WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 57 |

Размышляя над этими работами и строя планыотносительно новых, более совершенных исследований, которые были бы болеесодержательными и убедительными, я пришел к выводу, что результаты такихисследований никогда не дадут ответа на наши вопросы. Потому что все они должнырассматриваться, исходя из целей образования. Если мы больше всего ценимприобретение знаний, то можем отбросить все описанные мной условия какбесполезные, так как ничто не свидетельствует о том, что они ведут к увеличениюколичества фактических знаний или быстрейшему их усвоению. В этом случае насвполне удовлетворят такие меры, как основание учебных заведений для ученых потипу военных академий, за что, как я понимаю, ратуют некоторые члены Конгресса.Если же нам важно развитие творческих способностей и мы сожалеем о том, что всенаши главные идеи в атомной физике, психологии и других науках былизаимствованы из Европы, то мы, возможно, захотим испробовать те пути улучшенияучения, которые обещают большую свободу мысли. Если мы ценим независимость,если мы обеспокоены растущей конформностью науки, ценностей, отношений, которуювызывает наша существующая система, то мы, возможно, захотим создать условиядля приобретения знаний, которые способствуют уникальному, самонаправляемому исамостоятельному учению.

Несколько проблем взаключение

Я постарался сделать набросок техпреобразований в области образования, которые могли бы быть осуществлены сучетом достижений психотерапии. Очень кратко я попытался предположить, что быбыло, если бы главной целью усилий учителя было развитие таких отношений итакой атмосферы, которые способствовали бы идущему от ученика, развивающемуего, значимому для него научению. Но такое направление ведет совсем в другуюсторону от современной теории и практики образования. Разрешите мне упомянуть онекоторых проблемах и вопросах, на которые необходимо ответить, если мы хотимконструктивно продумать этот подход.

В первую очередь как мы представляем себецели образования Подход, который я наметил, имеет преимущества в достижениинекоторых определенных целей и не имеет преимуществ в достижении других.Необходимо прояснить вопрос о целях образования.

Каковы реальные результаты описанного мнойвида образования Необходимо еще много точных изобретательных исследований,чтобы выяснить, каковы преимущества такого образования по сравнению собщепринятым. Тогда на основе этих фактов мы сможем выбирать.

Даже если бы мы постарались применитьтакой подход с целью способствовать научению, то столкнулись бы с множествомспорных вопросов. Можем ли мы выносить подобную ситуацию на суд учащихся Всянаша культура – черезтрадиции, законы, усилия профсоюзов и управления, через отношения родителей иучителей – глубокосвязана с тем, чтобы держать молодежь подальше от любых соприкосновений сдействительными проблемами. Они не должны напрягаться, им не следует нестиответственность, они не имеют прав в гражданских или политических вопросах, онине играют роли в международных отношениях, их просто надо оберегать откаких-либо прямых контактов с действительными проблемами жизни индивидов игрупп. От них не ждут, чтобы они помогали по дому, зарабатывали на жизнь,вносили вклад в науку, занимались вопросами морали. Это глубоко укоренившеесямнение, которое существует не одно поколение. Нельзя ли его изменить напротивоположное

Другая проблема состоит в том, можем ли мыдопустить, чтобы знание было организовано в индивиде и индивидом или оно должнобыть организовано дляиндивида В этом случае педагоги выстраиваются в один ряд с родителями инациональными лидерами, настаивая на том, что учащегося надо вести. Его надоввести в знание, которое организовано для него. Ему нельзя доверитьфункционально организовать знание для самого себя. Как говорит ГербертГувер67 об учащихся старшихклассов: "Просто нельзя ожидать от детей этого возраста, чтобы они определялитот вид образования, который им нужен, до тех пор пока у них нет какого-торуководства. Большинству людей это кажется настолько очевидным, что дажесомнение в этом представляется чем-то ненормальным. Даже президент университетасомневается, действительно ли в образовании нужна свобода, замечая, что,"возможно, мы переоценили ее ценность""68. Он говорит, что русские прекрасно продвинулись в науке и безнее, подразумевая этим, что нам следует у них этому поучиться.

Другой вопрос состоит в том, хотели бы мысейчас противопоставить что-то тому сильному направлению, которое понимаетобразование как приобретение фактических знаний. Все должны одинаково учитьодни и те же факты. Адмирал Риковер69 убежден, что "каким-то образом мы должны изобрести, как вводитьодни и те же стандарты в американское образование... Впервые у родителей былибы действительные мерки для измерения школ. Если бы в местной школе продолжалипреподавать такие приятные предметы, как "Приспособление к жизни"... вместофранцузского и физики, ее диплом был бы ниже дипломов других школ"70. Подобная точка зрения широкораспространена. Даже такой сторонник передовых взглядов в образовании, как МаксЛернер71, однажды сказал:"Все, на что мы когда-либо можем надеяться от школы, – это вооружение учащихсяинструментами, которыми они позже смогут воспользоваться, чтобы статьобразованными людьми" [5, с. 711]. Совершенно ясно, что он не надеется на то,что в нашей школьной системе когда-либо будет значимое научение, но чувствует,что такое научение должно иметь место за ее пределами. Все, что в состояниисделать школа, – этоснабдить необходимыми для него инструментами.

