WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 57 |

Ученый творчески создал свою гипотезу,свою гипотетическую веру. Но зачем сверять ее с реальностью Каждый из насзнает по опыту, что очень легко обмануть себя, поверить тому, что будетотвергнуто дальнейшим опытом. Как я могу определить, имеет ли этагипотетическая вера действительное отношение к наблюдаемым фактам Я могуиспользовать не один вид доказательств, а несколько. Чтобы быть уверенным вотсутствии самообмана, я могу ввести определенные правила предосторожности впроцесс наблюдения. Я могу проконсультироваться с кем-то, кто также озабоченэтим и потому изобрел полезные способы интерпретации наблюдений. Короче, я могуиспользовать все сложные методы, накопленные наукой. Я вижу, что изложениегипотезы с помощью операциональных терминов спасет меня от многих тупиков иневерных выводов. Я узнаю, что контрольные группы могут помочь мне избежатьнеправильных заключений. Я узнаю, что корреляции, t-критерии и необходимыекоэффициенты, а также целый набор статистических методов также могут помочьсделать только разумные выводы.

Итак, видно, что методы науки используютсяпо своему прямому назначению – как способ предотвращения самообмана при появлении моих творческисозданных субъективных догадок, которые возникают в результате отношений междумной и наблюдаемым материалом. Именно в этом контексте, и, возможно, только внем, имеют место многочисленные структуры операционализма, логическогопозитивизма, планирования исследования, критерии значимости и др. Онисуществуют не сами по себе, а для того, чтобы найти соответствие междусубъективным чувством, догадкой или гипотезой человека и объективнойдействительностью.

И даже при использовании таких строгих,точных и безличностных методов ученый производит все важные выборы субъективно.На какую из многочисленных гипотез я потрачу больше времени Какая контрольнаягруппа наиболее пригодна для того, чтобы избежать самообмана в этом конкретномисследовании Насколько я использую статистический анализ Насколько я могудоверять результатам Каждое из этих суждений с необходимостью есть личным,субъективным суждением, свидетельствующим, что удовлетворяющая нас структуранауки в основном опирается на ее субъективное использование человеком. Этонаилучший инструмент из тех, которые мы когда-либо были способны изобрести,чтобы проконтролировать наше организмическое чувствование Вселенной.

Полученные данные

Если я в ходе исследования был открыт всемфактам, если я разумно выбрал и использовал все предосторожности противсамообмана, то начинаю доверять полученным данным и рассматривать их какплацдарм для дальнейшего исследования и поисков.

Мне кажется, что цель самых лучшихисследований в науке – предложить гипотезу, убеждение, мнение, которые наиболееудовлетворяли бы самого исследователя и казались ему надежными. Если ученый вкакой-то степени пытается что-то доказать не себе, а кому-то еще (а я не раздопускал эту ошибку), значит, он использует науку для защиты от угрозы своейличности. Он не дает ей возможности играть свою действительно творческую роль– служить человеку.

Что касается полученных научных данных, тоих субъективная основа проявляется в том, что иногда ученый может не поверитьсвоим собственным результатам. "Эксперимент показал то-то и то-то, но я думаю,что это не так" –такое мнение не раз возникало у каждого ученого. Некоторые очень полезныеоткрытия обязаны своим возникновением настойчивому неверию ученого своим собственнымрезультатам и результатам других. В этом случае ученый, возможно, большедоверяет своим организмическим реакциям, чем методам науки. Нет сомнения, чтоэто может привести как к серьезной ошибке, так и к научному открытию, ноутверждает ведущую роль субъективного в науке.

Передача научных данных

Например, этим утром, переходя вбродкоралловый риф в Карибском море, я увидел большую сонную рыбу. Так я считаю.Если бы вы, не зная о моем восприятии рыбы, также ее увидели, я почувствовал бысебя более уверенным в собственном наблюдении. Это явление известно какинтерсубъектная верификация, которая играет важную роль в нашем пониманиинауки. Если я проведу вас (в беседе, с помощью печатного слова или действий)через те ступени, которые я прошел в исследовании, и вам тоже покажется, что яне обманул себя и на самом деле обнаружил новые отношения, значимые для моихвеличин, и что я прав в своем изначальном доверии к этим отношениям, то у васпоявится представление о началах Науки с большой буквы. Именно в этот моментможет показаться, что мы создали объективное научное знание. В действительностиего не существует. Имеются лишь гипотетические убеждения, существующиесубъективно в сознании многих людей. Если эти убеждения не гипотетичны, то мыимеем дело с догмой, а не наукой. Если, с другой стороны, никто, кромеисследователя, полученным данным не верит, то эти данные – либо продукт аномальнойличности, проявление психопатологии, либо необычная истина, открытая гением,которому пока никто субъективно не готов поверить. Это рассуждение заставляетменя обратиться к рассмотрению той группы людей, которая может поверитьгипотетическим утверждениям в каких-либо научных исследованиях.

