WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |

Жизнь в настоящем моменте означаетотсутствие неподвижности, строгой организации, наложения структуры на опыт.Вместо этого имеется максимум адаптации, выявление структуры в опыте, текущая, изменяющаясяорганизация "Я" и личности.

Именно это стремление жить настоящиммоментом, на мой взгляд, явно проявляется в людях, вовлеченных в процессхорошей жизни. Можно почти с уверенностью сказать, что это – ее самое существенное, качество.Оно связано с выявлением структуры опыта в ходе проживания этого опыта. Сдругой стороны, большинство людей почти всегда привносят в опыт заранеесформировавшуюся структуру и оценку и, не замечая этого, искажают опыт ивтискивают его в требуемые рамки, чтобы он соответствовал предвзятым идеям. Приэтом они раздражаются, что из-за текучести опыта прилаживание его к нашимзаботливо сконструированным рамкам становится совершенно неуправляемым. Когда явижу, что клиенты приближаются к хорошей, зрелой жизни, одно из ее свойствсостоит в том, что их ум открыт тому, что происходит сейчас, и в этом настоящемпроцессе они обнаруживают структуру, которая, оказывается, ему присуща.

Возрастает доверие к своемуорганизму

Еще одна характеристика человека, живущегохорошей жизнью, – всеувеличивающееся доверие к своему организму как средству достижения наилучшегоповедения в каждой ситуации в настоящем.

Решая, что им предпринять в той или инойситуации, многие люди опираются на принципы, на правила поведения,установленные какой-то группой или учреждением, на суждения других (начиная сжены и друзей и кончая Эмилией Поуст48) или на то, как они вели себя в подобной ситуации в прошлом.Однако, когда я наблюдаю за клиентами, чей жизненный опыт так многому научилменя, я обнаруживаю, что они в состоянии больше доверять своей цельнойорганизмической реакции на новые ситуации. Это происходит потому, что, будучиоткрыты своему опыту, они все больше убеждаются, что то, что "ощущаетсяверным", оказывается надежным ориентиром поведения, приносящего им истинноеудовлетворение.

Когда я пытался понять причину этого, тообнаружил, что рассуждаю следующим образом. Человек, полностью открытый своемуопыту, имел бы доступ ко всем факторам, имеющимся в его распоряжении в даннойситуации: социальным требованиям, его собственным сложным и, вероятно,противоречивым потребностям; воспоминаниям о подобных ситуациях в прошлом,восприятию неповторимых качеств данной ситуации и т.д. На основе всего этого они строил бы свое поведение. Конечно, эти сведения были бы очень сложными. Но онмог бы разрешить своему целостному организму с участием сознания рассмотретькаждый стимул, потребность и требование, его относительную напряженность иважность. Из этого сложного взвешивания и уравновешивания он мог бы вывести тедействия, которые в наибольшей степени удовлетворяли бы все его нужды в даннойситуации. Такого человека можно по аналогии сравнить с гигантскойвычислительной электронной машиной. Поскольку он открыт своему опыту, в машинувводятся все данные чувственных впечатлений, памяти, предшествующего общения,состояния висцеральных и внутренних органов. Машина вбирает в себя все этимногочисленные данные о напряжениях и силах и быстро вычисляет, какдействовать, чтобы в результате был получен наиболее экономичный векторудовлетворения потребностей в данной конкретной ситуации. Таково поведениенашего гипотетического человека.

У большинства из нас есть недостатки,которые приводят к ошибкам в этом процессе. Они состоят во включении ввычисления информации, которая не принадлежит данной конкретной ситуации, или в исключенииинформации, которая ей принадлежит. Возникают ошибочные варианты поведения, когда в вычислениявводятся воспоминания и предшествующие знания, как будто они и естьэтой действительностью, ане просто воспоминаниями и знаниями. Ошибка может произойти и тогда, когда всознание не допускаются определенные пугающие переживания; следовательно, онине входят в вычисления или вводятся в машину в искаженном виде. Но нашгипотетический человек считал бы свой организм вполне достойным доверия, ипоэтому все доступные данные были бы использованы и представлены скорее вправильном, нежели в искаженном виде. Отсюда его поведение, возможно, было быболее близким к тому, чтобы удовлетворить его нужды увеличить возможности,установить связи с другими и т.д.

В этом взвешивании, уравновешивании ивычислениях его организм ни в коей мере не был бы непогрешим. Исходя издоступных данных, он всегда давал бы наилучший из возможных ответов, но иногдаэти данные могли бы быть неполными. Однако вследствие открытости опыту любыеошибки, приводящие к неудовлетворительному поведению, вскоре были быисправлены. Вычисления находились бы в постоянном процессе корректировки,потому что постоянно проверялись бы на практике, в поведении.