Одним из наиболее безболезненных способоввнедрения таких фактических знаний-инструментов есть "обучающая машина",изобретенная Б.Ф.Скиннером и его коллегами [10]. Их группа показывает, чтоучитель – этоустаревший и неэффективный инструмент обучения арифметике, тригонометрии,французскому, оценке литературных произведений, географии и другим фактическимпредметам. Я нисколько не сомневаюсь, что эти "обучающие машины", которые даютнемедленное вознаграждение за "правильные" ответы, будут развиваться и еще ширевойдут в употребление. Перед вами новый вклад науки о поведении, с которым мыдолжны прийти к соглашению. Заменяет ли он тот подход, который я описал, илидополняет его Это одна из проблем, которую необходимо рассмотреть при встречес будущим.

Я надеюсь, что, поставив эти спорныевопросы, я сделал совершенно очевидным, что вопрос о том, что составляетзначимое знание и как его приобрести, ставит перед всеми нами серьезныепроблемы. Сейчас не время для уклончивых ответов. Я постарался дать определениезначимого научения, как оно проявляется в психотерапии, и описал условия,способствующие ему. Я также постарался указать некоторые последствия этихусловий в обучении. Другими словами, я предложил один ответ на эти вопросы.Возможно, вы сможете его использовать как начало в поиске ваших собственныхновых ответов, возражая похожим как близнецы лозунгам общественного мнения исовременной теории наук о поведении.

Глава15

ОБУЧЕНИЕ, ЦЕНТРИРОВАННОЕНА УЧАЩЕМСЯ.
ОПЫТ ЕГОУЧАСТНИКА

Из предыдущих глав должно быть ясно, чтодля меня недостаточно изложить только мой взгляд на психотерапию: для меняважно описать и то, что испытывает клиент, так как его живой опыт послужилосновой моих собственных взглядов. И точно так же я понял, что не могу излагатьлишь свои взгляды на обучение, основанное на данных психотерапии: мне быхотелось также показать, как воспринимает такое обучение учащийся.

Для этого я рассмотрел различные отчеты и"листы обратной связи", которые в течение нескольких лет получал от студентовразных курсов. Подборка из них позволила бы мне достичь цели. Однако в концеконцов я выбрал два документа, принадлежащие перу доктора Самюэля Тененбаума.Первый был написан им сразу же после участия в моем курсе лекций, а второй– письмо ко мне– год спустя. Я оченьблагодарен ему за разрешение использовать его личные записи и хотел быпознакомить с ними читателей.

Летом 1958 года я получил приглашениепрочитать четырехнедельный курс лекций в университете Брандайс. Насколько япомню, курс назывался "Процесс изменения личности". От этого курса я не ждалничего особенного. Он состоял из двухчасовых лекций, читаемых три раза внеделю, а не из интенсивного семинара, который я обычно предпочитаю. Мне былозаранее известно, что группа будет на редкость разнородной – учителя, аспиранты-психологи,консультанты, несколько священнослужителей, по крайней мере один из них– иностранец,частнопрактикующие психотерапевты, школьные психологи. В целом группа былаболее взрослой и квалифицированной, чем обычные студенты. Я чувствовал себясовершенно спокойно. Я собирался сделать все, что от меня зависело, чтобы курспринес всем пользу, но не думал, что он будет столь же результативен, как,например, семинары по консультированию, которые я проводил раньше.

Может быть, именно потому, что я невозлагал больших надежд ни на себя, ни на группу, все прошло так успешно. Я быбез сомнения отнес этот опыт к числу одной из самых удачных моих попытоксделать лекционное или семинарское обучение более эффективным. Это нужно иметьв виду, читая материалы доктора Тененбаума.

Я хотел бы сделать здесь маленькоеотступление и сказать, что чувствую себя гораздо увереннее при встрече с новымклиентом, чем при встрече с новой группой. Я чувствую, что неплохо владеюсредствами, способствующими психотерапии, и хорошо знаю, какой процесспоследует. Но при встрече с группой такой уверенности у меня нет. Иногда, когдау меня были все основания полагать, что курс будет успешным, самое важное дляученика, инициативное, управляемое им самим научение почти не происходило. Вдругих же случаях, когда я сомневался, все проходило отлично. Я объясняю этотем, что наши знания о процессе содействия научению не настолько точны илиполны, как наши представления о процессе психотерапии.