Передача кому

Ясно, что научные результаты могут бытьпереданы только тому, кто разделяет те же самые базисные правила исследования.На австралийского бушмена данные науки, касающиеся бактериологической инфекции,никакого впечатления не произведут. Он знает, что на самом деле болезньвызывается злыми духами. Только если он также согласится с научным методом какхорошим средством, предотвращающим самообман, он, вероятно, примет эти научныеданные.

Но даже среди тех, кто принял основныеправила науки, начальная вера в полученные результаты научного исследованияможет возникнуть лишь тогда, когда налицо имеется субъективная готовностьповерить. Этому можно найти много примеров. Большинство психологов готовыповерить фактам, доказывающим, что лекционная система ведет к значительномуувеличению знаний, и совсем не готовы поверить, что невидимая игральная картаможет быть определена с помощью экстрасенсорных способностей. Однако научныесвидетельства в пользу последнего гораздо более безупречны. Подобно этому, кактолько появились так называемые "Айовские исследования", показывающие, чтоинтеллект может быть значительно изменен под воздействием окружающей среды,большинство психологов не поверили этому и стали резко критиковатьнесовершенные научные методы. Сейчас научная доказательность этих результатовненамного лучше, но субъективная готовность психологов поверить этому весьмаочевидна. Один ученый, занимающийся историей науки, заметил, что эмпирики, еслибы они существовали в то время, были бы первыми, кто не поверил даннымКоперника.

Оказывается, то, верю ли я научнымрезультатам других ученых или своим собственным, частично зависит от моейпервоначальной готовности поверить в эти результаты58. Одна из причин, по которой мы невполне сознаем этот субъективный фактор, заключается в том, что особенно вестественных науках постепенно были приняты и использованы огромные областиэкспериментального материала, где мы готовы поверить любым результатам, если вих основании лежит научная игра, организованная по соответствующим правилам.

Использование науки

Но не только происхождение, процесс ивыводы научного исследования представляют собой нечто, существующее только всубъективном опыте людей. Это происходит и при использовании науки. Наука самапо себе никогда не занимается деперсонализацией, никогда не манипулирует, неконтролирует. Только люди могут и будут это делать. Конечно, это оченьочевидное и банальное наблюдение, однако для меня его глубокое понимание имелобольшое значение. Оно значит, что использование научных результатов, полученныхв области психологии личности, есть и будет делом субъективного, личного выбора– такого же выбора,как и тот, который человек делает в психотерапии. Чем более человек своимизащитными реакциями закрыл для осознания сферы своего опыта, тем более онсклонен выбирать антисоциальные решения. В какой степени он открыт всем стадиямсвоего переживания, в такой степени мы можем быть уверены, что он с большейвероятностью использует результаты и методы науки (или какие-либо другиеинструменты или способности) так, чтобы они были созидательны для человека иобщества59. Таким образом,в действительности нет грозного существа под названием "Наука с большой буквы",которое может как-то повлиять на нашу судьбу. Есть только люди. И, разумеется,некоторые из них из-за своих защитных реакций агрессивны и опасны, асовременное научное знание эту агрессию и опасность усиливает. Но это– лишь часть картины.Имеются еще два важных аспекта. 1. Многие люди в значительной мере открытысвоему опыту и поэтому, вероятно, социально созидательны. 2. Субъективный опытпсихотерапии и связанные с ней научные исследования показывают, что индивидовможно побуждать меняться. Им можно помочь изменяться в направлении большейоткрытости опыту, а отсюда – в приобретении поведения, которое бы укрепляло их собственное "Я"и общество, а не разрушало их.

Короче говоря, Наука нам угрожать неможет. Это могут делать только люди. Но люди, имея на вооружении средства,которые дало им научное знание способны на многие разрушения. С другой стороны,у нас уже есть субъективное и объективное знание основных принципов, с помощьюкоторых индивиды могут достичь более конструктивного социального поведения,естественного для их организмического процесса становления.

Новоеобъединение

Именно это направление мысли привело меняк новой интеграции, в которой исчезает конфликт между представителями"основанного на опыте проживания" и "научного" направлений. Данное объединение,может быть, неприемлемо для других, но для меня оно в самом деле значимо. Впредыдущем разделе его основные принципы в значительной степени толькоподразумевались, но здесь я постараюсь изложить их таким образом, чтобыобратить внимание на доказательства противоположных точек зрения.

