WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 57 |

Я мог бы и далее продолжать в том же духе,но в мою цель не входит сосредотачивать внимание на том, как проходит процесспсихотерапии и появления знании, или на мотивации этого появления; меняинтересует, какие условия делают их возможными. Поэтому я просто завершу этоописание психотерапии, сказав, что это значимое для клиента научение появляетсятогда, когда соблюдаются пять условий.

  1. Когда клиент воспринимает себя как человека, находящегося передсерьезной и важной проблемой.
  2. Когда терапевт в отношениях с клиентом выступает как конгруэнтнаяличность, способная бытьтакой, какова она есть.
  3. Когда терапевт чувствует безусловное положительное отношение кклиенту.
  4. Когда у терапевта наблюдается тонкое со-чувственное проникновениево внутренний мир клиента, которое он может ему выразить.
  5. Когда клиент до некоторой степени ощущает конгруэнтность, принятиеи со-чувствие терапевта.

Значение перечисленныхвыше условий для образования

Что значат эти условия в отношенииобразования Несомненно, опираясь на свой опыт, учитель может дать лучшийответ, чем я; но я по крайней мере хотел бы поделиться с вами некоторыми своимисоображениями по этому поводу.

Встреча с проблемами

Во-первых, научение, значимое дляучащегося, обычно имеет место в ситуациях, воспринимаемых как проблемные. Ядумаю, что уже привел достаточно доказательств этому. Самостоятельно проводяразличные курсы и группы в соответствии с моим опытом, я нашел, что такойподход более эффективен на семинарах, чем на обычных курсах; во время болеепродолжительных курсов, чем коротких. Индивиды, которые приходят на семинарыили на продолжительные курсы, встречаются с проблемами, которые онивоспринимают как проблемы. Студент, посещающий обычный университетский курс, иособенно обязательный курс, склонен воспринимать этот курс как место, когда онобычно бывает пассивным, или недовольным, или то и другое вместе; опыт,который, как он, конечно, получает, почти никогда не имеет отношения к егособственным проблемам.

Однако у меня все-таки были такие случаи,когда обычная университетская группа воспринимала курс как опыт, который можетбыть использован для решения проблем, действительно их касающихся; в такихслучаях наблюдается удивительное чувство освобождения и рывок вперед. И этосуществовало по отношению к самым разным курсам, например, курсу математики иликурсу, посвященному изучению теории личности...

Поэтому первое значение психотерапии дляобразования состоит в том, чтобы разрешить учащемуся на любом уровнесоприкасаться с важными проблемами своей жизни, чтобы он сталкивался спроблемами и спорными вопросами, которые ему хочется разрешить. Я прекраснопонимаю, что этот вывод, как и другие, о которых будет сказано ниже, прямопротиворечит сегодняшним тенденциям в нашей культуре, но я прокомментирую этопозже.

Я думаю, что из моего описанияпсихотерапии вполне ясно, что главный вывод для образования состоит в том, чтозадача учителя –создать атмосферу в классе, помогающую возникновению научения, значимого дляучащегося. Эта общая формулировка может быть разбита на несколько подпунктов.

Конгруэнтность учителя

Если учитель конгруэнтен, это, вероятно,способствует приобретению знаний. Конгруэнтность предполагает, что учительдолжен быть именно таким, каков он есть на самом деле; к тому же он долженсознавать свое отношение к другим людям. Это также значит, что он принимаетсвои настоящие чувства. Таким образом, он становится откровенным в отношениях сучениками. Он может восторгаться тем, что ему нравится, и скучать во времяразговоров на темы, которые его не интересуют. Он может быть злым и холоднымили, наоборот, чувствительным или симпатизирующим. Поскольку он принимает своичувства как принадлежащие ему, у него нет необходимости приписывать их ученикам или настаивать,чтобы они чувствовали то же самое. Он – живойчеловек, а не безличное воплощение требованийпрограммы или приводной ремень для передачи знаний.

Я могу представить лишь однодоказательство в подтверждение этой точки зрения. Когда я вспоминаю о своихучителях, мне кажется, что каждый из них был живым человеком. Интересно,совпадают ли ваши воспоминания с моими Если это так, то главное не в том,прошел ли учитель положенную часть программы или использовал самые лучшиеаудиовизуальные средства, а в том, насколько он был конгруэнтным, живым вотношениях с учениками.