Но вернемся к летнему курсу в Брандайсе.Как видно из отчетов, он оказался исключительно значимым опытом почти для всехего участников. Меня особенно заинтересовал отчет доктора Тененбаума,написанный им как для меня, так и для всех своих коллег. Это был зрелый ученый,а не впечатлительный молодой студент. Это был опытный педагог, имеющий в своемактиве опубликованную биографию Уильяма X.Килпатрика, философа, занимавшегосяпроблемами образования. Поэтому его восприятие этого опыта показалось мнеособенно ценным.

Я бы не хотел, чтобы меня поняли так, чтоя разделяю все взгляды доктора Тененбаума. Часть его опыта была мной воспринятасовершенно иначе, но именно это и делает его наблюдения столь полезными. Я былособенно обеспокоен тем, что его опыт обучения показался ему настолькороджерианским, что он посчитал, что все его особенности вытекают из склада моейличности.

По этой причине я был очень рад получитьот него год спустя длинное письмо, в котором он описывал свой собственный опытпреподавания. Оно подтвердило то, что я уже знал от многих людей, а именно чтоне просто личность конкретного учителя, а использование определенных принциповделает научение активным. Эти принципы могут применяться любымфасилитатором72, которыйустанавливает с обучаемыми определенные отношения.

Я думаю, что эти два документа доктораТененбаума прояснят, почему учителя, участвовавшие в данном групповом обучении,не смогли вернуться к прежним стереотипам. Несмотря на фрустрацию и отдельныенеудачи, обучая каждую новую группу, они стараются выявить условия,способствующие этому важнейшему опыту научения.

*   *  *

Карл Р. Роджерс и недирективное обучение.
Написано Сэмюэлем Тененбаумом,
доктором философии

Интересуясь проблемами образования, япринял участие в обучении, где использовался такой необыкновенный особый метод,что я чувствую себя обязанным рассказать о нем. Он, мне кажется, настолькоотличается от обычного общепринятого метода обучения, настолько разрушает егоосновы, что обязательно должен быть известен более широко. Неплохим описаниемэтого процесса (полагаю, так его назвал бы сам автор метода – Карл Р. Роджерс) было бы"недирективное" обучение.

Я уже имел некоторое представление о том,что это значит, но, честно говоря, не был готов к столь ошеломляющемувпечатлению. И дело не в том, что я консервативен. На мои взгляды наиболееповлияли учения Уильямса Херда Килпатрика и Джона Дьюи73. Любой, кто хоть в малейшей степенизнаком с их образом мышления, знает, что им не присущ провинциализм иограниченность. Но метод, который использовался доктором Роджерсом во время егокурса в университете Брендайс, был настолько необычен, что я не поверил бы, чтоон возможен, если бы не испытал его на себе. Я надеюсь, что смогу так описатьметод, чтобы дать вам некоторое представление о чувствах, эмоциях, теплоте иэнтузиазме, которые он вызвал.

Курс не имел никакой структуры, это былодействительно так. Никто никогда, включая самого преподавателя, не знал, чтопроизойдет в классе в следующую минуту, что станет предметом обсуждения, какиевопросы будут подняты, какие личные потребности, чувства и эмоции проявятся.Эта атмосфера ничем не ограничиваемой свободы – в той степени, в какой одинчеловек может позволить себе и другим быть свободным, – устанавливалась самим докторомРоджерсом. Спокойно и дружелюбно он уселся вместе со студентами (в количествепримерно 25 человек) вокруг большого стола и сказал, что было бы неплохо, еслибы мы представились и рассказали о своих целях. Последовала напряженная тишина,никто не проронил ни слова. Наконец, чтобы нарушить ее, один из студентов робкоподнял руку и рассказал о себе. Снова неловкое молчание, и затем – другая поднятая рука. Послеэтого руки поднимались быстрее. И ни разу Роджерс не настаивал, чтобы кто-либовыступил.

Свободныйподход

После этого он сообщил классу, что принесс собой много материалов – ксерокопий, брошюр, статей, книг, раздал нам список книг,рекомендуемых для чтения. Ни разу он не дал понять, что ожидает, что студентыбудут читать или заниматься чем-то еще. Насколько я помню, у него была толькоодна просьба. Не пожелает ли кто-нибудь из студентов разместить этот материал вспециальной комнате, закрепленной за студентами нашего курса Сразу жевызвались двое студентов. Он еще сказал, что у него есть с собой магнитофонныезаписи психотерапевтических сеансов, а также кассеты с художественнымифильмами. Это вызвало сильное оживление, и студенты спросили, смогут ли они ихпосмотреть и послушать, и доктор Роджерс ответил: "Конечно". Потом студентыдоговорились о том, как лучше это сделать. Они выразили желание включитьмагнитофон и найти кинопроектор, что вскоре и было ими сделано.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.