Возможно, вам не понравится моя аналогия сЭВМ. Разрешите мне опять обратиться к опыту тех клиентов, которых я знал. Когдаони становятся более открытыми своему опыту, то обнаруживают, что могут большедоверять своим реакциям. Если они чувствуют, что хотят выразить свой гнев, тоделают это и убеждаются, что это вовсе не так уж страшно. Ибо они в той же мересознают и другие свои желания, и способны выражать привязанность, участие итому подобные формы отношения к людям. Они с удивлением обнаруживают, что могутинтуитивно решать, как себя вести в сложных и беспокойных человеческихотношениях. И лишь впоследствии они сознают, как надежны были их внутренниереакции, приведшие к правильному поведению.

Процесс болееполноценного функционирования

Я хотел бы представить более связнуюкартину хорошей жизни, воедино соединив три нити, описывающие этот процесс.Получается, что психически свободный человек все более совершенно выполняетсвое назначение. Он становится все более способен к полнокровной жизни в каждомиз своих чувств и реакций. Он все больше использует все свои органическиемеханизмы, чтобы как можно правильнее чувствовать конкретную ситуацию внутри ивне его. Он использует всю находящуюся в его сознании информацию, какой толькоможет снабдить его нервная система, понимая при этом, что его целостныйорганизм может быть мудрее, чем его сознание. Он в большей мере способен датьвозможность всему своему свободному, сложно функционирующему организму выбратьиз множества возможных именно тот вариант поведения, который действительнобудет более удовлетворять его в настоящий момент. Он больше способен поверитьсвоему организму в его функционировании не потому, что тот безошибочен, апотому, что он может быть полностью открытым для последствий своих действий исможет исправить их, если они его не удовлетворят.

Он будет более способен переживать все своичувства, менее бояться любого из них, он сможет сам просеивать факты, будучиболее открытым сведениям из всех источников. Он полностью вовлечен в процессбытия и "становления самим собой" и поэтому обнаруживает, что действительно иреально социализируется. Он более полно живет настоящим моментом и узнает, чтоэто самый правильный способ существования. Он становится более полнофункционирующим организмом и более совершенно функционирующим человеком, таккак полностью сознает себя, и это сознавание пронизывает его переживания отначала и до конца.

Некоторые сопутствующиевопросы

Любое представление о том, что такоехорошая жизнь, порождает множество вопросов. Представленная здесь моя точказрения на хорошую жизнь не есть исключением. Я надеюсь, что скрытые в нейнеявные выводы еще послужат пищей для размышлений. Но два или три вопроса, яхотел бы обсудить уже сейчас.

Новый взгляд на соотношение свободы инеобходимости

Связь с первым неявным выводом может несразу бросаться в глаза. Оно касается старой проблемы "свободы воли". С вашегоразрешения я попробую показать, как я вижу эту проблему в новом свете.

В течение некоторого времени меня приводилв недоумение психотерапевтический парадокс между свободой и детерминизмом.Одними из наиболее действенных субъективных переживаний клиента впсихотерапевтических отношениях являются те, кода он чувствует, что в еговласти совершить свободный выбор. Он волен – стать самим собой или спрятатьсяза фасадом, двигаться вперед или назад, вести себя как пагубный разрушительсебя и других или делать себя и других более сильными – в буквальном смысле слова онволен жить или умереть, в обоих – психологическом и физиологическом – смыслах этих слов. Однако, кактолько я вхожу в область психотерапии с объективными исследовательскимиметодами, я, как и многие другие ученые, связываю себя тотальным детерминизмом.С этой точки зрения каждое чувство и действие клиента детерминировано тем, чтоему предшествовало. Такой вещи, как свобода, быть не может. Эта дилемма,которую я стараюсь описать, существует и в других областях – просто я ее обозначил болеечетко, и от этого она не становится менее неразрешимой.

Однако эту дилемму можно увидеть по-новому,если рассмотреть ее в рамках данного мной определения полноценнофункционирующего человека. Можно сказать, что в наиболее благоприятныхпсихотерапевтических условиях человек по праву переживает наиболее полную иабсолютную свободу. Он желает или выбирает такое направление действий, котороеявляется самым экономным вектором по отношению ко всем внутренним и внешнимстимулам, потому что это именно то поведение, которое будет наиболее глубокоего удовлетворять. Но это то же самое направление действий, про которое можносказать, что с другой, удобной точки зрения оно определяется всеми фактораминаличной ситуации. Давайте противопоставим это картине действий человека сзащитными реакциями. Он хочет или выбирает определенное направление действий,но обнаруживает, что не может вести себя согласно своему выбору. Он детерминирован факторамиконкретной ситуации, но эти факторы включают его защитные реакции, егоотрицание или искажение значимых данных. Поэтому он уверен, что его поведениебудет не полностью удовлетворять его. Его поведение детерминировано, но он неволен сделать эффективный выбор. С другой стороны, полноценно функционирующийчеловек не только переживает, но и использует абсолютную свободу, когдаспонтанно, свободно и добровольно выбирает и желает то, что абсолютнодетерминированно. Я не настолько наивен, чтобы предположить, что это полностьюрешает проблему субъективного и объективного, свободы и необходимости. Тем неменее, это имеет для меня значение, потому что чем больше человек живет хорошейжизнью, тем больше он чувствует свободу выбора и тем больше его решенияэффективно воплощаются в его поведении.