Принятие и понимание

Другой вывод из психотерапии, полезный дляучителя, состоит в том, что научение, значимое для ученика, может иметь место втом случае, если учитель принимает учащегося таким, каков он есть, и способенпонять его чувства (принимая во внимание третье и четвертое условияпсихотерапии). Условия для появления значимого знания создаст учитель,способный тепло принимать учащегося, безусловно положительно относиться к немуи со-чувственно понимать его чувства страха, предчувствия и обескураженности,сопутствующие восприятию нового материала. Кларк Мустакас в своей книге"Учитель и ребенок" [5] далмножество превосходных примеров индивидуальных и групповых ситуаций– от детского сада достарших классов, в которых учитель работал для достижения этой цели. Возможно,вас беспокоит мысль о том, что когда учитель стоит на таких позициях и хочетпринимать чувства учеников, они будут выражать не только отношение к учебе вшколе, но и целую гамму других чувств, таких, как недоброжелательность илинерасположение к родителям, братьям или сестрам, чувство беспокойства о себе.Должны ли такие чувства иметь право на выражение в школе Я думаю, да. Ониимеют отношение к становлению человека, к его успешному научению и эффективномуфункционированию. Способность с пониманием и принятием относиться к этимчувствам определенно связана со знанием правил деления или географии Пакистана.

Обеспечение средствами

Здесь я буду обсуждать еще одно следствиеиз психотерапии, важное для образования. В психотерапии средства для изучениясебя лежат внутри человека. Терапевт в состоянии предоставить лишь оченьнебольшую информацию, которая может помочь, так как нужная информация находитсявнутри человека. Но в образовании дело обстоит иначе. Существует множествонаучных средств, методики, теории, которые представляют собой сырой материалдля использования. Мне кажется, что все сказанное мною о психотерапиипредполагает, что эти материалы, эти средства должны быть предоставленыучащимся, но не навязаны. Здесь нужны изобретательность и восприимчивость.

Я не буду перечислять обычные средства,которые приходят на ум, – книги, карты, учебники, материалы, пластинки, инструменты и т.п.Разрешите мне сосредоточиться на том, как учитель использует себя, свои знания,свой опыт в качестве этих средств. Если точка зрения учителя аналогична моей,тогда он, возможно, захочет сделаться полезным для класса по крайней мереследующими путями.

Он познакомит учащихся со своимспециальным опытом и знаниями в этой области и поможет им использовать этотопыт. Но это не значит, что он будет навязывать им свой опыт.

Он даст понять ученикам, что можетизложить свои собственные взгляды на работу в этой области и ее организацию,например, в форме лекции. Он сделает это ненавязчиво, чтобы дать ученикамвозможность самим обратиться к нему, если у них появится интерес.

Он постарается, чтобы ученики знали, чтоон может предоставить различные средства для продвижения в знании. Он поможетученикам самим найти эти средства.

Он сделает все возможное, чтобы в егоотношениях с группой его чувства были понятны и в то же время не навязывались ине ограничивали их свободу.

Таким образом он может передать восторг иэнтузиазм, связанный с собственными знаниями, не настаивая, чтобы учащиесяследовали по его пути; бескорыстие, удовлетворенность, ошеломленность илиудовольствие, которые он чувствует по отношению к действиям одного ученика иливсей группы, не становясь при этом "кнутом" или "пряником" для учащихся. Онсможет сказать самому себе: "Мне это не нравится", а учащийся с такой жесвободой сможет сказать: "А мне нравится".

Таким образом, какое бы средство он нипредоставил – книгу,рабочее место, новое орудие, возможность наблюдать за промышленным процессом,лекцию, основанную на его собственном исследовании, картину, рисунок или карту,его собственные эмоциональные реакции, – он почувствовал бы, что онивоспринимаются, и надеялся бы, что и впредь будут восприниматься, если онинужны и полезны для учащихся. Он предложил бы использовать самого себя каксредство, а также все другие средства, которые он смог бы найти.

Основной мотив

Из вышесказанного должно быть ясно, чтоучитель в основном надеялся бы на тенденцию к самоактуализации у учащихся.Гипотеза, которую он мог бы выдвинуть, такова: учащиеся, которые находятся вподлинном контакте с жизненными проблемами, хотят учиться, хотят расти, хотятоткрывать, надеются научиться, желают создавать. Он понял бы, что его функция– развивать такиеличные отношения со своими учащимися и создать такой климат в классе, чтобы этиестественные тенденции дали свои плоды.