Наука, так же как и психотерапия, и другиеаспекты жизни, имеет свои корни и основана на непосредственном субъективномопыте человека. Она берет начало во внутреннем общем организмическомпереживании, которое может быть передано лишь частично и весьма несовершенно.Это одна из стадий субъективного существования знания.

Именно потому, что человеческие отношениядля меня особо ценны и благодатны, я вхожу в отношения, называемыепсихотерапевтическими, где чувства и знания сливаются в одно целостноепереживание, которое скорее проживается, чем анализируется; в которомсознавание не связано с размышлением и где я выступаю скорее участником, чемнаблюдателем. Но поскольку меня интересуют сложные закономерности, присущие,кажется, и Вселенной, и этим отношениям, я могу вычленить себя из этого опыта ипосмотреть на него как наблюдатель, сделав себя и (или) других объектаминаблюдения. Как наблюдатель, я использую все догадки, вырастающие из моегоопыта проживания этих отношений. Чтобы избежать самообмана при наблюдении,создать более верную картину существующих закономерностей, я использую всеправила науки. Наука – это не что-то безличное; это просто человек, который субъективнопроживает другую фазу самого себя. Более глубоко понять психотерапию или любуюдругую проблему можно, либо существуя в ней, либо наблюдая ее в соответствии справилами науки, или через общение этих двух видов опыта внутри самого себя.Что касается субъективного опыта выбора, то он имеет первостепенное значение нетолько в психотерапии, но также и при использовании человеком научного метода.

Что я сделаю со знанием, добытым с помощьюнаучного метода, –использую ли я его, чтобы понять, увеличить, обогатить, или для того, чтобыконтролировать, манипулировать и разрушать, – дело субъективного выбора,зависящего от тех ценностей, которые имеют для меня личностный смысл. Еслииз-за страха и защитного поведения я вытесню из моего сознания большие областиопыта, я смогу увидеть только те факты, которые подтверждают мои убеждения внастоящий момент, но я буду слеп по отношению ко всем остальным фактам. Если ямогу видеть только объективные аспекты жизни и не могу восприниматьсубъективные, если каким-то образом я заблокировал свое восприятие и неиспользую полный диапазон органов чувств, то я, вероятно, буду социальноразрушительным независимо от того, использую ли я как орудие разрушения знанияи средства науки или власть и эмоциональную силу субъективных отношений. Сдругой стороны, если я открыт своему опыту и могу разрешить себе сознавать всеощущения моего сложного организма, то я, вероятно, использую себя, свойсубъективный опыт и свои научные знания для подлинного созидания.

Это и есть та степень интеграции, которойя в настоящее время способен достигнуть. Это интеграция двух подходов, сначалаказавшихся противоречащими друг другу. Она не полностью решает все проблемы,поднятые в предыдущем разделе, но, кажется, указывает путь к решению. Проблемаинтеграции пересматривается и воспринимается по-новому благодаря тому, чтосуществующий в данной жизни человек с его субъективностью, со всеми егоценностями принимается как основа и сущность и психотерапевтических, и научныхотношений. И в начале науки также стоят человеческие отношения "Я-Ты". И вкаждое из этих отношений я могу войти только как человек, обладающийсубъективным опытом.

Глава11

ИЗМЕНЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ВПСИХОТЕРАПИИ

Данная статья представляет ряд наиболееважных аспектов крупномасштабного исследования, проведенного в Консультационномцентре Чикагского университета в 1950-1954 годах. Оно стало возможным благодарящедрой поддержке Фонда Рокфеллера и его Отделения медицинских наук. В 1954 годуя был приглашен выступить с докладом на 5-м Международном конгрессе попсихическому здоровью в Торонто, в котором решил описать отдельные частипрограммы исследования. Через месяц после этого доклада "University of ChicagoPress" опубликовало нашу книгу, в которой была описана вся программа. Хотябольшую часть работы по книге выполнили Розалинда Даймонд и я, какответственные редакторы и авторы отдельных частей, остальные авторы, сборникатакже заслуживают благодарности за свой вклад. Это Джон М. Батлер, ДесмондКатрайт, Томас Гордон, Дональд Л.Граммон, Джеральд В.Хейг, Ив С.Джон, ЭссилинК.Рудикофф, Джулиус Симен, Ролланд Р.Тагес и Мануэль Дж.Вагес.

Особая причина, по которой данная работавключена в эту книгу, заключается в том, что она дает частичное представление отом волнующем прогрессе, который был нами достигнут в измерении этогоизменяющегося, неясного, исключительно значимого и определяющего аспекталичности, который человек называет "собою".

*   *  *

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.