЯ ПОМОЩИ ВРОСТЕ ЛИЧНОСТИ

Три главы, составляющие вторую часть,охватывают шестилетний период с 1954 по 1960 год. Любопытно, что при описаниипредмета обсуждения они включают бóльшую часть страны – Оберлин в Огайо, Сент-Луис в Миссури и Пасадену в Калифорнии. Вглавах описывается период накопления многочисленных научных данных, так чтоположения, которые лишь предполагались в первой статье, получили довольно-такисерьезное подтверждение ко времени написания третьей статьи.

В приведенной беседе, состоявшейся вОберлинском колледже в 1954 году, я постарался лаконично изложить основныепринципы психотерапии, которые развернуто даны в моих книгах "Консультированиеи психотерапия" (1942) и "Психотерапия, центрированная на клиенте" (1957). Дляменя интересно то, что, представляя помогающие отношения и их результат, я неописываю и даже не поясняю процесс появления изменений.

*   *  *

Встречаться с человеком, имеющим конфликтыи проблемы, ищущим помощи и ожидающим ее от меня, всегда было для менясерьезным вызовом. Обладаю ли я знаниями, изобретательностью, психическойустойчивостью, умениями – вообще, обладаю ли я тем, что позволит мне помочь такомучеловеку

В течение более чем двадцати пяти лет ястарался ответить на этот вызов. Для того чтобы это сделать, мне пришлось взятьна вооружение все средства моего профессионального обучения: точные методыизмерения личности, которым я научился в педагогическом колледже в Колумбии;интуицию фрейдистского психоанализа; методы Института направляющей помощидетям, где я работал интерном; достижения в области клинической психологии, скоторой я был тесно связан; более короткое знакомство с работой Отто Ранка, сметодами психиатрической социальной помощи и другими источниками; их слишкоммного, чтобы перечислять здесь. Но более всего я постоянно учился на моемсобственном опыте и опыте коллег в Центре направляющей помощи, где мы пыталисьнайти эффективные методы работы со страдающими людьми. Постепенно у менявыработался метод работы, который вырос из этого опыта и может быть проверен,улучшен и изменен с помощью дальнейшего опыта и исследований.

Основнаягипотеза

Изменения, которые произошли во мне,коротко говоря, выражаются в том, что в начале моей профессиональнойдеятельности я задавал себе вопрос: "Как я смогу вылечить или изменить этогочеловека" Теперь я бы перефразировал этот вопрос так: "Как установить с этимчеловеком такие отношения, которые он мог бы использовать для своего развития"

Как только я подошел ко второй постановкевопроса, я понял, что все, что узнал, применимо ко всем видам отношений междулюдьми, а не только в работе с клиентами, у которых есть проблемы. Именнопоэтому я чувствую, что результаты моего познания, имеющие смысл для моегожизненного опыта, могут иметь некоторый смысл и для вашего опыта, так как всемы – участникичеловеческих отношений.

Возможно, лучше будет начать сотрицательного итога моего познания. Постепенно мне пришло в голову, что я немогу помочь пациенту с расстройствами, используя интеллектуальное или обучающеевоздействие. Бесполезен любой подход, опирающийся на знания, на принятие того,что клиент выступает объектом обучения.

Эти соблазнительные подходы могут казатьсяпрямо ведущими к цели, и в прошлом я перепробовал многие из них. Можнообъяснить человеку, что он собой представляет, предписать меры, которые поведутего вперед, дать ему знания о более подходящем образе жизни. Согласно моемуопыту, такие методы оказались бесплодными и несущественными. Самое большее, чтоони могут дать, – этокакое-то временное изменение, которое скоро исчезнет, и индивид еще болееубедится в своей неполноценности.

Неудачи интеллектуальных подходов заставилименя понять, что изменения, по-видимому, происходят благодаря опыту,обретаемому во взаимоотношениях между людьми. Поэтому я собираюсь очень краткои неформально рассказать о некоторых основных гипотезах, которые касаютсяпомогающих отношений. Кажется, что эти гипотезы получают все возрастающееподтверждение и в практике консультирования, и в исследованиях.

Я могу выразить основную гипотезу однимпредложением: если я смогу установить с человеком определенный тип отношений,он обнаружит в себе способность использовать эти отношения для своего развития,что и вызовет изменение, связанное с развитием его личности.

Отношения

Что стоит за этими словами Давайте поотдельности рассмотрим три основные фразы приведенной выше гипотезы и выявимсмысл, который они для меня имеют. Какой тип отношений я собираюсь создавать

Я обнаружил, что чем более я искренен вотношениях с клиентом, тем больше это помогает ему. Это значит, что мне нужнознать свои собственные чувства настолько хорошо, насколько это возможно, а недемонстрировать какое-то отношение к человеку, чувствуя нечто совсем иное наболее глубинном или подсознательном уровне. Откровенность также включаетжелание выражать в словах и поведении различные свои чувства и отношение к темили иным вещам. Только так мои отношения с человеком могут быть правдивыми, а это очень важно. Это– первое условие.Только при установлении подлинных отношений другой человек может успешно искатьэту подлинность в себе. Я обнаружил, что это верно даже в случае, когда то, чтоя испытываю в отношениях с человеком, не нравится мне и не способствует"улучшению" отношений между нами. Представляется очень важным, чтобы этиотношения было искренними.

Второе условие заключается в следующем: чемболее я принимаю другого человека, чем больше он мне нравится, тем больше яспособен устанавливать с ним отношения, которыми он сможет воспользоваться. Подпринятием я понимаю теплое расположение к нему как к человеку, имеющемубезусловную ценность, независимую от его состояния, поведения или чувств. Этозначит, что он вам нравится, вы уважаете его как человеческое существо ихотите, чтобы он чувствовал по-своему. Это значит, что вы принимаете и уважаетевесь спектр его отношения к происходящему в данный момент независимо от того,положительное это отношение или отрицательные, противоречат ли оно его прежнемуотношению или нет. Это принятие каждой меняющейся частицы внутреннего мирадругого человека создает для него ощущение теплоты и безопасности в отношенияхс вами, а чувство защищенности, проистекающее от любви и уважения, мне кажется,представляет очень важную часть помогающих отношений.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.