О том, что опущено

Выше я изложил те последствия, которыемогут иметь место, если следовать особенностям психотерапии в образовании.Чтобы сделать их связь более ясной, разрешите мне вернуться к тому, что яопустил. Я не включил лекции, беседы или наглядные пособия, которыенавязываются учащимся. Все это может быть частью обучения, лишь если учащиесяявно или неявно хотят этого. Даже в этом случае учитель, чья работа основана нагипотезах, вытекающих из психотерапии, быстро ощутил бы изменение желанийучащихся. Его могут попросить прочитать лекцию группе (чтение лекции, о которойпросят, очень отличается отчтения обычной лекции), но если бы он почувствовал растущую скуку инезаинтересованность, то среагировал бы на это, пытаясь понять чувства,возникшие в группе, поскольку его отклик на их чувства и отношения преобладалбы над его интересом к объясняемому материалу.

Я не включил никакой программы пооцениванию знаний учащихся с помощью какой-то внешней оценки. Другими словами,я не включил экзамены, потому что убежден, что проверка достижений учащегосяпрямо противоречит выводам психотерапии, полезным для значимого научения. Впсихотерапии экзаменует сама жизнь. Иногда клиент успешно преодолеваетэкзаменационные препятствия, иногда не в состоянии с ними справиться. Но, какправило, он обнаруживает, что может использовать возможности психотерапии исвой опыт в ней для будущей успешной переэкзаменовки жизнью. Я думаю, этотпример подойдет и для образования. Позвольте мне представить вам некуюфантазию, которая пояснит мои слова.

В таком образовании требования жизни былибы частью средств, обеспечиваемых учителем. Учащийся получал бы необходимыезнания о том, что он не поступит в технический колледж без дополнительныхзанятий по математике; что он не получит работу в корпорации "X", пока у негоне будет диплома колледжа; что он не сможет стать психологом, пока не проведетсамостоятельные научные исследования для получения докторской степени; что онне сможет стать врачом без знания химии; что он даже не сможет получить права иводить машину, не сдав экзамены. Это – список требований, выставляемыйне учителем, а жизнью. Учитель только обеспечивает средства, которые учащийсяможет использовать, чтобы выдержать эти испытания.

В такой школе будет много подобныхиспытаний. Например, кто-то мечтает вступить в члены Математического клуба, нопока он не получит определенную оценку за стандартный тест по математике, егомечта не осуществится; или снять свой кинофильм, но пока он не покажетдостаточных знаний по химии и лабораторному оборудованию, у него ничего неполучится; он не сможет посещать кружок по литературе, пока не докажет, чтомного читает и умеет сочинять. На самом деле оценка в жизни – это входной билет, а не дубинканад непокорными. Наш опыт психотерапии предложил бы создать то же самое вшколе. Учащийся стал бы уважать себя, иметь свою собственную мотивацию, он былбы свободен выбирать, приложить ли усилия, чтобы получить этот входной билет.Таким образом, это спасло бы его от конформизма, принесения в жертву своихтворческих способностей, спасло бы от того, чтобы жить по чужим стандартам.

Я хорошо понимаю, что два элемента, окоторых я говорю, –лекции и интерпретации, навязываемые учителем группе, а также оцениваниечеловека учителем –составляют два главных "кита" сегодняшнего образования. Поэтому, когда яговорю, что опыт психотерапии обязывает их исключить, становится ясно, чтозначение психотерапии для образования действительно поразительно.

Возможные результаты

Если мы должны принять во внимание тепоразительные изменения, которые я описал, то в чем будут состоять результаты,которые бы их оправдывали Было проведено несколько наблюдений за результатамиобучения, центрированного на учащемся [1, 2, 4], но эти работы далеки отсовершенства. Во-первых, изученные ситуации сильно различались по степенисоответствия условиям, которые я описал. Большинство из этих исследований быликраткосрочными, хотя одна из последних работ, посвященная наблюдению зашкольниками начальных классов, проводилась в течение всего учебного года [4].Одни исследования включали в себя использование соответствующего контроля,другие – нет.

Эти исследования показывают, что на техзанятиях, на которых преподаватель хотя бы пытался создать обстановку, близкуюк описанной мной, получены следующие результаты: фактическое изучение иусвоение программы приблизительно равно усвоению в контрольном классе. Поданным одних исследований, полученные результаты немного выше, по другим– немного ниже. Вгруппе с обучением, центрированным на учащемся, результаты показывают значимоболее высокий, чем в обычном классе, уровень личной приспособленности,творчества, самостоятельного приобретения знаний вне уроков и ответственностиучащихся.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.