Творчество как составляющая хорошейжизни

Мне кажется, совершенно ясно, что человек,вовлеченный в процесс, который я назвал "хорошей жизнью", – это творческий человек. С еговосприимчивой открытостью миру, с его верой в свою способность формироватьновые отношения с окружающими он будет таким человеком, у которого появятсяпродукты творчества и творческая жизнь. Он не обязательно будет "приспособлен"к своей культуре, но почти обязательно не будет конформистом. В любые времена ив любой культуре он будет жить созидая, в гармонии со своей культурой,необходимой ему для сбалансированного удовлетворения своих нужд. Иногда, внекоторых ситуациях, он мог бы быть очень несчастным, но все равно продолжал быдвигаться к тому, чтобы стать самим собой, и вести себя так, чтобы максимальноудовлетворить свои глубинные потребности.

Я думаю, что ученые, изучающие эволюцию,могли бы сказать про такого человека, что он с большей вероятностьюадаптировался бы и выжил при изменении окружающих условий. Он смог бы хорошо итворчески приспособиться как к новым, так и к существующим условиям. Онпредставлял бы собой подходящий авангард человеческой эволюции.

Фундаментальное доверие к человеческойприроде

В дальнейшем станет ясно, что еще одинвывод, имеющий отношение к представленной мною точке зрения, заключается в том,что в основе своей биологическое естество, "природа" свободно функционирующегочеловека созидательна и достойна доверия. Исходя из моего двадцатипятилетнегопсихотерапевтического опыта, я неизбежное прихожу к такому заключению. Если мыспособны освободить индивида от защитных реакций, открыть его восприятие какдля широкого круга своих собственных нужд, так и для требований окружающихлюдей и общества в целом, мы можем быть уверены, что его последующие действиябудут положительными, созидательными, продвигающими его вперед. Не нужнобеспокоиться о том, кто будет его социализировать, так как потребность вотношениях с другими людьми, в общении составляет одну из его собственныхглубинных потребностей. По мере того как он все более будет становиться самимсобой, он будет в большей мере и социализироваться. Не нужно беспокоиться отом, кто будет сдерживать его агрессивные импульсы, так как в случае открытостивсем своим импульсам егопотребности в принятии и отдаче любви будут столь же сильны, как и егоагрессивные или собственнические импульсы. Он будет агрессивен в ситуациях, гдена самом деле требуется агрессия, но у него не будет неудержимо растущейпотребности в агрессии. Если он движется к открытости всему своему опыту, егоповедение в целом в этой и других сферах будет более реалистичным исбалансированным, подходящим для выживания и дальнейшего развития такого ввысшей степени социализированного животного, как человек.

Я мало разделяю едва ли не господствующеепредставление о том, что человек в основе своей иррационален, и что если егоимпульсы не контролировать, он придет к разрушению себя и других. Поведениечеловека до утонченности рационально, когда он движется строго намеченнымсложным путем к целям, которых стремится достичь его организм. Трагедия в том,что наши защитные реакции не позволяют нам осознать эту рациональность, так чтосознательно мы движемся в одном направлении, а организмически – в другом. Но у нашего человека,живущего хорошей жизнью число таких барьеров уменьшается, и он во все большейстепени участвует в рациональных действиях своего организма. Единственныйнеобходимый контроль над импульсами, существующий у такого человека,– это естественноевнутреннее уравновешивание одной потребности другою и поиск вариантовповедения, направленных на наиболее полное удовлетворение всех своих нужд.Очень сократилась бы практика избыточного удовлетворения одной потребности (вагрессии, сексе и т. д.) за счет удовлетворения других (потребности в дружескихотношениях, в нежных отношениях и т.д.), столь характерная для людей сзащитными реакциями. Человек принимал бы участие в сложнейшей деятельностиорганизма по саморегуляции – управлении его психическими и физиологическими функциями– с тем, чтобы житьво все большей гармонии с самим собою и другими людьми.

Более полнокровная жизнь

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.